Лысуха у скотомогильника

Обороняясь от врагов, корреспонденты “МК” понюхали газ и порох

1 апреля 2002 в 00:00, просмотров: 237
  Не так давно у одного из авторов этих строк попытались отобрать машину. Около озера с оптимистическим названием “Светлая жизнь” на трассу выскочили четверо здоровяков с бритыми затылками и перегородили путь. Спас водительский инстинкт: нога сама собой нажала на газ, рука крутанула руль влево, и, объехав компанию по песку, я помчалась дальше, испуганно поглядывая в зеркала. Это стало первым звоночком. Потом были приставания пьяного кавказца в купе поезда Москва—Адлер, многочисленные “Красавица, поехали покатаемся”, доносившиеся из притормаживающих иномарок, и прочие, знакомые почти всем дамам “непристойные предложения”. Последней каплей стала попытка какого-то обкуренного парня со словами: “Давай деньги или ограблю!” — отобрать сумку прямо на Новом Арбате в семь часов вечера.
     Подруги и коллеги по работе успокаивали как могли и тоже делились “случаями из жизни” — оказывается, нечто подобное случалось практически со всеми. Надоело! — решили мы. Хватит быть слабыми и беззащитными созданиями — пора брать дело собственной обороны в свои руки.
Телефон в ноздре
     Вид мускулистых бодибилдерш, которых показывают по “НТВ-плюс”, совершенно не вдохновлял — от таких дам, наверное, не только маньяки, вообще все разумные мужчины разбегаются! Нет, самое милое дело — за недельку-другую, не накачивая поперечнополосатые мышцы, научиться самым эффективным приемам...
     Но найти подходящее заведение оказалось непросто — курсы женской самообороны мы обнаружили, только обзвонив с десяток спортклубов.
     — Ну и как, пользуются ваши уроки популярностью у прекрасного пола? — поинтересовалась я у симпатичного инструктора Андрея.
     — Да как сказать... Сейчас ходят только две девушки. Вы вот — третья.
     Выяснилось, что дамская самооборона — дело тонкое: “Вы же не хотите убить или покалечить насильника? Вам нужно только помешать ему сделать свое черное дело. Поэтому никаким особо сложным приемам мы не учим. Да и неприменимы они, как правило, в таких ситуациях, потому что развернуться негде — не на ринге же...”
     Так чему учат? Перво-наперво, когда на вас нападают, нужно попробовать занять выгодную позицию — это когда сзади нет стены, руки и ноги могут свободно двигаться. Важно очень быстро оценить обстановку (скользко, темно, есть ли рядом люди), возможности противника (успеть заметить, правша он или левша — это, пожалуй, тяжело; но хотя бы пьяный или нет) и какие мирные предметы могут пригодиться в ваших немирных, но справедливых целях. Авторучка, зонтик, сумка, каблуки (чем острее, тем лучше) — все это может стать грозным оружием в руках (или на ногах) самого хрупкого и беззащитного с виду создания. Но в таких случаях хорошо бы знать, куда “надо ткнуть”. Лучше, чтобы уж наверняка, метить в самые уязвимые зоны: ручкой — в глаз, зонтиком — в кадык, каблуком или по голени, или просто наступить посильнее на ногу, ну и чем придется — в пах.
     — Естественно, что женщина физически слабее своего противника, но у нее могут быть свои преимущества: ловкость, быстрота, фактор неожиданности — ведь нападающий не рассчитывает на серьезный отпор, — объясняет Андрей, — он-то не знает, на что вы способны. Мужик что сделает в первую очередь? С правой навернет! А наши девушки умеют правильно от ударов уворачиваться. Они же здесь не бицепсы качают, а развивают быстроту реакции, “жесткость” ударов — то есть не силу, а резкость, изучают, какие бывают виды ударов, — их всего шесть.
     Теорию я освоила быстро — теперь могу хвастаться, что знаю, чем апперкот отличается от хука. Но когда мне предложили испробовать навыки на практике, стало как-то не по себе. По груше — можно, но как лупить по живому человеку? Он со мной занимается, рассказывает, а я ему кулаком в морду?!
     — Перешагнуть этот психологический барьер — чуть ли не самое сложное для женщины, — утешил Андрей. — Пока на снарядах тренируемся — ничего, а как надо на живом примере — вот тут всех заклинивает: “Я не могу!” Пока привыкнут...
     Привыкать почему-то не захотелось. И потом, подумала я, зонтик или ручка — это, конечно, хорошо, но не проще ли купить в магазине что-нибудь “специальное”?
     Недавно одна моя знакомая возвращалась ночью из клуба. Вдруг на нее “обрушился” пьяный мужик. Девушка с перепугу выхватила из сумки мобильник и тыкнула мужику прямо в лицо — да так, что антенна пришлась прямиком в ноздрю! От отчаяния моя подруга заорала: “Стой смирно! Это — шокер! Если сейчас кнопку нажму — голова вдребезги!” Подействовало, как ни странно, — страшный дядька уполз за угол...
Селезенка маньяка
     Итак — по магазинам! Ищем что-нибудь самое современное и надежное. Только не баллончик — уж больно они несерьезные.
