Восточный “рывок”

“Ховринский маньяк” не переходил железной дороги

27 марта 2002 в 00:00, просмотров: 383
  В УВД Северо-Восточного округа Москвы на нашу газету обиделись. Еще бы — ведь мы сообщили, что “ховринский маньяк” совершил 3 новых нападения уже в их округе, а у них ни штаба своего не создано, ни волнения особого по этому поводу не наблюдается “Охота при полной Луне” (“МК” от 22.03.2002 г.).
    
Из УВД СВАО позвонили в тот же день.
     — Зря вы написали, что мы грабителя не ловим. Но “ховринский маньяк” у нас не появлялся, тут другие “деятели”. А штаб у нас работает. Приезжайте, посмотрите...
     В здании УВД, несмотря на поздний час, действительно полно народу. И телефоны трезвонят не переставая.
     — Да нет в СВАО никакого маньяка! — страдальчески мотает коротко остриженным затылком Валерий Березнев, начальник отдела по раскрытию грабежей и разбойных нападений. — Ну не бьют у нас женщин по голове — и слава Богу!
     Тем не менее в округе в последнее время зарегистрировано несколько “своих” разбоев. Но их почерк абсолютно не похож на тот, что проглядывает в СВАО. 6 марта вечером в подъезде дома в Марьиной Роще неизвестный напал на мужчину (а не на женщину!), ударил его кулаком по голове и отобрал 100 долларов. В Ростокине, тоже около дома, набросились на иностранца, индуса, также ударили кулаком по голове. Похищены деньги, преступник не установлен. Третья пострадавшая — 38-летняя учительница — запомнила грабителя, нагнавшего ее в подъезде дома. Как объяснила женщина, “у нападавшего была дебильная рожа”.
     — Видите, ничего общего с “ховринским маньяком”, как его прозвали журналисты, — показывает фоторобот “своего” грабителя Андрей Пучков, начальник криминальной милиции округа.
     Действительно, не похож. Раскисшее лицо, разбегающиеся в стороны косые глазки.
     И ни одна из жертв в СВАО пока, к счастью, не погибла. А штаб создали после недавней серии из 6 разбойных нападений в Южном Медведкове. Оперативники “выставились”, несколько вечеров покараулили — и “срубили” злодея. Он оказался местным жителем, который решил таким способом “подзаработать”.
     — Мы пошли по более рациональному пути, чем в САО, — считает начальник местного угрозыска Олег Рафиенков. — Создали постоянный штаб на базе 2-го отделения ОУР криминальной милиции УВД округа. Он у нас занимается грабежами и разбойными нападениями.
     Сейчас в штабе изучают дела, в которых совпадает мотивация ограблений, сравнивают методику преступников, время совершения преступлений, ищут аналогии. Проверяют все сигналы “народных мстителей”, убежденных, что человек, похожий на фоторобот из САО, живет в их подъезде. Патрулируют улицы, в том числе и с “живцами” — прилично одетыми в гражданское сотрудниками.
     В угрозыске рассуждают так: и Марьина Роща, и Свиблово, и Ростокино находятся недалеко от станции метро “ВДНХ”. Оттуда, от павильонов-магазинчиков у метро, преступники легко могут “повести” жертву вечером. У ВВЦ, кстати, задерживают за грабежи каждый божий день.
     — Да поймаем мы своего “маньяка”! — горячатся оперативники. — И сразу вам его покажем.
     ...Что ж, меня не надули. Почти... Позвонили уже на следующий день:
     — Вот, пожалуйста, улов за сутки: три “рывка” — кражи сумок. Двоих отпустили под подписку, третий — в ИВС. Смотреть будете?
     На замечание, что сговаривались-то мы на “маньяка”, Пучков заулыбался: нет-нет, слово свое мы держим. Кто грабит — того и поймали.
     В комнату для допросов вперевалку вплывает плутоватый малый — Олег Ушаков, 1974 г.р., в Москве не зарегистрирован. Постреливая бесстыдно честными глазками, коротко объясняет, что перебрался в столицу из Саранска 5 лет назад. Трудится продавцом на вьетнамском рынке “Салют” на Сущевском Валу.
     Зато о своем “рывке” говорит много и путано:
     — Клянусь, дяденьки, никогда со мной такого не было! 23 марта, выпил с ребятами в переходе, зашел в кафе-шатер на Савеловской площади, подсел к девушкам. Ну... и взял женскую сумку со стола. Вышел с ней в туалет, а потом на улице ее бросил... то есть спрятал. Милиция нашла. Я и не заглядывал туда, не знаю, что в сумке было. 500 рублей, говорите? Сотовый телефон? Надо же...
     — А почему ты в армии не служил? — почти ласково интересуются опера. — Судим небось?
     — Что вы, как можно! В больнице лежал.
     Я тоже вижу, что Ушаков ну никак не может быть “ховринским маньяком”. “Почерк” другой — раз. Рост лишь немножко за 170 см, а тот — высокий, удары наносит сверху — два. У этого слабая кисть, никаких спортивных мозолей...
     А Ушаков продолжает заливаться соловьем. В Северном округе не бывал, даже слова такого — “округ” — не знает. Вообще никуда не ходит — вкалывает в поте лица без выходных и праздников.
     И так увлекается, что сам себя выдает:
     — Со мной в Москве такого не случалось!
     — А не в Москве?
     — Ой!
     Быстро выясняется, что труженик вьетнамского прилавка все-таки судим — отсидел 2 года за кражу из квартиры. Опера понимающе переглядываются: вот откуда ноги растут.
     “Рывок” у Ушакова явно не первый, в его подвигах еще предстоит покопаться. Но и то хлеб — одним грабителем в столице меньше. Глядишь, и “ховринского маньяка” в СВАО поймают — если, конечно, он там объявится.
    


    Партнеры