Свой среди своих

ЮРИЙ КОБАЛАДЗЕ РАЗВЕДЧИК В БИЗНЕСЕ

1 апреля 2002 в 00:00, просмотров: 249

Если бы Юрию КОБАЛАДЗЕ, ныне управляющему директору инвестиционной компании «Ренессанс Капитал», на заре его карьеры сказали, что ему придется расстаться с разведкой, он бы не поверил. Однако такой крутой поворот в жизни генерал-майора
Службы внешней разведки в отставке почти закономерен.

По его собственным словам, «разведка – это не Джеймс Бонд и стрельба из пистолетов, а скрупулезный поиск и последующий анализ информации для руководства государства». Как показала практика, все это необходимо и нашему бизнесу. О сходстве и различии этих сфер деятельности, о важности информации для разведки и бизнеса и о том, почему высокий профессионализм востребован не только в сфере безопасности, бывший высокопоставленный кадровый разведчик рассказывает обозревателю «ДЛ» Наталье РАТИАНИ.

В какой степени опыт работы в разведке помогает вам в вашей нынешней работе?
– Моя работа по-прежнему заключается в поддержании контактов с людьми. Собственно, этим я занимался всю жизнь и, как мне кажется, умею это делать. Ведь за годы работы в разведке, в журналистике, в пресс-бюро СВР я приобрел опыт взаимоотношений с людьми и, конечно, благодаря госслужбе овладел всеми бюрократическими тонкостями и навыками, которые при работе с чиновниками просто жизненно необходимы.
Это привлекло руководство компании. Ведь я пришел в бизнес не столько заниматься конкретными сделками, сколько работать по созданию позитивного фона для деятельности компании в России и в мире. Наряду с моими коллегами я – связующее звено между компанией и внешним миром. В мою задачу входит сделать нашу компанию открытой, узнаваемой на рынке, способствовать укреплению ее престижа.
«ДЛ»: Ваше кредо – синьор, полезный для общества…
– Наверное, я общественное животное. Сколько себя помню, у меня всегда была активная жизненная позиция. Я был деятельным октябренком, пионером, комсомольцем, журналистом. Всегда занимался общественной работой. Мне это нравилось и не тяготило.
Работа разведчика во многом состоит из общения. От того, насколько хорошо он умеет устанавливать контакты, расположить к себе собеседника, в общем, завоевать аудиторию, напрямую зависят его профессиональные результаты. К слову, психологии установления контактов мы учились в том числе по хорошо теперь известной книге Дейла Карнеги «Как завоевывать друзей и оказывать влияние на людей». Еще задолго до того, как эта книга появилась на прилавках наших магазинов, она была переведена и занимала достойное место в библиотеке Академии разведки.
«ДЛ»: А ваше нынешнее руководство не смущал тот факт, что вы долгие годы посвятили работе в разведке? Ведь существует мнение, что, единожды став разведчиком, им никогда не перестают быть?
– Возможно, кого-то это и смущает. Однако сам факт причастности к спецслужбам еще ничего не значит. Кому-то это импонирует: раз служил в разведке – значит, достоин доверия. Кто-то, наоборот, скажет: «С таким ухо надо держать востро».
Всегда и везде, в разведке и вне ее, в первую очередь ценилась твоя компетенция и репутация. К слову, то же самое можно сказать и о бизнес-структуре. Если компания сумела создать себе достойную репутацию и заботится об ее сохранении, то она востребована на рынке. Кстати, возможно, эта новость удивила многих, но к нам в компанию одним из партнеров пришел Александр Шохин, председатель думского Комитета по кредитным организациям и финансовым рынкам. Если такая заметная в российской политике фигура выбрала «Ренессанс Капитал», то это говорит о высокой репутации компании, о доверии к ней на рынке. Но один промах – и ты навсегда можешь оказаться за бортом. Такой закон действует и в разведке, и в бизнесе.
«ДЛ»: Как на Западе обстоят дела с приходом спецслужбистов в бизнес?
– Одно время обществу навязывали тезис о том, что КГБ – преступная организация и все, кто в ней работал, – преступники. Это абсурд. Во всем мире сотрудники спецслужб уходят в отставку и продолжают успешно работать в бизнесе, в других структурах. В частности, в журналистике. Это нормальный процесс. И выходцы из ЦРУ и МИ-6 также востребованы бизнесом своих стран.