     Покупать электрошокеры в салоне сразу же отсоветовали. Сказали, что на многих людей они действуют слабо — тряхнут чуть-чуть, да и все. Должный эффект будет, только если попадешь в грудь или живот. “Или скажешь: “Иди, я тебя поцелую”, а сама шокером ТУДА”, — предложил продавец, указывая на причинное место у манекена. Другой недостаток — шокеры не рекомендуют применять под дождем: тогда неизвестно, кому больше достанется.
     Потом на прилавок вытащили странное устройство вроде маленького револьвера, но с огромным дулом. “Травматический пистолет” — значилось на ценнике. Стреляет резиновыми пулями. В недоброжелателя такой заряд ударит с силой 120 кг на 1 кв. см — к примеру, одним выстрелом можно запросто пробить дверцу “Жигулей”. “А если маньяк, не дай бог, нападет, — живописал продавец, делая страшное лицо, — получит перелом ребер. Возможны разрыв печени или селезенки. Даже смертельный исход не исключен — в Москве уже было четыре таких случая!”
     Но радужный образ маньяка с разорванной селезенкой стоял перед внутренним взором недолго — оказалось, на “травматический пистолет” надо получить в милиции специальную лицензию. Такую же, как на газовый.
     “Обороняться — так по-крупному!” — решили корреспонденты “МК” и попросили показать “настоящий ствол” — газовый “Макаров”, аналог огнестрельного. “Этим он и опасен, — отговаривали продавцы. — Сейчас ведь милиционеры не обязаны делать предупредительные выстрелы в воздух. Увидят у вас в руках “Макарова” — и застрелят такую симпатичную девушку...” Эх, где наша не пропадала! Надо такую красоту хотя бы в руке взвесить. Продавец убеждал, что самое сложное — успеть за пару секунд снять “ствол” с предохранителя и передернуть затвор. На самом деле самым трудным оказалось уберечь маникюр — когда сражаешься с предохранителем, можно все ногти сломать...
     Потом мы “позарились” на охотничье ружье. По мужским меркам оно было самым маленьким — двадцатого калибра (самым убойным считается двенадцатый). Зато весило килограмма два с половиной. “Его можно так сложить, что оно поместится в вашей сумочке”, — откровенно забавлялись консультанты. Но серьезно — главный минус ружья для нас, женщин, вовсе не в его тяжести, а именно в необходимости собирать-разбирать. Ведь даже имея разрешение, возить его, к примеру, на заднем сиденье своей машины в состоянии боеготовности вы не сможете — только разобранным, в чехле. Ну ничего, хотя бы для дачи сгодится...
     В общем, стало понятно: если хочешь защитить “себя по-взрослому” — похода за нужными бумагами не избежать.
Счастье в железном ящике
     “Да что ж вы так мучаетесь, мы вам лучше охрану дадим!” — искрометно пошутил участковый, глядя на здоровенный железный ящик. Прямо прочел мои мысли: каждый раз, запинаясь за эту штуку, я вспоминаю, как, вся в поту, шарф набок, тащила ее до подъезда... А до этого — искала в огромном темном здании фирму, которая торгует такой “экзотикой”. Собственно, участковый пришел именно из-за ящика — его инспектировать. Иначе газовое оружие носить бы не позволили...
     Получать разрешение оказалось делом весьма занимательным. Сначала нужно было взять справки в ПНД и в наркологическом диспансере — что не состоишь на учете. Потом прийти с ними в любую поликлинику, где предоставляют услуги “оружейной” врачебной комиссии, и наведаться еще к окулисту и психиатру. И только после этого отправляться в лицензионно-разрешительный отдел ОВД по месту жительства.
     С ворохом бумажек и милой улыбкой на лице — чтобы не заподозрили в каких-либо преступных умыслах — корреспондент “МК” возник на пороге ОВД, что в Кривоарбатском переулке. Милиционеров стремление вооружиться ничуть не удивило — говорят, дам, желающих законно владеть “стволами”, хватает. Мельком взглянув в документы, отправили в сберкассу — платить 30 рэ. После чего выдали анкету с обычными вопросами — ФИО, дата рождения, место работы... “Приходите через месяц, — наконец сообщил инспектор. — А пока купите железный ящик. На следующей неделе придет участковый и проверит”.
     И вот мытарства позади — через месяц автору этих строк выдали голубенькую линованную бумагу под названием “Открытая лицензия на право приобретения, хранения и ношения газового оружия самообороны”.
Как сварить медведя?
     — Два фото своих принесите, шестьсот рублей... И четыре дня надо отработать.
     — Это как?!
     — Да вы не волнуйтесь — работа на воздухе. Можно сено косить, забор красить или мусор убирать в охотничьем хозяйстве...
     Короче говоря, в Московском обществе рыболовов и охотников корреспонденту “МК”, который захотел понюхать не только газу, но и пороху — т.е. заполучить настоящее охотничье ружье, — предложили поучаствовать в “сельском субботнике”.
