Статуэтка и хронометр

25 марта 2002 в 00:00, просмотров: 585
  Время — понятие относительное, когда речь идет и о кинозвездах, удаленных от нас на несколько десятков метров, пролегших между экраном и зрительным залом. Этот феномен доказал Том Кинг. Кинг не физик и не математик; он кинокритик газеты “Уолл-стрит джорнэл”. Как и любое великое открытие в науке — вспомним канонические яблоко Ньютона и “эврику” Архимеда, — и это было сделано случайно. Том Кинг обратил внимание на то, что в кинофильме “Training Day” актер Итен Хоук почти не сходит с экрана, а вот номинирован на “Оскар” как актер второго плана. Более того, его игровое время превосходит игровое время занятого в том же фильме и номинированного в категории “лучшая мужская роль” Дэнзела Вашингтона. (Хоук — 108 минут, или 94 процента; Вашингтон — 95 минут, или 83 процента). Наконец, игровое время Хоука превосходит игровое время четырех из пяти актрис, номинированных на “Оскар” за лучшую женскую роль! Здесь что-то не так, решил Кинг и прохронометрировал всех номинантов обоих полов на роли лучших и второго плана. И вот что у него получилось.
     Оказывается, Хоук далеко не исключение. Так, Дженнифер Коннели в “A Beautiful Mind” находится на экране 45 минут (35 процентов), ровно столько же, сколько Сисси Спейсек в “В спальне”. Но первую представили на соискание “Оскара” среди актрис второго плана, а вторую — первого. Любопытная рокировка, не правда ли?! Пошли дальше. Джим Бродбент в “Айрис” находится на экране 52 минуты (60 процентов), а его партнерша Джуди Денч — 54 минуты (62 процента). Но Джим выше второго плана не поднялся, а Джуди номинирована на лучшую. Что такого сделала за эти две минуты разницы в игровом времени Денч, чтобы определить столь разительную разницу в номинационных категориях? — вопрошает Кинг.
     Только на оскаровский пиар в этом году студии потратили 50 миллионов долларов, установив абсолютный рекорд в этом виде “спорта”. В столь крупной игре иногда синица в руках предпочтительнее журавля в небе. Некоторые суммы из рекордных 50 миллионов были брошены даже на то, чтобы искусственно понизить ранг номинантов! Так, бедняжку Дженнифер Коннели, номинированную на лучшую актрису, “перевели” на “вторые роли”, где ей “Оскар” светит с большей вероятностью.
     Такой искусственной путанице весьма способствует путаница, существующая в оскаровских правилах, о которых мало кто знает, скорее, даже не путаница, а просто пробел. Никаких правил, определяющих статус “лучшего” и “второго плана”, в оскаровской хартии просто нет! Когда рассылаются бланки для номинаций, в них содержатся лишь названия фильмов и фамилии участвующих в них артистов. Без градаций. Артистов номинируют 1315 членов академии, которые сами артисты, но голосуют и называют победителя все 5739 членов академии. Поэтому большинство академиков-неактеров могут изменить номинации, представленные академиками-актерами. В прошлом студии не боялись риска выставлять на “лучших” сразу двух актеров в одном фильме, то есть не боялись внутренней конкуренции. (Например, Джордж Барнс и Уолтер Мэттау в “Солнечных парнях”, или Ширли Макклейн и Дебра Витер в “Terms of Endearment”, или несколько позже Сьюзен Сэрендон и Джина Дэвис в “Тельме и Луизе”.)
     Роскоши внутренней конкуренции уже никто себе не позволяет. Смешно наблюдать, как студии обрабатывают академиков-актеров, чтобы они, паче чаяния, не возвели в “лучших” сразу двух актеров или актрис из их одной картины. Надежный “Оскар” важнее престижной номинации. В Голливуде этот феномен окрестили “эффектом Марсии Гэй Хэрден”. В прошлом году она сыграла ведущую женскую роль в кинофильме “Поллок” — о великом американском художнике-абстракционисте. Студия предприняла огромные усилия, чтобы академики-актеры номинировали ее на “второй план”. Фокус удался — Хэрден получила “Оскара”. По словам профессионального оскаровского стратега-кампанейщика Тони Анджелотти, артисты, не имеющие пока имени, имеют больше шансов получить “Оскара” за “второй план”. Показательно, что и сами артисты не считают сие ущемлением их гордыни. Их тоже больше устраивает надежная синица, чем ветреный журавль. Так, например, тот же Джин Бродбент (“Айрис”) чуть ли не на коленях умолял руководителей фирмы “Мирамакс” не выставлять его на “лучшего”! Поразительная скромность! Но Джим знал, что делал. У него уже был опыт. Он проиграл английскую версию “Оскара” — британская Академия киноискусства забаллотировала его. Так же поступил и Айан Макеллен из “The Lord of the Rungs” (студия “Нью лайн синема”). А ведь Айан маячит на экране, согласно хронометру Тома Кинга, больше, чем некоторые номинанты на “лучших” обоих полов. Актеры, исполняющие главные роли, находятся на экране большую часть времени. И, конечно, не только время как количество минут и секунд определяет степени номинации. В конце концов мы же договорились о том, что время — понятие относительное и в кино. Но вот история с Хоуком в “Training Day” оказалась слишком уж одиозной. Как шутят сейчас в Голливуде, “бедняга Хоук перетренировался”. До начала церемонии присуждения “Оскаров” осталось, как говорится, всего ничего. Время покажет, кому подчинилось время.
    


Партнеры