Ноу-хау, ау!

Военные тайны большого спорта

28 марта 2002 в 00:00, просмотров: 942
  Сезон зимних видов подходит к концу — буквально последние дни остались. Весной-летом-осенью спортсмены, следуя поговорке, будут “готовить сани”. Именно на техническое ноу-хау в современном спорте зачастую вся надежда. Так, канадцы придумали суперкостюмы для конькобежцев, американцы — для горнолыжников, у немецких биатлонистов — самое современное оружие. А на недавней пресс-конференции президент ОКР Леонид Тягачев и вовсе заметил: “Главное, не как спортсмен бежит, а какие у него лыжи...”
     Более чем актуально поговорить сегодня о технической стороне спорта. Тем более что в научно-техническом институте спорта ВИСТИ утверждают, что уже четвертый год у них пылятся самые невероятные новинки, аналогов которым нет в мире. Но, если послушать самих спортсменов, не все так просто...
    
   
  Наш провал в Солт-Лейк-Сити “техники” предвидели, даже неоднократно о его вероятности предупреждали. Но никто, как всегда, не слушал.
     Еще на прошлой Олимпиаде в Нагано в 98-м году научно-техническая комиссия ОКР заметила, что лыжи у наших лыжников не скользят, бобы у бобслеистов не едут, а пули у биатлонистов летят нередко куда попало. Провели служебное расследование, и выяснилось, что проблема не столько в профессионализме олимпийцев, сколько в низком качестве инвентаря, закупаемого по большей части за границей. Потому что иностранные спортфирмы ни за что не продадут зарубежным спортсменам ту амуницию, на которой можно самим выиграть все медали. Нашим приходится довольствоваться тем, что осталось от “сливок”...
Запрет на двойные “шлепанцы”
     Кто бы мог подумать, что когда-то чемпионы мира катались на деревянных лыжах! Выигрывали и при этом совсем не жаловались. Сейчас можно назвать около десяти фирм с мировым именем, которые ведут разработки по усовершенствованию не только скользящей поверхности, но и мазей, палок, креплений и даже одежды. Всех переплюнула, пожалуй, Норвегия. Научные институты работают совместно с вооруженными силами, поэтому разработки ведутся в строжайшей секретности. К тому же на каждое ноу-хау государство выделяет свыше миллиона крон. По крайней мере 300—400 тысяч долларов было затрачено на изготовление новых мазей лыжникам, выступающим в Солт-Лейк-Сити.
     Ангар, где лежала экипировка будущих олимпийских чемпионов, охранялся так, что любому секретному объекту в России остается только позавидовать. Впрочем, есть повод для зависти и у наших ученых: на военном полигоне специально для испытательных целей построили палатку длиной в сто метров, где запросто можно установить разные температуры и условия погоды, чтобы лыжи могли пройти испытание на все случаи жизни.
     Но изобретения — не всегда победы и рекорды. В этом году на Олимпиаду немцы привезли своих прыгунов с трамплина в шлемах “с улучшенными аэродинамическими свойствами”. Правда, воспользоваться новинками Германии не дал МОК, ссылаясь на то, что все должны соревноваться в одинаковых условиях. Немцы тогда очень обиделись, потому что их техническое достижение претендовало на революцию в сфере летающих лыжников. Как, например, V-образный стиль полета, позволяющий создать “воздушную подушку”.
     В той же ситуации оказались и голландцы, специалисты по конькам. Это им принадлежит модель коньков-“клэпов”, у которых “отрывается пятка”. Новинка повергла в смятение нашу сборную еще перед Олимпиадой в Нагано, потому что скоростные показатели испытателей переплюнули даже мировые рекорды. Состояние российских конькобежцев, мгновенно оказавшихся в хвосте таблицы, можно только представить.
     На этот раз голландцам явно не повезло. В Солт-Лейк-Сити Джанни Ромме продемонстрировал новое детище родных ученых — двойные “шлепанцы”. У этих коньков отрывались не только пятка, но и носок. На показательных выступлениях Ромме не было равных. А вот на официальных заездах необыкновенные коньки ему все-таки пришлось снять. И все потому, что изделие не успели запатентовать...
Прогресс на складе
     Любое ноу-хау, прежде чем попасть в руки спортсмена, проходит “все круги ада”. Сначала его несут в специальную техническую комиссию при федерации. Если новшество касается действительно спортивного прогресса, например, это новый стиль прыжка, то проблем возникнуть не может.
