Инвестиций три года ждут

1 апреля 2002 в 00:00, просмотров: 266

Россия вступила в фазу экономического роста
и стоит на пороге инвестиционного бума. Таков прогноз российских экономистов-либералов, однако, по мнению
их оппонентов,
ни один серьезный инвестор не пойдет в страну,
из которой продолжает
убегать отечественный
капитал.

Россия на подъеме
Доверие трудно заслужить, легко потерять и очень непросто вернуть. Доверие кредиторов к России было потеряно в одночасье после августовского дефолта 1998 года. Однако прошло уже свыше трех лет, и экономика страны снова набрала обороты. Настало время собирать камни, восстанавливать потерянный авторитет.
На прошедшей недавно в Москве конференции по экономической ситуации и инвестиционному климату в России подавляющим большинством официальных экспертов было отмечено, что последствия финансово-экономического кризиса 1998 года уже преодолены. В своем докладе директор Экспертного института при РСПП Евгений Ясин заявил, что Россия на подъеме и общемировая ситуация в целом для нее благоприятна. Даже в случае мирового кризиса и серьезного падения цен на нефть экономика страны в ближайшие 1–2 года будет расти, пусть и более низкими темпами.
Подъем российской экономики должен положительно сказаться и на иностранных инвестициях в нашу страну. Выступая на конференции перед потенциальными зарубежными инвесторами, заместитель председателя Правительства РФ, министр финансов Алексей Кудрин заявил, что нас ожидает инвестиционный бум. Это обусловлено целым рядом факторов. В прошлом году было принято много либеральных законов, новый трудовой и земельный кодексы, другие законодательные акты, которые в этом году должны заработать и дать положительный эффект. С 2004 года будет отменен налог с продаж, и теперь правительство основное внимание будет уделять качеству налогов. Кроме того, объем внешнего долга снизился со 120 до 40% от ВВП, идет реформа банковской системы, снижены таможенные пошлины на технологическое оборудование, а отток капиталов из России в 2001 году составил $17 млрд., что гораздо меньше, чем в 2000 году ($24,4 млрд.). «Мы имеем план дальнейших реформ, которые помогут устранить барьеры для бизнеса и либерализации экономики», – заявил вице-премьер. – Если не будет катастрофического падения нефтяных цен и они останутся на уровне $17,5 за баррель, то Россия серьезно нарастит финансово-валютные резервы».

Власть и бизнес
Главное теперь – сохранить тенденцию. По мнению профессора Ясина, для обеспечения устойчивого роста и позитивных структурных сдвигов нужна крупномасштабная модернизация, представляющая суть нового этапа преобразований российской экономики. Вопрос в том, как, какими методами она будет проводиться. Необходимость модернизации, включая структурные сдвиги в пользу производства готовых товаров и уменьшение сырьевой зависимости, подтверждается прогнозом развития мировой экономики. Так, ожидается сокращение рынков для российского топливно-сырьевого экспорта, примером чему стали ограничения на поставки металла в США.
Согласно исследованиям Высшей школы экономики, в промышленности примерно 2/3 предприятий проедают капитал – отсюда еще одно доказательство настоятельной потребности в модернизации производства и крупных денежных вливаний в экономику. Между тем в России практически не работает механизм трансформации сбережений в инвестиции. То есть внутренние средства и сбережения есть, но вкладывать их в реальное дело, в реальное производство, а уж тем более надолго, боятся – при валовых сбережениях более 30% ВВП инвестиции составляют примерно 17%.
В этих условиях лучшим механизмом трансформации сбережений в инвестиции является фондовый рынок, считают представители либеральной экономики и бизнеса. Необходимы также ускоренное развитие банков, реформы нерыночного сектора, который включает жилищно-коммунальное хозяйство, естественные монополии, где цены регулируются государством. Еще одна крупная проблема – деформации в системе цен и тарифах на газ, энергию, железнодорожные перевозки. Как считает Евгений Ясин, необходимо повышение цен на газ в 3 раза, электроэнергию в 2–2,5 раза и прекращение субсидирования ЖКХ с одновременным ростом пенсий и зарплат в бюджетной сфере для полной компенсации расходов населения. Это увеличит потребительский и инвестиционный спрос, а также возможности конкуренции, выбора для потребителей и производителей, решит возникшие проблемы и одновременно расширит сферу денежных и рыночных отношений.
По мнению Евгения Ясина, модернизация российской экономики требует также дальнейшей дебюрократизации и либерализации. Модернизация снизу, а с ней укрепление частной инициативы, демократических институтов возможны только при доминирующей роли бизнеса, которому в свою очередь остро необходима консолидация. В то же время для структурных изменений экономики не обойтись без активного государственного содействия. В итоге выбор пути развития российской экономики в значительной мере зависит от того, какую роль будут играть две основные движущие силы сегодняшней России – государство и бизнес.

