Век Оле не видать?

Самый знаменитый биатлонист мира не приехал в Россию

3 апреля 2002 в 00:00, просмотров: 314
  — “Наша задача — вовремя лечь и быстро спустить!” Знаете, про кого это? Про нас, биатлонистов... Имеется в виду спусковой крючок, — нарезая колбаску за завтраком, улыбнулся олимпийский чемпион Альбервиля-92 Евгений Редькин. Дело было на Гран-при стреляющих лыжников, проходившем в Ханты-Мансийске. Гонками в столице автономного округа, годовой бюджет у которого — второй в стране после Москвы, и завершился напряженнейший сезон.
   
  Четырехкратный олимпийский чемпион Солт-Лейк-Сити норвежец Оле-Эйнар Бьорндален , француз Рафаэль Пуаре и шведская прима Магдалена Форсберг , выигравшая Кубок мира, на наш север не приехали. Нет, не трескучих морозов в конце марта испугались, а просто решили уже начать отдыхать. Но и в отсутствие мировых лидеров громкими именами Гран-при не был обделен. Олимпийская чемпионка Ольга Пылева , Павел Ростовцев , долго лидировавший в общем зачете Кубка мира, а в итоге ставший вторым, Виктор Майгуров , выигравший единственную бронзовую медаль наших биатлонистов в Америке... В родном Ханты-Мансийске Виктор никому не оставил шансов в гонке преследования, проходившей в тяжелых условиях — сильные порывы ветра ох как мешали. Хотя соперники заранее знали, что победит наш биатлонист: “Чем сложнее условия, тем больше шансы у Вити”.
     Виктор Майгуров мог бы зачехлить лыжи и ружье уже сейчас. Но решение этого вопроса он отложил до будущего года. Все потому, что в Хантах пройдет чемпионат мира по биатлону. Город, чье название почему-то вызывает у столичных жителей легкую усмешку, в свое время выиграл это право с перевесом в один голос. Сейчас тамошний стадион — лучший в мире.
     — С зарубежными аренами даже сравнивать нельзя, — сказал мне Майгуров. — Иностранцы как увидели наш стадион, сразу принялись за модернизацию своих. В немецком Оберхофе, например. Единственное место, которое могло бы еще посоперничать, — это лыжная Мекка, норвежский Холменколлен с его трассами и трамплинами. Но там нет постоянного стрельбища. Его устанавливают лишь на этап Кубка мира...
     В Ханты-Мансийске тоже хотят построить такой центр. Возвести трамплин, чтобы развивать прыжки, двоеборье. Этими планами со мной поделился Евгений Редькин. Кстати, заместитель председателя спорткомитета автономного округа.
     — А как впечатление от прошедшей Олимпиады, от выступления наших биатлонистов? — спрашиваю его.
     — В Солт-Лейк-Сити мы проиграли информационно, — огорошил олимпийский чемпион. — Наши чиновники не знали положений или просто игнорировали их. В частности о том, когда и как спортсмена можно забирать на допинг-контроль, они, видимо, даже не догадывались. Этого не знал и Павел Ростовцев. Хотя на сдачу пробы надо было идти с представителем команды... Да и подготовку к Олимпиаде надо было вести по-другому. Приехать и выиграть с кондачка — нереально. Например, норвежцы, немцы, не говоря уже об американцах, со стадиона года два не вылезали. Изучали, какие изменения проходят в организме в течение дня на высокогорной местности, какой нужен парафин для лыж. В условиях Европы применяется одна смазка, а там, скажем, достаточно было лыжи соплями помазать — и они нормально поехали бы... А все это оттого, что экономим на спичках, а проигрываем в большом...
     Даже если эти замечания принять во внимание, шансы на успех все равно были не так велики. Не только у нас, а у всех, кто соперничал с норвежской командой. Все гонки выиграл Оле-Эйнар Бьорндален, а он — астматик, как и все лыжники-викинги.
     — Оле-Эйнар — классный парень, — сказал мне Майгуров. — Мы его любим перед стартом подкалывать: “Сегодня беги помедленнее. Дай другим что-нибудь выиграть”... А вообще, что касается лекарственных препаратов, я считаю, надо либо все запретить, либо все разрешить. Тогда справки о том, что у тебя якобы астма, потеряют всякий смысл...
     ...Ханты-Мансийский автономный округ живет не одним биатлоном. У коренного населения — хантов и мансей — популярны прыжки через нарты и метание хорея на тынзян. Но народы Севера городу предпочитают стойбища в тундре. Зато горожане могут гордиться тем, что за местную профессиональную дзюдоистскую команду, занявшую в прошлом году третье место в клубном чемпионате Европы, выступает вице-чемпионка Олимпиады-2000 Любовь Брулетова. А кроме дзюдо там задались целью развивать еще и самбо. С помощью московской школы “Самбо-70”.
     — Это классический вариант училища олимпийского резерва. Только, на мой взгляд, уровнем повыше... — говорит Евгений Редькин. — Ребята весь день в школе, учатся, тренируются. При этом не оторваны от родителей, как в спортинтернатах. Эта система ограждает людей от многих пагубных привычек. В частности, от наркотиков. А интерес наркодельцов к нашей местности большой. На Севере проживает разношерстная публика. Да и доходы у населения неплохие.
     Именно с целью борьбы с наркоманией (о которой, кстати, то и дело говорит Президент РФ Владимир Путин) в Ханты-Мансийске начнет работать филиал знаменитой московской школы.
     — Профилактика и уговоры не эффективны, — продолжает Редькин. — Надо, чтобы у ребят после борьбы не оставалось сил и времени на нехорошие увлечения. В Юганске уже работает борцовский центр: тут и дзюдо, и самбо. Эти виды очень удобны: как массовый спорт и как спорт высших достижений... Мы даже собираемся поставить задачу — выиграть на летних Играх в Афинах-2004 медаль. Не обязательно золотую. Серебро и бронза — тоже хорошо...
    


Партнеры