     Трудности могут быть с новым вариантом костюма или, скажем, конька. Изделие перво-наперво обязательно патентуется. Потом комиссия федерации долго обсуждает — принимать или не принимать новинку. Горнолыжный суперкостюм могут не утвердить, если толщина ткани не соответствует международному стандарту. А могут и утвердить, но использовать разрешат только года через два, три, четыре... Когда уровень достижений действительно потребует технического роста. Бывает, что и утверждают, и разрешают, но на серийное изготовление уйдут годы. Надо отметить, определенных законов в мире на этот счет не наблюдается, поэтому каждая федерация решает все своими силами.
     По большому счету многие ноу-хау пылятся на складе по нескольку лет. Прежде чем внедрить новинку на Олимпийских играх (для них, родных, вся музыка и играет), те же коньки долго обкатываются на более мелких соревнованиях. Профессорам с их чертежами все-таки верят меньше, чем спортсмену, который, вставая на лед, должен на нем еще и удержаться...
“Запредельные” коньки
     Норвежские коньки хорошие, спору нет. Но наши в чем-то все-таки лучше: хотя бы потому, что любовно созданы учеными из единственного в России НИИ спортивно-технических изделий — ВИСТИ.
     После Нагано институт смоделировал коньки на отрывной пятке для юношеских спортивных школ. Точно такая же модель создана канадцами несколько лет назад, но российские выигрывают тем, что на целых 60 граммов легче и крепится на любой обуви — хоть на валенках. И что самое главное — на ту сумму, которую “выкидывают” на иностранные лезвия, можно купить десять наших пар, причем весьма неплохого качества.
     И все бы ничего, да только на серийный выпуск требовалось около 50 тысяч долларов...
     — Если бы мы снабдили молодых спортсменов новыми коньками еще два года назад, то к Олимпиаде в Солт-Лейк-Сити вопрос о подрастающей смене олимпийцев был бы закрыт, — говорит председатель научно-технического совета Евгений Духовской . — Я знаю, что говорю: новая модель была отправлена в детские юношеские школы олимпийского резерва, и результаты значительно повысились. Это касается и коньков для шорт-трека... Нам ответили, что везде сейчас рыночные отношения, то есть “вы выпускаете, а мы покупаем”. Но мы не можем выпускать, потому что у нас денег нет.
     Светлана Бажанова, олимпийская чемпионка-94 по конькам:
     — Насколько я знаю, разработка в России новых коньков ведется, и это, безусловно, радует. Я даже принимала участие в раскатывании той модели, о которой вы говорите. Стоит сказать, что для школ олимпийского резерва этот вариант самый идеальный, но как только юниор доходит до профессионального уровня — фирму ему надо менять.
     Для большого спорта у модели много недоработок. Лезвия должны гнуться, чтобы легче было повороты проходить. Некоторые спринтеры даже сами их гнут о скамейку. Но у наших коньков очень жесткий корпус, из-за этого кататься тяжело. Все-таки очень хочется прогресса в отечественном производстве, потому что чем больше у нас будет дешевого инвентаря, тем больше молодежи заинтересуется спортом. Как вы думаете: почему так мало ребят в конькобежном спорте? Потому что цены на коньки запредельные, не каждый молодой человек их осилит. В то же время, чтобы производить качественное коньки, нужны традиции, как у голландцев, например... Поэтому мечтать о серийном производстве коньков, способных конкурировать с голландскими, придется еще долго.
Секрет мази
     Сам Евгений Духовской 25 лет проработал в оборонной промышленности, в частности, изучал смазки для космических объектов. Сейчас дело дошло до лыжников. Свойства поверхности лыж были изменены таким образом, что трение снизилось на 15 процентов. Вот, говорят, почему Юля Чепалова якобы бежала шустрее всех. Но только секрет модификации мне так и не раскрыли.
     — Понимаете, это военная тайна. Наше собственное изобретение... — утверждает Духовской. — Аналога в мире нет, а значит, мы стараемся как можно дольше продержать его в секрете, чтобы конкуренты не воспользовались.
     На прошедшей Олимпиаде были использованы и новые мази. Все они с виду похожи как две капли воды, но гонка быстро все ставит на свои места.
     Сама Юля Чепалова российские мази хвалит, но от лыж не в восторге:
     — Мне на Олимпийские игры привозили лыжи, пропитанные какой-то специальной мазью в Институте физкультуры, но они мне не понадобились. Для таких лыж нужна влажная погода, поэтому новинку пришлось отложить. И я по-прежнему пользуюсь продукцией немецкой фирмы. Знаю, что есть институт, который занимается разработкой новых видов лыж. Но наш уровень технологии и уровень за рубежом — небо и земля. Хотя раньше делали приличные лыжи, потом со временем все заглохло. Ведь в производство надо вкладывать деньги, надо этим заниматься серьезно, но, по всей видимости, это никому не нужно...
