Сказки Витаса

Материализация философии чуда

5 апреля 2002 в 00:00, просмотров: 578
  “Витас ведь не Филипп Киркоров, не четыре ж часа не будет слезать со сцены, — прикидывались в уме расклады на вечер. — Молодо-зелено, опыта — кот наплакал. Продержаться бы час-полтора, да и разбежаться”. Если бы знать тогда, какой последует облом! Два с половиной часа певец Витас материализовывал, воплощал, понимаешь, в образах и звуках свою “Философию чуда” на премьере сольного спектакля “Витас в Кремле”. “ЗД” вся извелась — безнадежно рушились стройно расписанные по часам и минутам жгучие вечерние планы. Но встать и уйти — посреди действа — все–таки не собралась. Что-то сдерживало порыв.
    
     Не сказать, чтобы Витас захватил сознание и воображение настолько, чтобы все 150 минут остолбенело раскрывать рот. Нет, рот “ЗД” не раскрывала — насмотрелась, знаете ли, за долгие годы в искусстве и не на такое. Скорее с любопытством наблюдала за рождением новой звезды на поп-небосклоне, за тем, как складываются взаимоотношения с публикой в зале (которая, потратившись на билеты, приобрела все-таки кота в мешке), и не без шкодливого интереса ждала, а как же и чем, собственно, все закончится. Закончилось. Безнадежное крушение опрометчиво спланированного заранее вечернего графика пришлось списать на издержки производственно-творческого процесса...
     Зато уж Витасовых сказок “ЗД” насмотрелась и наслушалась прошлым пятничным ивнингом с три короба. Продюсер и изобретатель Витасова чуда Сергей Пудовкин задорно пообещал при этом “повторения банкета” в самое ближайшее время. “ЗД” аж вздрогнула от неожиданности: из огня да в полымя. Может, перевести дух? Но Пудовкин рвется в бой. Произошедшее в Кремле лишь укрепило воинственность порыва — пока есть народный интерес (а он есть), его надо срочно удовлетворять. Причем продюсер мыслит значительно глобальнее рамок сезонной сенсации. В его понимании артист Витас пришел всерьез и надолго, а происходящее вокруг только подтверждает самонадеянный прогноз.
     Главный аргумент в мотивации надежд — небывалый рекорд, установленный Витасом по сегодняшним меркам шоу-бизнеса. Редкая певчая поп-птаха способна набраться наглости и выпорхнуть на главную сцену страны — в КДС — спустя лишь жалкий год со дня своего первого явления народу. А Витас впервые был услышан страной 13 января прошлого года с той самой “Оперой №2”, которая нынче воспринимается почти как вечный и культовый символ.
     Что последовало далее? “Опера” разнеслась по горячим ротациям и хит-парадам. Кое-где (в плане ротаций) возникли, правда, сложности. “Многие не верили, говорили, что так не бывает, что все это компьютерные хитрости”, — вспоминает г-н Пудовкин, имея в виду фирменный контр-альт верхнего регистра (а по-простому — визжание) певца, от которого лопались банки-склянки в клипе и которое, собственно, поначалу привлекло к юному дарованию столь пристальное внимание. Хотя Анна Руднева , педагог по вокалу, считает, что Витас хорош и как лирический баритон, когда поет просто, не форсируя голоса...
     Верю — не верю, но тем не менее первый концерт артиста состоялся в Таллине 4 июня. Первое появление в Москве — на гиперфестивале “ЗД” в Лужниках в конце июня во время ежегодного праздника “Московского комсомольца”. А далее пошли гастроли, то, что, собственно, и приносит артисту хлеб.
     — Не проблема спродюсировать артиста куда-то в первый раз на волне скандала, сенсации, ротации, ажиотажа, — поясняет продюсер. — Но для многих очень часто первый раз оказывается и последним. К счастью для Витаса, везде, где приходилось выступать, нас приглашают снова...
     Витас каким-то неведомым чудом оказался включенным в дежурный реестр артистов, вызываемых на всевозможные правительственные междусобойчики: спел как-то раз на саммите в Сочи для глав СНГ “Восковые фигуры”, так и пошло с тех пор. Хотя текстец в песенке стремноват для подобного собрания... В Израиле на гастролях местный промоутер собирался поначалу уехать после первого отделения (“чтоб не побили, если что”), но так засмотрелся и заслушался, что в финале просился выйти на сцену вместе с продюсером Пудовкиным: “Мне будет приятно, если люди узнают, кто привез сюда такого замечательного певца”. Прошло лишь несколько месяцев со времени дебюта, а Витасу зарядили гастроли по всему обязательному маршруту “русского заграничного пояса” — Израиль, США, Канада, Австралия, Балтия, СНГ. В Нью–Йорк уже зовут во второй раз. Первый альбом “Философия чуда” разошелся на ура. Только что вышел второй — “Улыбнись”. Снято четыре клипа, дано 67 спектаклей, возникло 52 фэн-клуба по всей стране.
     На этом фоне в прошлую пятницу московская публика и стянулась в Кремль — поближе разглядеть и расслышать сие чудо, неведому, понимаешь, зверушку. С двумя с половиной часами Витас и его продюсер, конечно, перебрали. Уложиться с доказательствами того, что у Витаса нет жабр, что поет он действительно громко и к тому же весь такой — штучка с ручкой — артистичный и интеллектуальный, можно было и на час побыстрее. Англичане не зря встают из-за стола, слегка недоев, — чтоб еще хотелось. