Скованные одной цепью

Власть не может без бизнеса

26 марта 2002 в 00:00, просмотров: 436
  Когда президент Путин впервые решил “поменять памперсы” “капитанам бизнеса”, мало кто мог представить, как далеко зайдет эта затея. На первой же встрече всем так называемым олигархам было предложено общаться с властью не один на один, как они привыкли до этого, а объединиться в некий профсоюз. Этим профсоюзом стал Российский союз промышленников и предпринимателей.
     Сейчас, через два года, когда главной задачей государства по-прежнему является выстраивание новых отношений между властью и крупным бизнесом, организация РСПП кажется чуть ли не первым шагом в нужном направлении. Объединенные вместе крупнейшие предприниматели страны оказались вынуждены вести себя гораздо более цивилизованно, чем раньше. По сути, РСПП стал выступать в качестве нормального лоббиста интересов бизнес-сообщества.
     Несмотря на то что некоторым из членов союза очевидно невыгодно вступление в ВТО, весь союз решительно проголосовал за вступление. Это явилось лишним доказательством того, что “ведомство Вольского” выросло из местнических частных интересов и пытается задавать планку на уровне реальных интересов государства.
     В РСПП отслеживается множество тем, по которым идет активная работа. Обсуждают и апробируют корпоративный кодекс, который определяет правила ведения бизнеса и оговаривает отношения бизнеса с обществом, с властью, с профсоюзами. Судя по всему, наш корпоративный кодекс будет ничуть не слабее аналогичных документов других развитых стран.
     В союзе целая секция посвящена налоговой политике. Отдельно существует тема переподготовки менеджеров российских компаний и создания новой системы их подготовки. По словам Ирины Хакамады: “Именно благодаря РСПП продвинулся диалог по введению программы дебюрократизации, а также либерализация валютного контроля”.
     В то же время РСПП выполняет не менее важную сейчас роль своего рода профсоюза. Как бы ни относиться, например, к Якову Голдовскому, то, что после его ареста члены РСПП, возглавляемые Вольским, отправились в прокуратуру “выяснять отношения”, — очень важно. В конечном счете, “олигархи” — те же люди. Практика показывает, что во власти есть много людей, которые хотят регулировать свои отношения с бизнесом в основном с помощью уголовных дел и изоляторов временного содержания. И поэтому то, что крупный бизнес не выходит со взятками на конкретных следователей и прокуроров, а публично выражает свою позицию, даже когда “очень страшно”, — на самом деле является одним из важнейших элементов гражданского общества.
     Наверняка ни Вольскому, ни его коллегам особенно не хотелось ехать на переговоры с Устиновым. Но то, что они все равно поехали, то, что они публично заявили позицию от имени всего бизнес-сообщества, не может не вызывать уважения. Кроме всего прочего это означает, что наш бизнес потихоньку вырос до выражения общей единой позиции. И Устинов хоть и отказался изменить меру пресечения Голдовскому и его заместителю Кошицу, но пообещал “жестко защищать не только государственные, но и все виды собственности”.
     В конечном счете, власть не может существовать без бизнеса, как и бизнес не может существовать без власти. Совершенно очевидно, что все механизмы взаимодействия политики и капитала не могут быть прописаны в законе и четко классифицироваться в Уголовном кодексе. И в США, и в Великобритании, и в Японии — во всех наиболее передовых странах — эти отношения достаточно интимны. Они регламентируются негласным, но очень жестким кодексом — что можно, а что нельзя. Переступать эту черту там — можно, но смертельно опасно. Во многом именно этим и определяется успешное развитие экономики стран-лидеров.
     И в этих взаимоотношениях бизнеса и власти огромную роль играют именно структуры, подобные РСПП. Они являются своего рода хрящами, которые не позволяют министрам и капиталистам двигаться совсем в разные стороны, но с другой стороны, не дают им сливаться в экстазе.
     И наш союз промышленников и предпринимателей неизбежно будет двигаться в этом направлении. И можно сказать, что “разовая идея” успокоения бизнесменов, которую предложил Путин в начале президентства, обрела долгую жизнь. Редко так, из одного совещания, может появиться на свет организация, способная к развитию и которая, кстати, может пережить всех участников этого совещания. И совсем неважно, что Путин по-прежнему может отдельно принимать Потанина, Ходорковского или еще кого-нибудь. Все равно совместное заявление крупного бизнеса теперь может сделать только РСПП.
     И еще очень важный момент заключается в том, что РСПП демонстративно избегает излишней политизации. Не секрет, что Торговая палата, которую возглавил Евгений Максимович Примаков, замышлялась как некоторый аналог РСПП для малого и среднего бизнеса. Огромная и важная задача. Но при этом одним из заместителей Примакова вначале был приглашен бывший ельцинский охранник Александр Коржаков. Политический нерв этого так и не состоявшегося назначения очевиден. И очень хорошо, что РСПП, с его колоссальными возможностями, воздержался от подобного мельтешения. И это при том, что во многом Вольского можно считать почти единомышленником Примакова.
     Естественно, процесс окончательного становления РСПП как одного из важнейших постоянно действующих “круглых столов” между властью и влиятельной частью общества еще не завершен. И вряд ли он завершится прежде, чем вся ситуация в стране окончательно структурируется. Но ведь только нам, находящимся внутри России, кажется, что все происходит очень медленно. На самом деле учимся мы очень быстро. И поэтому произойдет “победа разума” гораздо быстрее, чем можно ожидать.
    




Партнеры