Пуля — и вправду дура
     После Нагано техническая комиссия взялась и за биатлонистов. Перво-наперво проверила боеприпасы и несколько удивилась — большая часть закупленных за рубежом патронов оказалась бракованной. Не то что стрелять не хотели, а просто пули не летели куда надо.
     Вся соль была в порохе. Каждая “порошинка” должна быть одинакового размера, тогда пуля летит прямо и “не гуляет”. У наших биатлонистов было как раз наоборот — порошинки разные, а значит, нечего пенять на ветер или дождь, все равно показатель стрельбы будет низкий. Более того, пуля слабо сидела в гильзе патрона и за счет снижения центра тяжести теряла нужную для таких случаев скорость.
     Задумались и порешили, что нашим спортсменам лучше все-таки пользоваться отечественным оружием и патронами ручной сборки, а также мазью для патронов, которую изобрели те же ученые из института. Никто на немецкое качество пенять не собирается, но нам продают совершенно не те винтовки, из которых стреляют биатлонисты из Германии.
     Правда, несколько иное мнение на этот счет у четырехкратного чемпиона мира по биатлону Павла Ростовцева :
     — Мое оружие — “гибрид”, то есть ствол немецкий, а ствольная коробка — русская. Винтовкой вполне доволен, по крайней мере доверяю ей на сто процентов. То, что говорят ученые, — не совсем правда, и я не очень их словам верю. Немцы точно так же, как и мы, простреливают свои патроны и точно так же выбирают.
     Мы всегда стоим в очереди вместе с командой Германии, и я вижу, как Фишер достает пули из коробки с логотипом известной финской фирмы. Хотя еще неизвестно, действительно ли там патроны именно этой фирмы, потому что я хорошо помню историю, как у наших олимпийцев был контракт с русской компанией “Олимп”, но в коробках лежали финские патроны. Все-таки в немецких есть какая-то стабильность, в то время как наши летят вразброс, да и винтовки в мороз отказываются стрелять.
     Хотя должен сказать, что когда-то, в советское время, российские винтовки действительно ценились за счет того, что их делали вручную. Сейчас оружие “штампуют” на станках. Может, где-то и делают боеприпасы ручной сборки, но где именно — не знаю. В то же время я, как потребитель, очень заинтересован в российском техническом прогрессе, потому что мы закупаем патроны за границей фактически незаконно. И нам вообще-то это запрещено. Благо руководители прикрывают. Недавно на встрече президента с олимпийцами был затронут вопрос оружия для биатлонистов. Вроде пообещали разобраться.
Волшебная стопа
     Отдельная песня — приборы для общефизической подготовки. Особый восторг у меня вызвала ортопедическая стопа на основе компьютерной диагностики.
     — Вот видите стопу, а на ней красные точки — это самые уязвимые места на ноге человека, — показывает картинку Евгений Духовской. — По нашей технологии можно создать индивидуальные стельки, которые снимают напряжение по всей ступне, и тогда усталость наступает не скоро. Стельки очень выгодны и для прыгунов с трамплина. Дальность полета зависит от того, обеими ногами оттолкнулся спортсмен или нет. С помощью нашей программы можно протестировать прыгуна, а потом по ходу усовершенствовать прыжок.
     В углу лежал жилет. Оказалось, что это утяжелительный костюм для повышения нагрузок. Смысл: когда костюм снимаешь — порхаешь аки бабочка. Раньше для таких целей использовали свинцовый пояс, но риск травмировать позвоночник из-за него значительно повышался.
     Совершенно уникальный предмет аккуратно упакован в сейф. Синий баллончик, трубочки, лампочки. “Ингалит” — детище совместного труда ВИСТИ и Института медико-биологических проблем. Евгений Духовской утверждает, что с помощью этого дыхательного прибора можно привести в чувство бегуна на 80—90%. Весь секрет в кислороде с гелием. Так как гелий известен своей уникальной проходимостью даже через стекло, то и кислород на пару с ним “пролезет” куда угодно. В общем, простуда лечится за три сеанса без всяких лекарств.
* * *
     Красной нитью проходящий сквозь весь этот материал контраст в “показаниях” чемпионов и ученых, конечно, удивляет. И ведь совершенно непонятно, кому верить: конструктору, который ночами не спал, думая, как снизить коэффициент трения, или спортсмену, который собственноручно все эти технические новинки опробовал?
     По-моему, объясняется все это просто. Спортсмены тоже хвалят ту или иную марку не просто так, им, как правило, выгодно рекламировать продукцию того, с кем заключен контракт. И зачем тогда нашим чемпионам расписывать на все лады достижения нищего отечественного производителя?
     В общем, не верю я, что перевелись у нас левши. Просто надо их поддерживать. А пока наше спортивное руководство не проявит в этом заинтересованность, так и будут российские спортсмены работать на иностранный престиж...
    



Партнеры