«ДЛ»: Кого бы вы могли назвать из наших разведчиков, нашедших себя на «гражданке»?
– Михаил Любимов стал известным писателем. Михаил Богданов, создав процветающее рекрутинговое агентство, теперь стал президентом Ассоциации консультантов по подбору персонала.
Кто-то стал известным банкиром, кто-то золотым пером журналистики. Многих не могу назвать поименно. Я – особый случай, я был публичен, но многие мои товарищи не хотят или по понятным причинам не могут афишировать свою принадлежность к разведке.
На самом деле российские разведчики, которые ушли из СРВ, как правило, везде достигают заметных результатов и становятся известными людьми.
«ДЛ»: В чем причина такой востребованности сотрудников спецслужб, в частности разведки, в бизнесе? Значит ли это, что бизнесом было оказано доверие тем, с кем он поначалу конфликтовал? Ведь за десятилетие реформ многие бизнес-структуры охотно привлекали профессионалов из этой сферы.
– В разные годы было по-разному. Когда бизнес только зарождался, приток в эти структуры представителей спецслужб и госслужб был выше. Это было вполне оправданно. Многие тогда по разным причинам, в том числе финансовым, уходили из разведки. Но это были профессионально подготовленные люди, и их опыт оказался востребован. Я имею в виду не только специалистов в области безопасности и охраны, но и аналитиков, кто работал под крышей «журналистов», «дипломатов».
Вместе с тем время, когда бизнес рекрутировал «без оглядки» таких специалистов, практически прошло. Уже сейчас недостаточно просто быть выходцем из спецслужб, а через несколько лет конкуренция будет еще жестче.
За годы рыночной экономики подросли молодые российские специалисты, способные составить достойную конкуренцию западным профи. В крупных компаниях появился целый пласт грамотных, хорошо образованных людей, глубоко разбирающихся в политических и экономических проблемах. Скажем, наши аналитики по нефти, по другим отраслям были бы востребованы в любой разведке. И это хорошо.
«ДЛ»: Можно ли говорить о том, что бывшие кадровые сотрудники спецслужб рекрутировались еще и потому, что это было своеобразным знаком качества тех профессиональных услуг, которые предлагались компаниям?
– Сам факт принадлежности к госслужбе или спецслужбе не является гарантией того, что тебя с распростертыми объятиями примут в любой компании.
Я убежден, что это еще и набор личных качеств, умение заинтересовать собой, наличие профессиональных навыков, необходимых именно в бизнесе. К примеру, в «Ренессансе» меня не встречали с распростертыми объятиями только потому, что я бывший разведчик. На меня собирали информацию и проверяли точно так же, как любого другого будущего сотрудника компании.
«ДЛ»: Сейчас выходцы из спецслужб делегируются во многие госструктуры. Могут ли их бывшие коллеги, трудящиеся на ниве бизнеса, быть востребованы в том или ином государственном секторе? Или обратного пути нет?
– Я не думаю, что сейчас возможен заметный отток из бизнеса обратно на госслужбу. Можно говорить только о единичных случаях. К тому же если кто-то решит вернуться, то неминуемо будет подвергнут тщательному контролю. Спецслужбы берегут свои ряды и опасаются проникновения «засланных казачков».
«ДЛ»: Крупные корпорации всегда стремились в той или иной степени влиять на ряд принимаемых в государстве решений. Насколько здесь важна роль инсайдеровской информации, которой государство и бизнес готовы обмениваться, преследуя в конечном итоге каждый свои интересы?
– Вопрос намного важнее, чем просто получение или обмен инсайдеровской информацией. Наш бизнес все больше стремится играть по правилам, принятым в цивилизованных странах. И о равноудаленности олигархов заговорили не случайно. Плохо, когда один открывает дверь ногой, а остальные толкутся в предбаннике – так не должно быть. Но без лоббирования своих интересов бизнес существовать не может и не будет. Вполне нормально, что корпорации пытаются привлечь к себе внимание, заинтересовать своими проектами. Вопрос в другом – какими методами продвигается та или иная инициатива. Где та черта, которую нельзя перейти.
