НЕТ РАСИЗМУ!

Как милиция пугает кавказцев

30 марта 2002 в 00:00, просмотров: 542
  Язык вражды — это когда газета пишет, что “всех чеченцев надо выселить”. А если она пишет, что “среди чеченцев многовато грабителей” — это политическая некорректность и свидетельство низкого морального уровня журналиста.
    
     Минувшим летом правозащитникам стало казаться, что средства массовой информации нарочито распоясались и стали позволять себе откровенно националистические высказывания. Дабы проверить обоснованность ощущений, Московская Хельсинкская группа провела “Мониторинг проявлений расизма и ксенофобии в российских СМИ”. В среду журналистам был представлен промежуточный отчет о ходе исследования.
     Мониторинг проводился с 1 ноября 2001 г. в Рязани, Краснодаре, Перми, Кемерове и Санкт-Петербурге. Просматривалась как федеральная, так и региональная пресса — ежедневные и еженедельные издания за три месяца. Правозащитники ожидали встретить тысячи гадких публикаций, однако на деле их оказалось на удивление мало — всего 265.
     Чаще всего в “ненавистном” контексте упоминался собирательный образ “нерусских” — в 46 статьях. Народы Кавказа и Закавказья поминались недобрым словом 43 раза, мусульмане (имеются в виду “внешние” мусульмане — типа пакистанцев, талибов и прочих бен ладенов) — 33, евреи — 31, американцы — 28, чеченцы — 24, народы Средней Азии — 21, турки-месхетинцы — 17, народы Азии — 16, азербайджанцы — 15, цыгане — 14, армяне — 12 раз.
     Оказалось, что в разных регионах СМИ выбирают разные объекты ненависти. В Рязани лидируют евреи, на втором месте — американцы. В Санкт-Петербурге на первом месте “внешние” мусульмане, на втором — американцы. У Краснодара главная боль — турки-месхетинцы. Кемерово и Пермь на удивление индифферентны к национальным проблемам — за три месяца всего по разу упомянуты евреи, американцы, чеченцы.
     Несмотря на низкие результаты мониторинга, правозащитники попытались их проанализировать.
     С Краснодаром — понятно. Турки-эмигранты серьезно раздражают население, поэтому о них часто пишут газеты. Недоумение вызвали Санкт-Петербург и Рязань. Казалось бы, там газеты должны писать о кавказцах, которых люди встречают на улицах, а они пишут о талибах и американцах, которых никто в глаза не видел.
     Москва, по данным правозащитников, гораздо более толерантна и корректна, чем Питер. Случаев использования “языка вражды” в Москве несравнимо меньше, чем в северной столице. Почему? Непонятно. Ведь москвичи настроены резко негативно по отношению к кавказцам — это факт, подтвержденный опросами общественного мнения. Тем не менее газеты практически не позволяют себе резких и оскорбительных высказываний в их адрес.
     В ходе дискуссии представитель Института прав человека Левинсон высказал предположение о том, что националистические статьи заказывают правоохранительные органы: “Они таким образом запугивают местных кавказцев и давят на них, чтоб те платили им за крышу. Мол, видите, как население против вас ополчилось. Если правоохранительные органы не будут вас защищать, вам тут жизни не будет”.
     Версия показалась интересной, однако возникли определенные сомнения. Почему же тогда в Москве не заказывают такие статьи? “А потому что в Москве треть отделений милиции контролируют кавказцы, — захохотал Левинсон. — Но они правильно делают, что ставят своих людей. Только так они могут противостоять.
     Ясно было, что Институт прав человека в курсе реального положения вещей. Но если сами правозащитники говорят, что приезжие с Кавказа и из Средней Азии “ставят своих людей”, стоит ли им удивляться “языку вражды” в газетах? Наверное, наоборот, надо удивляться, что его так мало.
     В конце концов нарисовались три версии появления “языка вражды”. Первая — политическая: газетный национализм в дозированном виде нужен Кремлю, чтобы разделять и властвовать.
     Вторая — экономическая: люди не любят приезжих и любят читать о них гадости, а газеты пишут то, что любят читать люди, потому что тогда их хорошо покупают.
     Третья — реалистическая: язык вражды отражает реальное положение вещей, хотя и в несколько скособоченном виде.
     Порешили на том, что ничего запрещать нельзя, общество не должно быть зажато, проблемы надо выводить. И если встречается “язык вражды”, нужно всегда смотреть — в каком контексте. Потому что был случай, одна журналистка опубликовала очень хорошую статью в защиту армянского человека и написала там: “он армянин, но бедный”, желая подчеркнуть его положительные стороны. А армянские товарищи обвинили ее в ксенофобии и подали в суд. Вот как бывает.
    



Партнеры