Краснеющая площадь

“МК” решил устроить парад дураков в центре столицы

1 апреля 2002 в 00:00, просмотров: 270
  “Товарищи дураки! Равнение нале-во! Выше ногу! Шире улыбку!” Накануне Дня дураков на Красной площади, прямо перед Мавзолеем, творилось невообразимое. Под бой курантов шла репетиция Парада дураков. Публика собралась разношерстная: от бомжа до солидного дядечки в очках, оказавшегося бизнесменом из Подмосковья. Так начиналась акция “МК” по проверке чувства юмора сограждан, ошивающихся у стен Кремля. Вооружившись агитационным плакатом, корреспонденты “МК” отправились валять дурака — собирать участников первоапрельского парада.
   
  Погода стояла великолепная. Представляясь сотрудниками несуществующего Комитета по проведению парадов Управления торжеств мэрии Москвы, мы ринулись в бой. Но вышагивать по главной площади страны за идею всенародного праздника и звание участника первого в истории России дурацкого Парада дураков не нашлось.
     — Ага! Щас, возьму и приеду я за ваше свидетельство участника! Ищите дурака!.. — остудил наш пыл первый же “проходимец” — поддатый бомж, двигавшийся нетвердой походкой в сторону Исторического музея.
     Найти настоящего дурака средь бела дня на Красной площади оказалось проблематично. Узнав, что парад будет проходить 1 апреля, в рабочий день, прохожие вежливо откланивались, выдумывая массу причин, почему они не могут нам, бедным, помочь. И тактику решено было сменить.
     Решили обещать. Чем больше, тем лучше: работающим — освобождение, подписанное лично Лужковым, студентам — свободу от занятий на неделю, всем участникам — призы и подарки, фабрики — рабочим, землю — крестьянам, воду — матросам... Но самое важное мы решили пообещать в конце парада...
     — А чё делать-то надо будет, в натуре? — ковыряясь в отвисшем от наших обещаний ухе, поинтересовался солидный дядечка.
     — Пройти по площади в ногу от Исторического музея до гостиницы “Россия”. Там будут накрыты столы, угощение бесплатное, для первых ста участников — VIP-места. Приходите! В 8 утра начало. Давайте мы запишем вашу фамилию — на банкет по спискам пропускать будут...
     — О’кей! — обрадовался дядечка, ставя автограф на нашем боевом листке.
     Вот это уже по-нашему... Желающих попасть на лучшие места оказалась масса. Нас чуть не затоптали. Пришлось устраивать жесткий кастинг.
     — Телевидение вас снимать будет! Вы пройдитесь, пожалуйста, а мы посмотрим. А то еще опозоримся с вами на всю страну. С левой ноги, ша-гом...
     Тетечки, дядечки, матросы, дети и студенты старательно маршировали по площади на глазах у изумленных иностранцев и милиционеров. Последние, кстати, участвовать в Параде дураков отказались, мотивируя это так: “У нас каждый день такой парад”. Что ж, самокритично...
     По площади неспешным шагом двигалась зеленовато-коричневая масса — отряд солдат срочной службы. “Вот уж кто, наверное, сыт всякими парадами по самое горло”, — подумали мы, но ребятушек мы недооценили. Бойцы откликнулись на наше предложение с энтузиазмом. А когда узнали, что еще и кормить на халяву будут, засияли от счастья. Даже построились и уже готовы были начать маршировать, но все испортил командир. Прибежал, раскричался, потребовал объяснений и пообещал всем устроить такой парад, что мало не покажется. Но, немного успокоившись, капитан подошел к нам и с ехидной улыбкой попросил записать в дураки его командира части. Что мы с радостью и сделали.
     Список участников начал расти, как омлет на сковородке, подрумяниваясь от красных чернил. За два часа отлова прохожих нам удалось собрать почти сорок подписей! Мы потирали руки, думая о том, что приличную колонну можно было бы собрать примерно за сутки. И тут, не спрашивая нашего согласия, в участники парада записали нас самих...
     — Здравствуйте, мы из Комитета по проведению парадов Управления торжеств мэрии Москвы.
     — Управления чего?.. — растерянно переспросила женщина лет сорока.
     — Торжеств. Первого апреля на Красной площади проводим народный парад. Примете участие?
     — Сожалею, я в этот день работаю, — грустно оправдалась дама, — но с удовольствием посмотрю на вас из окна, — добавила она, показывая рукой на желтое здание за Кремлевской стеной.
     Мы на несколько секунд онемели. Затем как-то неосознанно вытянулись в струнку и с благоговением уставились на окна, на которые указала наша собеседница.
     — Да ладно, расслабьтесь, — захохотала женщина. — Пошутила я, с наступающим...
     — Спасибо, — в один голос сказали мы и поплелись в сторону гостиницы “Россия”, где нас, конечно, никто не ждал.
    


    Партнеры