     Учитывая, что тонкости сенокоса мне известны лишь по фильмам, а кисть в последний раз приходилось держать на рисовании в пятом классе, я поинтересовалась, есть ли другие варианты. “Есть, есть — надо просто доплатить 125 рублей”.
     В Военно-охотничьем обществе Минобороны тоже были оригинальны — первым делом полюбопытствовали, есть ли у меня охотничья собачка. “Нет, — растерянно пробормотала я. — Зато умею ездить на лошади”. — “Хм... Ну приходите, поговорим...”
     Сотрудница общества, узнав, что я собираюсь вступить в ряды охотников, посмотрела на меня как на ненормальную. “Вот и весенние обострения начинаются”, — явно читалось в ее глазах.
     — С вашей комплекцией, — скептически оглядывая меня с ног до головы, протянула дама, — стрелять сложно: ружье будет перетягивать.
     Оказалось, ради заветной корочки предстоит пройти целый курс молодого бойца — сдать стрельбу и теорию по специальной брошюрке. Т.е. без запинки выдавать фразы вроде: “При поперечном разрыве папковой гильзы, часть которой осталась в канале ствола, дальнейшая стрельба из этого ствола не допускается. Засевшую часть гильзы следует извлекать экстрактором”. Вдобавок надо было выучить, каких зверей лучше выслеживать близ скотомогильников, и отличать лысуху (это такая нырковая утка) от вяхиря (вид диких голубей).
     Если брошюрку еще можно было зазубрить, то навыки владения ружьем отсутствовали в принципе. “Приезжайте на стенд в Люблино, потренируетесь”, — предложил инструктор.
     На стрельбище как раз шли соревнования — земля была усеяна оранжевыми обрывками, напоминавшими останки воздушных шариков. В воздух взмывали маленькие мячики, а охотники азартно палили по ним из ружей. Выполнить норматив — выбить пять из пятнадцати летающих мишеней — казалось абсолютно нереальным. К тому же из-за соревнований мои экзерсисы в стрельбе пришлось отложить на апрель. Зато инструкторы за кофе подробно рассказали, когда нужно ходить на медведей и бекасов и как лучше варить дичь.
     Напоследок я поинтересовалась, есть ли в Военно-охотничьем обществе представительницы прекрасного пола, которые учатся стрелять и приобретают билет только для самообороны. “Знаете, — задумчиво почесал голову инструктор, — за всю жизнь — а я здесь с шестидесятых работаю, вы — первая!”
     Может быть, я скоро все-таки сдам этот злосчастный минимум и получу охотничий билет. И вот тогда — держитесь, воры и маньяки. Потенциальная добыча превратилась в охотницу!
БЕГ ПО КОРИДОРУ СТРАХА
Насильники любят слезы
     Как вести себя женщине, когда на нее нападают? Директор Института психопрофилактики терроризма Виктор ФЕРШТ дал читательницам “МК” несколько советов...
     1. Прежде всего надо заставить себя выйти из состояния парализующего страха — когда можешь думать только о том, что сейчас с тобой сделают, насколько будет больно и т.д. Как это сделать? Попытаться отвлечься от ситуации. Это можно сравнить с работой спортсмена, для которого самое главное — перед стартом переключить внимание: перестать думать о беговой дорожке и о том, как он сейчас будет переставлять ноги, потому что иначе наверняка споткнется. Подсознание подскажет, что делать, если не ограничивать его тесным коридором страха.
     2. Ни в коем случае нельзя плакать, ведь в большинстве случаев нападающий на это и рассчитывает, — подтверждение слабости жертвы вводит его только в больший азарт. Кричать и звать на помощь можно только в тех случаях, когда это имеет смысл — рядом есть люди. Нельзя говорить что-то вроде “я больна СПИДом” — это может вызвать дополнительную агрессию. И почти всегда бесполезны попытки разжалобить...
     3. Но и молчать не нужно — обязательно говорить! В любом случае это отвлекает внимание нападающего от запланированных действий. Таким образом можно выиграть время или даже, если удастся правильно построить разговор, заставить его поменять намерения.
     4. Постараться определить, что за человек на вас напал. Кто он: маньяк, сумасшедший, хулиган или просто пьяный. С пьяным разговаривать бесполезно, лучше сразу пытаться убежать.
     5. Хороший способ психологически сбить с толку — предложить ему то, чего он добивается. Например, практически любой насильник процентов на 50 будет этим деморализован, потому что ему нужно, чтобы жертва сопротивлялась, для него в этом вся соль. Главная цель — сломить волю другого, подавить. А тут его этой цели лишают. Конечно, это не снимает саму угрозу, но позволяет ослабить противника, немного снять агрессию и выиграть время...
И почем удовольствие?
     Курсы женской самообороны — от $100 за 10 занятий
     Электрошокер — от 500 руб.
     Травматический пистолет — около 5000 руб.
     Газовый пистолет — от 2000 руб.
     Железный ящик для хранения оружия — от 900 руб.
     Охотничье ружье — от 4000 руб.
     Охотничий билет — от 700 руб.
     Сдача “охотничьего минимума” — от 150 руб. (15 выстрелов)
    


Партнеры