Бракованные дети

Они готовы достать своих родителей даже из-под земли

31 марта 2002 в 00:00, просмотров: 821
  Жили-были король с королевой, и было у них трое детей. Жили они неплохо, но однажды выяснилось, что у короля есть взрослая внебрачная дочь, рожденная некой баронессой...
     Эта сказочная история произошла в совершенно реальном бельгийском королевском доме и ныне, спустя тридцать с лишним лет, получила широкую скандальную огласку.
    
     Вечная как мир проблема отцов и детей имеет множество различных трагикомических сюжетов, но самая щепетильная и болезненная тема — это борьба непризнанных детей за отцовское имя и деньги. И чем мужчина известнее и богаче, тем выше риск обрести нежданного ребенка. Как метко сказал один известный плейбой прошлого столетия: “Я любил многих женщин, и они меня любили. Но это еще не повод, чтобы поиметь меня в качестве отца их бэби...”
     Через судебные процессы по установлению отцовства прошли многие сильные мира сего, звезды кино, шоу-бизнеса, спорта. Заканчивались эти суды по-разному: одним присуждали отцовство, другим — нет. Но в любом случае скандал в благородном семействе, ажиотаж в прессе и колоссальные гонорары адвокатам были обеспечены. Впрочем, с этого места разрешите поподробнее...
Последний шансон Монтана
     Четыре года назад поклонники известного шансонье и актера Ива Монтана были шокированы, когда узнали, что парижский суд решил эксгумировать тело их любимца, пролежавшее на кладбище уже 6 лет!
     Впрочем, цель у этого акта вандализма была самая что ни на есть благая: судьи хотели провести генетическую экспертизу, чтобы раз и навсегда установить, является ли он отцом девицы Орор Дроссар или нет.
     Может быть, записной бабник Ив Монтан и достоин был при жизни суровой кары за свои шашни и плутни — недаром дамочки донимали его исками по установлению отцовства, — но такого кощунства над прахом не заслужил даже он.
     А началась эта история еще в 74-м году. Когда на съемочной площадке бок о бок с Ивом Монтаном оказалась актриса вторых планов Анна Дроссар. Кстати, Ив никогда не шарахался от прекрасного пола, и вскоре с Анной его стали связывать очень близкие отношения. Эта любовная связь длилась, по версии Анны, несколько месяцев и могла перерасти в нечто большее, но, как большинство женатых мужчин, Ив предпочел “леваку” законный брак. В самый волнующий момент адюльтера он вернулся к своей супруге Симоне Синьоре, а Анна, как всегда, осталась на вторых ролях.
     И вдруг спустя 15 лет Анна Дроссар решила взять реванш за поруганную честь и любовь — она вновь объявилась в жизни Ива Монтана и потребовала от него... алименты. Не для себя лично, а для своей дочери Ороры (так по-французски звучит имя Аврора), которая, по ее словам, была плодом той давней запретной любви.
     Актер хотя и слыл милым, нежадным парнем, но тут категорически отказался признать свалившуюся с небес дочь. К тому времени Симона Синьоре уже умерла, ее место заняла бывшая помощница Монтана Кароль Амьель, которая родила ему в гражданском браке сына Валентэна; кроме того, Ив поддерживал родственные отношения с удочеренной им еще в 60-е годы дочерью Симоны — Катериной.
     Первый иск Анны Дроссар суд отверг. В соответствии с французскими законами требовать установления отцовства и алиментов на ребенка можно лишь в течение двух лет после его рождения. Но Ороре было уже 14. По совету толковых адвокатов, а они согласились поработать пока бесплатно, Анна решила подождать два года, то есть до совершеннолетия дочери, с тем чтобы та по собственной инициативе потребовала от правосудия установить личность своего отца.
     Сказано — сделано. В начале 1991 года Ив Монтан получил еще одну повестку. На этот раз ему предлагалось сдать кровь на предмет проведения генетического сравнительного анализа, который, как известно, является единственным стопроцентным способом установления родства.
