Красные бледнеют от ужаса

Кто и зачем устроил передел в Госдуме?

3 апреля 2002 в 00:00, просмотров: 456
  В Госдуме — переворот. Центристы, правые и “Яблоко”, сговорившись, “берут” телеграфы, мосты, банки — точнее, посты председателей комитетов (“красные” лишатся контроля над 7 из 9). Без статусных должностей останутся такие столпы КПРФ, как Анатолий Лукьянов, Юрий Маслюков, Сергей Глазьев... Это наследство с радостью поделят ОВР, “Российские регионы”, СПС и “яблочники”. “Единство” и “Народный депутат” останутся при своих.
     Участники антикоммунистического сговора утверждают, что речь — всего лишь о “восстановлении исторической справедливости”. Все прекрасно помнят, как в январе 2000-го КПРФ вместе с “Единством”, “Нардепом” и жириновцами с санкции Кремля устроили совсем несправедливую дележку думских постов, сильно обидев нынешних триумфаторов. И вот бумеранг к коммунистам вернулся — и врезал так, что мало не покажется.
     Из-за чего сыр-бор? Неужели так важно, кто сидит во главе комитетов? Конечно, у председателей — машина с “мигалкой”, большой кабинет... Но дело не только в этом. Председатель комитета может затормозить или, наоборот, ускорить продвижение законопроектов — в соответствии с линией своей партии. Вот почему для исполнительной власти есть некоторая логика в том, чтобы отобрать у аграриев (фактически филиала КПРФ) Комитет по аграрным вопросам накануне рассмотрения в Думе Закона об обороте сельхозземель. К тому же не за горами выборы. И для конкурентов КПРФ опять-таки логично отобрать у левых Комитет по труду и социальной политике. Через него обычно вбрасывается огромное количество популистских, но очень затратных законов.
     Вариантов ответа на обиду у коммунистов немного. Лидер группы “Российские регионы” Олег Морозов считает, что их всего три: левые могут смириться с происходящим — правда, выразив свое “фэ”; могут гордо отказаться от двух оставленных им комитетов; и, наконец, пойти на крайние меры, хлопнув дверью и вообще покинув Думу. Третий вариант — самый маловероятный.
     Сейчас Зюганов находится в отъезде, а его лишившиеся постов соратники выражают тихое неудовольствие. В значительной степени это неудовольствие направлено и против Селезнева — тем более что участники нового антикоммунистического сговора без конца повторяют, что пост спикера, который оставили коммунистам, стоит трех комитетов... Сам Селезнев очень болезненно воспринимает происходящее. К середине дня он решил обратиться к высшему арбитру — президенту — и заявил, что считает целесообразным перенести решение вопроса о комитетах на более поздний срок, с тем, чтобы обсудить ситуацию с участием Путина на “круглом столе”. Но понятно, что вопрос о председателях комитетов — это не президентский уровень.
     Любопытно, что никакого реального сокращения числа комитетов не происходит: все попытки поднять этот вопрос натолкнулись на ожесточенное сопротивление представителей фракций “Единства” и “Нардепа” — естественно, заняв кресло, добровольно расставаться с ним никто не пожелает. Единственной “жертвой” кадровой революции станет, судя по всему, Комитет по делам ветеранов.
    


    Партнеры