Сейчас много говорят о корпоративной культуре, о кодексе чести в бизнесе. Много полезных инициатив в этой области у «Ассоциации менеджеров». Постепенно эти вещи становятся осознанной необходимостью. Чем выше прозрачность компании, тем больше к ней доверия на рынке. Увы, отечественному бизнесу еще далеко до той степени прозрачности, которая давно стала нормой в Европе и Америке. Долгое время у нас было в порядке вещей вложить деньги, а потом, сбившись с ног, разыскивать менеджмент, чтобы спросить, «стоит ли рассчитывать на прибыль». В цивилизованном мире все наоборот: компания должна не упускать из виду клиента, ежедневно доносить до него всю необходимую информацию. Шаг за шагом российские компании начинают выходить на этот уровень.
«ДЛ»: Информация – самый дорогой товар в мире. В чем специфика добычи информации для разведки и для бизнеса? Каковы различия?
– Вся моя предыдущая работа, связанная с разведкой, точнее говоря, большая ее часть, была связана с получением и обработкой необходимой информации. Это востребовано и сейчас.
В чем специфика? У государства шире охват – его интересует больший спектр проблем. Бизнес не столь всеяден, так как более зависим от конкретных проектов, которыми занимается в данный момент.
Работать только на доверии, не проверяя своих партнеров, бизнес, увы, не может. «Мерседес» последней марки, роскошное пальто, престижные часы – это еще не повод заключать контракт на миллион долларов. За респектабельным фасадом вполне может оказаться капитал на сумму в один доллар.
Проверка поступающей информации о конкурентах, потенциальных партнерах – важная часть работы бизнес-структур. В инвестиционных компаниях или банках, уважающих себя, такую информацию хранят и оберегают от конкурентов.
«ДЛ»: Однако важно не только получить информацию, она должна быть востребована и правильно оценена заказчиком, будь то руководство страны или крупной корпорации?
– Это и основной стимул работы разведчика, и принципиальный вопрос для всех разведок мира – как высшая государственная власть распоряжается полученной информацией. К чести советской и российской разведки, как правило, в переломные моменты истории всегда своевременно добывалась необходимая информация, которая была воспринята чуткими ушами и приводила к конкретным решениям. Но бывали случаи не только в России, но и во всем мире, когда в угоду политическим и идеологическим соображениям информация игнорировалась.
«ДЛ»: Промышленный шпионаж с каждым годом набирает обороты. Компании начинают уделять все больше и больше внимания информационной безопасности. Насколько это актуально для нынешней России или у нас еще все впереди ?
– Промышленный шпионаж – это факт, который не стоит отрицать. Свою разведку на этом поле ведут крупные банки, компании, корпорации многих стран мира. Сейчас и наши компании становятся похожи на западные фирмы.
«ДЛ»: Вы упомянули кодекс чести и игру по правилам. Честь – особое понятие для разведчика, наверняка определенному кодексу чести следует и порядочный бизнесмен. Возможно, они в чем-то совпадают?
– Мне было отнюдь не безразлично, куда я иду работать после 25 лет службы Отечеству. Я выбрал компанию, которая, как мне тогда казалось и в чем я теперь уверен, работает в интересах России.
Да, изменилась обстановка, условия работы, а вот цель осталась неизменной. Я как работал на государство, так на него и работаю.
«ДЛ»: Раньше во главе угла была идеология. Сейчас ситуация поменялась. Россия, как и большинство стран западного мира, придерживается демократических принципов. Экономика стала превалировать над политикой. Каковы нынешние приоритеты?
– Вы правы, в советские времена, в период «холодной войны», шла игра с так называемым нулевым вариантом. Что было хорошо для американцев, то было плохо для нас, и наоборот. Противостояние Запада и Востока шло по всему миру, и зачастую в жертву идеологии, которая определяла это противостояние, приносились и политические, и экономические интересы.