Нефть, пиво и табак
А что же господа иностранцы-капиталисты, готовы ли они нести к нам свои капиталы, евро и доллары, покупать наши заводы и фабрики? Или они полны скепсиса, неверия, не преодолели еще разочарования из-за дефолта, и Россия для них по-прежнему – мрачная terra incognita, где то чума, то революция?
На это посол США в России Александр Вершбоу ответил на конференции однозначно: Америка заинтересована в экономических связях и торговле с Россией. «Мы будем сотрудничать в развитии вашего банковского сектора, помогать малому предпринимательству. Вместе с тем, к сожалению, сегодня инвестиции США в РФ составляют менее 1% американской экономики». При этом сами США по-прежнему остаются мировым лидером в привлечении инвестиций, так же как и крупнейшим инвестором. А новой тенденцией на мировом инвестрынке стало то, что иностранные капиталы часто теперь приходят не в виде создания новых производств, а путем слияний и поглощений (покупки) компаний – причем последних гораздо больше.
В России крупные иностранные инвестиции сделаны в нефтегазовом (Conoco, Shell, British Petroleum) и пищевом секторе (Nestle, Danonе), производстве пива (BBH, SUN Interbrew, Efes, Heineken), почти все табачные производства России принадлежат компаниям Philip Morris, BAT, Japan Tobacco и Gallaher Group, вложившей лишь в фабрику «Лиггетт-Дукат» свыше $60 млн. Но все равно Россия пока не является притягательным магнитом для иностранных инвесторов. К примеру, в 1999 году Китай получил около $40 млрд. прямых иностранных инвестиций, а Россия в 10 раз меньше – $4,3 млрд., причем около 20% этой суммы дали Кипр с Гибралтаром, а с Антильских островов поступило около 50% зарубежных вложений в черную металлургию. Но это все вернувшиеся обратно российские деньги, ушедшие за границу в офшоры.
В прошлом году почти 60%
($6 млрд.) всех иностранных инвестиций в Россию пришлись на Москву. Как заявил председатель Мосгордумы Владимир Платонов, во многом это стало возможным потому, что столица, несмотря на дефолт, выплатила все внешние долги. Теперь Москва предлагает инвесторам новые проекты – строительство района «Москва-Сити», «Диснейленда» в Нагатинской пойме, а также реконструкцию «Лужников». Важно, что столичные власти также предлагают иностранцам делать инвестиции в российскую науку и интеллектуальные разработки.
По данным Центра экономических реформ при Правительстве РФ, инвестиции прежде всего идут в Москву и Санкт-Петербург потому, что это регионы с наиболее развитой инфраструктурой, большим строительством и промышленным сектором, высококвалифицированной и образованной рабочей силой. Привлекают иностранцев и сырьевые регионы, с нефтью и металлом. Есть также отдельные примеры по реализации крупных локальных проектов в других регионах.
Однако, по мнению исполнительного директора Экспертного института Андрея Нещадина, если считать объем инвестиций по соотношению к экономике конкретного региона, то лидеры поменяются местами с аутсайдерами. На первом месте окажется Ненецкий автономный округ, где иностранные инвестиции в разработку недр составили целых 0,1% от валового регионального продукта.
Правовые коллизии
Впрочем, как писали еще классики марксизма-ленинизма, у денег нет родины и патриотических чувств. Они работают там, где выгодней, а инвестиционный климат страны одинаково влияет на зарубежный и отечественный капитал. Так, по словам первого заместителя гендиректора ОАО «ГМК «Норильский никель» Дмитрия Зеленина, «позиция компании состоит в том, чтобы любые инвесторы независимо от страны происхождения чувствовали себя комфортно при сотрудничестве. Не стоит делить инвестиции на иностранные и внутренние».
Барьеры на пути зарубежных и отечественных капиталов общие и хорошо известны. Особенно российскому бизнесу реального сектора. Как заявил на конференции генеральный директор ОАО «Объединенные машиностроительные заводы» Каха Бендукидзе, в РСПП подготовлен новый проект закона о валютном регулировании. Сейчас его справедливо можно назвать одним из самых зарегулированных. В России валюту до сих пор считают особым товаром, кроме того, у нас обязательна продажа части валютной выручки. По словам Кахи Бендукидзе, этот закон мешает реформам, ведет к коррупции, нарушает права граждан и, естественно, мешает инвесторам. По подсчетам РСПП, сейчас из-за несовершенства этого закона процент валютных заимствований повышается на несколько пунктов, в результате компаниями из страны вывозится около $5 млрд. для вложений в свой бизнес за рубежом. Намекая на бывшего председателя Банка России Виктора Геращенко, Каха Бендукидзе отметил, что российские противники отмены продажи валютной выручки считают, что это приведет чуть ли не к катастрофе. Однако есть пример Перу, где направление капиталов поменялось с минуса на плюс за месяц после либерализации валютного законодательства. Другой пример – Индия, где либерализация в этой сфере быстро привела к притоку капиталов. Есть также пример Казахстана, где недавно отменили обязательную продажу валютной выручки и никакого экономического краха не случилось.
Не менее важную проблему для инвесторов обозначил в своем выступлении заместитель руководителя Администрации Президента РФ Дмитрий Козак: законодательные и правовые неопределенности. Так, многие принятые в 90-х годах местными властями законы не соответствовали федеральным, что приводило к сущему «беззаконию». Теперь приходится восстанавливать единое конституционное пространство: за два года удалось отменить более пяти тысяч незаконных конституционных актов в субъектах Федерации. Как заявил Дмитрий Козак, главная проблема – распределение полномочий между субъектами и центром. Другая проблема, которую еще предстоит решить: какими ресурсами должны обладать разные уровни власти для обеспечения своих функций. Тут есть разногласия, и правовые коллизии еще остаются. Решение их, по мнению Дмитрия Козака, положительно скажется на привлечении инвестиций в страну.



    Партнеры