     Ив Монтан, который был сильно разозлен этими притязаниями мамаши и дочери Дроссар, отказался от генотеста: “На всех аферисток моей крови не хватит!”
     Он также подал встречный иск против обеих дам, заявив, что никакого отношения к появлению на свет Ороры не имеет. Короче, началась судебная тяжба, которая разрешилась печальным, но, увы, естественным образом: 9 ноября 1991 года Ив Монтан скончался на съемках очередного фильма в возрасте 69 лет от сердечного приступа.
     Многие полагали, что на этом все и закончится. Но не тут-то было. Чуть подождав, Орор, которую, по ее же словам, Ив Монтан “не видел в упор” и никаких отцовских чувств к ней не испытывал, с утроенными силами стала добиваться желаемого. И сработал принцип “вода камень точит”. Спустя три года после смерти Ива Монтана парижский суд, ко всеобщему удивлению, признает ее дочерью знаменитого актера!
     Хотя нужно быть справедливым и к судьям: внешнее сходство между Орор Дроссар и Ивом Монтаном было поразительно. Кроме того, в качестве основного аргумента ее адвокаты выгодно подали отказ Монтана пройти генотест: не захотел — значит, боялся ответственности за свои грешки.
     Но тут за честь, имя и наследство певца решили вступиться его близкие, последняя любовь Кароль Амьель и его приемная дочь Катерина. Они подали апелляцию и потребовали провести сравнительную генетическую экспертизу крови единственного сына Ива Монтана Валентэна, родной сестры актера Лидии Ливи, а также Орор Дроссар. Анализ показал с вероятностью в 99,9 процента, что Орор не является дочерью Ива Монтана.
     Пора было подвести окончательную черту под этим затянувшимся делом, бросающим тень на любимца Франции. Но нет. Уцепившись за крошечные 0,1 процента, оставляющие иллюзорный шанс на хеппи-энд, 22-летняя Орор потребовала провести эксгумацию тела Ива Монтана. И парижский суд почему-то пошел ей навстречу. Хотя как знать... Может, суд как раз защищал память любимца Франции. Потому что летом 98-го трое экспертов после анализа биологического материала, взятого из могилы певца, однозначно заявили, что “Ив Монтан, родившийся 13 октября 1921 года, не является отцом Ороры Дроссар, родившейся 6 октября 1975 года”. На этом битва живого и мертвого Ива Монтана против лжедочери, длившаяся целых девять лет, закончилась его окончательной победой.
Дело о ворованной сперме
     Прав был булгаковский Воланд, когда говорил, что в вопросах кровного родства все покрыто тайной и мраком. Ну кто бы мог подумать, что Томас Джефферсон, один из отцов-основателей Америки, является также и отцом по крайне мере одного из семи сыновей его верной чернокожей служанки Салли Хемингс?!
     Этот факт всегда отрицался белыми историками и признавался начиная с XIX века их черными собратьями. Пока генетическая экспертиза, проведенная в 98-м году, не положила их научному спору конец.
     Кстати, наш собственный прапраотец, князь Владимир, крестивший Русь, — не кто иной, как внебрачный сын князя Святослава и ключницы княгини Ольги. Одним словом, бастард.
     Но ему здорово повезло в жизни: от папы достался и трон, и власть... Вот только воспитанием он не блистал, да и на характер безродное происхождение наложило свой отпечаток: Володя Красно Солнышко был запойный пьяница и психопат. Когда полоцкая княжна Рогнеда отказалась выходить замуж за “сына рабыни” и указала сватам князя на дверь, жених пришел в такую ярость, что сжег Полоцк, отца Рогнеды убил, а строптивую невесту увел в жены как рабыню. Вот такие были у парня комплексы!
     Однако это все — дела давно минувших дней, а каково живется диким отпрыскам именитых отцов сегодня? Получается, что совсем неплохо, если удается доказать свое подлинное родство с папашей. Причем в большинстве западных стран судей, устанавливающих отцовство, абсолютно не интересует, каким способом женщина зачала своего ребенка. Многие, конечно, рожают от большой и чистой любви, но есть и такие, кто готов пойти на все тяжкие, лишь бы завладеть спермой богатенького Буратинки.