С окончанием «холодной войны» это все ушло в прошлое. Сейчас мы во главу угла ставим национальные интересы, а не идеологию распространения коммунизма по всему миру. В этом смысле Владимир Путин, пожалуй, пример прагматического подхода к государственной политике. Другое дело, что не все получается.
Россия – глобальная, мировая держава и выстраивает свои отношения со всеми государствами. Если у нас есть экономический интерес к странам, которые американцы считают изгоями, то это их, а не наши проблемы.
Очень хорошо, что наконец наша страна стала жить, руководствуясь экономическими приоритетами. Однако пока наша экономика не будет соизмерима с экономиками западных стран, мы никогда никого не убедим, что мы великие и могучие.
Мы, сотрудники разведки, всегда исходили из того, что экономика определяет политику. И у нас никаких иллюзий на этот счет не было. Находясь «в поле», мы особенно видели абсурдность некоторых шагов советского правительства. Сейчас, по крайней мере, мы называем вещи своими именами.
«ДЛ»: Престижно ли сейчас работать в разведке?
– Должно быть престижно. В любые времена государство должно понимать важность этой профессии и делать все для поднятия ее престижа. Работа в разведке всегда интересна. Я не жалею ни об одном дне, проведенном в рядах разведчиков. Ни я, ни мои товарищи не сделали ничего, за что нам было бы стыдно. Мы всегда работали в интересах государства.
Разведка – очень гибкая структура, которая приспосабливается к велению времени. Смысл разведки в ее мобильности. Сегодня на повестке дня – международный терроризм, наркобизнес, нераспространение оружия массового поражения. Изменится мировая внешнеполитическая ситуация – разведка будет переориентирована.
«ДЛ»: На Западе разведчиков часто называют рыцарями плаща и кинжала, а на вашем рабочем столе – фигурка Дон Кихота, рыцаря без страха и упрека. Может быть, черты, присущие Дон Кихоту, есть у вас?
– Пожалуй, нет. Я не способен на такие безрассудные поступки – я конформист.
«Дон Кихот» – великая книга жизни. Мой любимый герой – рыцарь печального образа – магнетически притягивает и чарует меня. Ведь для него ветряные мельницы были не фикцией, а реальным злом. Мне кажется, каждый хотел бы сразиться за честь и достоинство, доказать, на что способен.
«ДЛ»: И все-таки профессия разведчика предполагает лавирование на лезвии ножа только с холодным сердцем?
– Не переоценивайте, что все разведчики каждый день рискуют жизнью. Определенный риск, адреналин, опасность, конечно же, присутствуют. Но все же это не отчаянная битва с ветряными мельницами.
«ДЛ»: Думаю, у вас в жизни было достаточно ситуаций, требующих принятия единственно правильного решения. Есть ли какая-то формула, которая помогает вам в жизни держаться?
– Я очень счастливый по жизни человек. Я всегда занимался тем, что мне нравилось. Не было ни одного дня, о котором бы я пожалел.

Юрий Кобаладзе родился 22 января 1949 года в Тбилиси. Выпускник факультета журналистики МГИМО. С 1972 по 1998 годы работал в Службе внешней разведки, из них семь лет работал в Лондоне корреспондентом радио и телевидения. С 1991 года возглавлял отдел по связям с общественностью и СМИ. До прихода в 1999 году в российскую инвестиционную компанию «Ренессанс Капитал» был первым заместителем генерального директора информационного агентства «ИТАР-ТАСС». В компании отвечает за связи с правительством, другими государственными структурами. Как свидетельствует официальный сайт компании, «благодаря почти двадцатилетнему опыту работы в высших эшелонах российской политики г-н Кобаладзе приобрел прочные связи в политических сферах, российских и иностранных СМИ». Юрий Кобаладзе главным достижением в жизни считает членство в Совете по внешней и оборонной политике, который отметил свое 10-летие.
По собственному признанию, любит хорошее вино и виски. Не курит. К тому же большой поклонник оперы и русской классической литературы. Также Юрий Кобаладзе – президент клуба «Remi Marten», сопредседатель клуба друзей театра «Геликон–опера».



    Партнеры