На костях «гомо советикус»

ЮРИЙ ЛЕВАДА ИССЛЕДОВАТЕЛЬ СОЦИУМА

1 апреля 2002 в 00:00, просмотров: 306

«Мы уже не толпа, но еще не народ» – под такими лозунгами собирались в конце восьмидесятых годов сотни тысяч человек
на первые демократические митинги. Можно ностальгировать
по тем временам, можно смеяться над теми людьми, которые махали российскими (полулегальными тогда) триколорами, но можно
и задуматься: а так ли сильно мы изменились? Или по-прежнему ждем каких-то перемен? Лучше всего об этом знают
во Всероссийском центре изучения общественного мнения,
который в этом году будет отмечать свой пятнадцатилетний юбилей. Большинство из прожитых ВЦИОМом лет им руководит доктор философских наук Юрий ЛЕВАДА.

Юрий Александрович, в вашей организации часто используют термин «человек советский». Тот человек и сегодняшний сильно отличаются друг от друга? Или что-то осталось неизменным?
– Мы довольно давно, с 1989 года, стараемся разобраться в том, что произошло или происходит с «человеком советским». Под этим термином мы понимали совокупность черт, характерных для людей, сформировавшихся в советскую эпоху. Поначалу казалось, что этот социальный тип довольно быстро уходит в прошлое; это как будто подтверждалось быстротой и относительной легкостью расставания с политическим режимом и идеологическими символами советского прошлого. Позже выяснилось, что многие установки и привычки людей сохраняются и в изменившихся социально-экономических условиях. (Да и сами эти условия, как мы видим, изменяются очень медленно и болезненно.)
Сейчас в людях нет всеобщего страха перед властью, немногие доверяют коммунистической партии, практически ни у кого нет веры в светлое коммунистическое будущее. Изменились отношения к частной собственности, к богатым людям, частным предпринимателям. Однако люди редко полагаются на собственные силы, все еще надеются на заботу со стороны государства. Значительной поддержкой пользуется представление о том, что страну может вывести из кризиса «сильная рука» лидера, вождя.
В советское время всех воспитывали в духе непримиримости двух мировых систем – социализма и капитализма. Сегодня эти слова позабыты, но ощущение, что страна окружена врагами, ей никто не желает добра и т.д., – остается и даже обостряется при любом споре и разногласии в отношениях с зарубежными партнерами. Потребуется не одна смена поколений, чтобы родовые признаки «человека советского» были окончательно преодолены.
«ДЛ»: Но тогда, пятнадцать лет назад, общество, как сейчас кажется, было более однородным. Сегодня ситуация другая. По каким классам сегодня можно «развести» общество и каково отношение этих классов друг к другу? В чем мнения «элиты» отличаются, в чем сходятся с мнениями «масс»?
– Представление о классах не всегда способствует пониманию особенностей жизни и сознания различных групп в обществе. Для различных задач такое общество, как нынешнее российское, приходится рассматривать с разных сторон, выделять различные его группы – богатых и бедных, приспособившихся к новым условиям жизни и неспособных это сделать, молодых и пожилых, жителей столицы, крупных городов и остальных (жители малых городов и сел немногим отличаются по образу жизни и оценкам), и т.д. Во многих исследованиях нужно сопоставлять позиции элиты и «масс». В узком смысле слова элита – это группа, которая реализует основные властные функции и оказывает влияние на жизнь всего общества. Изучать ее средствами массовых опросов трудно, так как эта группа довольно мала. Мы иногда пользуемся категорией «социальная элита», к которой можно отнести высокообразованных руководителей всех уровней, это примерно пятая часть взрослого населения.
Эта элита в большей мере, чем население в среднем, поддерживает преобразования последних лет, одобряет действия правительства и особенно президента Владимира Путина. Нередко бывает, правда, что позиции элиты и остального населения мало отличаются друг от друга – например, в отношении к Западу в моменты их обострения, к демократическим свободам и пр.
«ДЛ»: А что в данный момент беспокоит людей больше всего?
– На первом плане – вопросы «шкурные»: зарплата, цены, безработица, преступность. Другая группа проблем – Чечня, взрывы, действия военных. Существует разница в восприятии событий в столице и в провинции. В свое время ситуация с НТВ обеспокоила только треть населения страны, сорок пять процентов сочли, что ничего особенного не происходит. Что же касается Москвы, то в ней ситуацией были обеспокоены пятьдесят пять процентов опрошенных.
За последние полтора года социологи отмечают растущее благодушие, «успокоенность» людей. Народ предпочитает думать, что жизнь становится лучше, а руководитель страны сможет оправдать все надежды. Многие привычки человека советских лет сохраняют свою силу.
Такие проблемы, как права личности, гражданские свободы, оказываются вторичными; даже если люди говорят, что их ценят, они не умеют видеть опасности для свобод, тем более не готовы их защищать.
«ДЛ»: Как выясняется, привычки советских лет у людей достаточно сильны. Так, может, есть смысл опасаться возвращения прежнего негативного отношения людей к бизнесу? А предпринимателям – прежнего командно-административного стиля управления?
– Отношение к частному предпринимательству (особенно к мелкому и среднему отечественному бизнесу) за последние годы очевидно изменилось к лучшему. Можно сказать, что большинство населения уже не видит в частном бизнесе «погони за наживой», «эксплуатации» и пр. и даже считает деятельность предпринимателей скорее полезной для страны.
Однако по-прежнему вызывает резко негативные оценки частная собственность на крупные предприятия, на естественные монополии. Особенно негативно выглядят в глазах общественного мнения иностранные фирмы, банки, даже благотворительные организации, работающие в России: многие считают, что они расхищают богатства страны, унижают и порабощают ее.
Поскольку это касается общественного мнения, можно сказать, что частная собственность и бизнес уже закрепились в России. К этому следует добавить существующие связи политической элиты с бизнесом, а также степень вовлеченности России в систему мировых экономических связей. Представляется поэтому, что за минувшее десятилетие происшедшие в России перемены являются необратимыми.
«ДЛ»: А можно по опросам определить общее отношение людей к сегодняшней политической и экономической ситуациям в стране? Что же все-таки происходит, застой или движение?
– В современной политической ситуации люди видят некоторые положительные изменения – больше стабильности, активности (последнее скорее относится к президенту), многие полагают, что международные позиции страны укрепляются. Власти они уже не боятся, но не слишком надеются на способность правительства изменить положение в стране к лучшему, немного полезного видят в деятельности парламента и политических партий. Главное и, пожалуй, единственное исключение – весьма высокий уровень надежд на президента Путина и поэтому высокий его рейтинг (показатель одобрения деятельности).
Общественное мнение отмечает такие изменения в экономике, как повышение зарплат и пенсий, почти полная (еще недавно) ликвидация задолженности в выплатах населению. Но уверенного экономического роста люди пока не видят.



Партнеры