     Год назад весь мир облетела трагикомичная история о том, как трехкратный чемпион Уимблдона Борис Беккер в сухую проиграл нашей чернокожей соотечественнице, фотомодели Анжеле Ермаковой. Девушке удалось зачать от Беккера дочку, проведя с ним всего лишь один-единственный сеанс... орального секса.
     Увидев положительный ответ ДНК-теста, бедный Боря не поверил своим глазам. Он жаловался друзьям: “Разве такое возможно?! Я с мамой девочки занимался лишь оральным сексом! Это было в подсобке лондонского кабака “Нобу”, и только один раз... Наверное, она намеренно завладела моей спермой, чтобы искусственно оплодотворить себя”.
     Но как бы то ни было, а первая ракетка мира попал на большие деньги. Через год после того злополучного экспресс-секса от Ермаковой в адрес Беккера пришел факс с поздравлениями: “...ты стал отцом нашей дочурки!” А дальше шли финансовые требования, исчисляемые десятком миллионов марок. Хотя на публике Анжела предпочитала о деньгах не говорить: главное, “чтобы у маленькой Анны появилась фамилия”. Само собой разумеется — Беккер.
     И пока медики и адвокаты, каждый по-своему, пытались разобраться в тонкостях этого “непорочного зачатия”, в том числе приписывая роль первой скрипки русской мафии, Беккер-отец вынужден был признать дочку и начать выплачивать ей денежное довольствие. Учитывая, что его банковский счет перед этим скандалом основательно вытрясла во время бракоразводного процесса бывшая жена Барбара, экс-чемпиону не позавидуешь.
Кумиры и поклонницы
     И все-таки, как писал Шекспир, уж лучше грешным быть, чем слыть. Например, на земляка Беккера, легенду мюнхенской “Баварии” Франца Беккенбауэра, тоже свалилось нежданное счастье в пеленках. Живой подарочек президенту клуба преподнесла собственная секретарша. Но старина Франц ничуть не расстроился — напротив, сразу признал наследника и заявил, что будет всячески заботиться о малыше.
     А вот защитник того же клуба Сэмми Куффур, похоже, пострадал ни за что ни про что. Накануне его свадьбы, буквально за два дня, некая 31-летняя чернокожая немка Хагар Шнайдер подала иск в суд о признании Сэмми отцом ее крошки. Правда, аргументы мамаши звучат странновато: “я чувствую, что Сэмми — отец моего ребенка”, и еще “...у них очень похожи формы носа”.
     Звездам спорта вообще жутко везет на “левые” связи с поклонницами. Может, все дело в горячем темпераменте, или для спортсменов секс — это разновидность физзарядки?.. Хотя поклонницы тоже попадаются разные. Как сказал Марадона, которого недавно суд обязал признать внебрачную дочь и дать ей свою фамилию: “Все девушки одинаковы. Сначала они не просят у тебя ничего, кроме любви, а потом готовы забрать все, даже твою сперму”.
     Между прочим, под этими словами готовы подписаться не только известные спортсмены, но и звезды кино или шоу-бизнеса. Недаром про самых именитых и состоятельных оскароносцев менее удачливые коллеги злословят: им уже давно пора разыгрывать еще одну номинацию — “Самый плодовитый отец”. Но увы: в Голливуде и на Бродвее мужчины предпочитают гордиться своей сексуальностью, а не плодовитостью.
     ...Сорокалетняя жительница Техаса по имени Дебра Вренн подала в суд иск с требованием, чтобы Арнольд Шварценеггер признал себя отцом ее 12-летней дочери.
     Дебра Вренн познакомилась с Арнольдом Шварценеггером в 1982 году в ночном клубе в Индианаполисе, где работала балериной topless. Кроме свидетельства о рождении дочери, где пустует графа “отец”, Дебре представить в суд нечего. Еще она написала Терминатору открытое письмо, в котором так мотивирует свой поступок:
     “Я совсем не хочу создавать проблемы для тебя, твоей семьи или твоей карьеры, — пишет эта женщина. — Но для нас с дочерью в целом мире существуешь только ты! Она смотрит все твои фильмы и с каждым днем становится все больше и больше похожа на тебя”.
