Хрустальный гроб с музыкой

Возбуждает нервы и погружает в грызущую печаль

30 марта 2002 в 00:00, просмотров: 835
  — Сейчас услышите звуки космоса, — говорит мастер, выдвигая необычный деревянный ящичек.
     Под откинутой крышкой — стеклянная пирамида. Прозрачные чаши разного диаметра плотно “сидят” на горизонтальном деревянном валу.
     — Крутите, — показывает мастер на рукоятку сбоку ящика.
     Старательно раскручивая вал, я вспоминаю, что два века назад считалось: звучание этого инструмента может вызвать... сумасшествие. Наши предки замечали: игра на безобидных “стекляшках” сильно “возбуждает нервы, погружает в грызущую глубокую печаль”. Исполнителям настойчиво рекомендовали “избегать игры в ночные часы...” Да что там, в ряде стран стеклянная гармоника и вовсе была запрещена.
     — Волшебные звуки хрустальных чаш обладают лечебным свойством, — уверяет Олег Георгиевич Соколов — известный специалист по настройке и реставрации музыкальных инструментов.
     Окунув пальцы рук в миску с водой, мастер прикасается к стеклянной поверхности вращающихся чаш, и я слышу тягучий нежный звук.

    
     Что хрустальные рюмки способны звенеть, знают все, но чтобы хрустальные чаши пели разными голосами...
     — Звук рождается за счет трения подушечек пальцев о стеклянную поверхность, — объясняет Олег Соколов. — Каждая чаша хроматически настроена, чем меньше диаметр — тем выше звук.
     Белые и черные клавиши рояля — клавиатура, состоящая из тонов и полутонов. Точно такое же звучание дают чаши стеклянной гармоники, на которой можно сыграть практически любое произведение.
     В двух сохранившихся до наших дней стеклянных гармониках “уместилось” по три октавы с тридцатью семью нотами функционального звучания. Гармоники можно увидеть в Музее театрального и музыкального искусства в Санкт-Петербурге. Вот только услышать звучание вновь возрожденной стеклянной гармоники ныне можно лишь в московской квартире реставратора Соколова. Питерские чудо-инструменты двухвековой давности находятся в нерабочем состоянии.

Музыкальные стаканчики появились на свет спьяну

     Вилкой о рюмку в подпитии стучали всегда. Но только ирландцу Ричарду Покричу первому пришла в голову мысль сыграть на выставленных в ряд бокалах, наполненных водой до различных уровней. Нехитрое приспособление Покрич назвал “музыкальными стаканчиками”. Рюмки в нем заменили специальные сосуды, вилку — стеклянная палочка. Необычный инструмент понравился публике. Вскоре в одном из театров Англии Кристоф-Виллибальд Глюк дал “концерт на двадцати шести стаканчиках, настроенных вешней водой”.
     Позже прибывший в Лондон посол Соединенных Штатов Америки Бенджамин Франклин усовершенствовал этот инструмент. Стеклянные стаканчики он заменил полусферическими чашечками, плотно нанизанными на железный вал. В созданной им гармонике настройка чашечек достигалась их размером, а не уровнем налитой воды. Специально обученный человек равномерно вращал вал со скоростью 25—30 оборотов в минуту. Нижний край “стекляшек” периодически окунался в корытце с водой. При вращении вала их поверхность постоянно увлажнялась.
     В другой вариации гармоники корыто отсутствовало. Перед исполнителем на специальную панель ставили миски с водой, разведенной уксусом. Подушечки пальцев должны были быть мокрыми и обезжиренными.
     Чудо-инструмент стал модным: он явился предметом светских бесед, при дворах танцевали под его нежные звуки. Иметь собственную гармонику считалось шиком. Моцарт был одним из немногих счастливчиков. Когда-то его поразила игра на необычном инструменте ослепшей в четырехлетнем возрасте Марьянны Кирхгеснер. Композитор тут же написал для нее специальный опус. Чтобы передать “сказочность” — в оркестр начали вводить стеклянную гармонику. У Глинки этот инструмент “утешал” тоскующую Людмилу в сказочных садах Черномора, у Антона Рубинштейна в “Демоне” создавал “фантастичность” оркестрового звучания.
     В последующие годы стеклянную гармонику заменил кларнет и колокольчики. А секрет изготовления чудо-инструмента был полностью утерян.

Хрустальная мечта

     — Идея возрождения стеклянной гармоники принадлежит музыковеду Сергею Румянцеву, — рассказывает реставратор Олег Соколов. — Чтобы воплотить ее в жизнь, мне пришлось продать свою машину и отправиться на завод по изготовлению хрустальных изделий. Проработав пять месяцев бок о бок у печей со стеклодувами, я были на гране отчаяния: из 300 чаш получалось 2—3 необходимые. Толщина стеклянных заготовок, по моим расчетам, должна была составлять от 1,5 до 2,3 мм. Сечение чаш я мерил микрометром... Удачные заготовки настраивал тут же, на заводе. В результате удалась собрать первую октаву из 14 чаш-клавиш.
     Для хрупкой “начинки” необходимо было сделать “оправу” — деревянный корпус в виде ящичка, который ко всему прочему должен был выполнять и роль резонатора — усилителя силы звука. “Вырезали верхнюю крышку в виде сферы, которая должна представлять собой одну деку, буквально “на коленках”, — рассказывает мастер. — Взялись за нижнюю деку — полукруглую деревянную панель, отстающую от стеклянной “пирамиды” на 0,5 см. Знали, что звук идет по кругу вращения чаши, ударяясь о деки, усиливается и летит в зал”. По заверениям Олега Георгиевича, вскоре вал не придется вращать вручную. Чаши будут крутиться с помощью редуктора.
     Есть у Олега Георгиевича мечта — создать ансамбль хрустальных инструментов. Вот только спонсоры бы нашлись.
     — Рядом со стеклянной гармоникой будет располагаться ножной камерный орган с хрустальными трубами, — рассказывает мастер. — В распоряжении исполнителя будет 25 клавиш для ног. Справа от музыканта предполагается разместить клавиатуру с 18 клавишами, каждая из которых будет связана с хрустальным колоколом. Мягкое эбонитовое сердечко станет бить по стеклянным стенкам двойным, тройным ударом. Изумительное звучание хрустальных колоколов я услышал недавно на Дядьковском заводе. Их отливали специально для одного из храмов. Я подумал тогда, что эти чудо-колокола можно включить в ансамбль хрустальных инструментов. И это еще не все... Волнообразный звук будут издавать хрустальные тарелки, нанизанные на вращающуюся вертикальную стойку — шест. А еще в ансамбле появятся хрустальные — совершенно прозрачные — флейты.
    



Партнеры