     Через своего адвоката Шварценеггер сообщил, что никогда не был знаком с Вренн и не был в Индианаполисе в 1982 году. И тем не менее актер согласен добровольно подвергнуться тесту на отцовство. Впрочем, ему не привыкать. Желающих породниться с Терминатором — более чем достаточно.
     Так кто эти ловкие дамочки, которым удается показать похотливым звездунам кузькину мать? Иногда это банальные проститутки, действующие под руководством опытных преступников.
     Недавно в столице Венесуэлы Каракасе полиция разоблачила шайку мошенников, открывших фешенебельный бордель, куда допускалась только самая избранная публика.
     С элитными “самцами” работали специально обученные проститутки, которые во время полового акта незаметно собирали в маленькую пробирку часть спермы своих клиентов, а затем передавали ее хозяевам борделя. Те подыскивали в сельской глубинке смазливых молоденьких девиц, которые с помощью искусственного оплодотворения соглашались за деньги стать суррогатными матерями.
     Как развивались события дальше, догадаться нетрудно. “Обесчещенная” девица подавала в суд, там назначали генную экспертизу, которая 100-процентно подтверждала отцовство невольного спермодонора. И тому приходилось выплачивать огромные суммы по алиментам...
     Говорят, что дочка Бориса Беккера появилась на свет таким же хитрым способом. Разница лишь в том, что ее мама одновременно выполняла роль и контейнера, и инкубатора.
     Однако гораздо чаще, считают психологи, богатые мужчины становятся не жертвами ушлых преступниц, промышляющих своим детородным органом, а заложниками собственного неуемного сексуального аппетита. Во всяком случае за каждым громким судебным процессом о признании отцовства, о котором когда-либо писали газеты, всегда скрывается адюльтер. Дыма без огня не бывает.
     И эта история — лишний тому пример. Два года назад 28-летняя бразильская фотомодель Лусиана Морад выпотрошила кошелек 65-летнего Мика Джаггера. Родив от него сына, она потребовала нехилые алименты: на пеленки и распашонки сыночку Лукасу — по 35 тыс. долларов ежемесячно.
     Рок-легенда от сына отказаться не посмел — их связь с Лусианой была очевидным фактом, — но и особым чадолюбием папа Джаггер никогда не отличался: он категорически отказался платить почти полмиллиона в год своему отпрыску. Но стоило ему только “вякнуть” в прессе: “Больше 5600 долларов в месяц Лусиана от меня все равно не получит!” — как ему тут же позвонил в Лондон судебный чиновник из Нью-Йорка и потребовал задекларировать в Америке все свои доходы. “Покажите нам ваши деньги, мистер Джаггер, а мы сами определим, сколько тратить на ребенка”, — так американская юстиция сформулировала свой запрос.
     И на десерт — совсем сказочная байка. Известный блюзмен Джей Хоукинс незадолго до смерти сказал своей подруге, что хотел бы повидать всех своих случайных детей, нажитых вне шести официальных браков. Он подозревал, что их не меньше 57 человек.
     Уже после смерти певца его друзья создали в Интернете страничку, на которой всем, кто подозревает, что Джей Хоукинс является его отцом, разрешено оставить свой автограф. Но, похоже, авторы этого проекта не рассчитывали, что детей у певца окажется слишком много. Так как уже к концу первого рабочего дня сервер оказался перегруженным и перестал открываться...
     Помнится, герой Уильяма Шекспира в таких случаях говорил:
     “Побочный сын! Что значит сын побочный!
     Не крепче ль я и краше сыновей
     Иных почтенных матерей семейства?
     За что же нам колоть глазастыдом?
     И в чем тут стыд? В том, что свежей и ярче
     Передают наследственное тайком,
     Чем на прискучившем законном ложе,
     Основывая целый ряд глупцов
     Меж сном и бдением?”



Партнеры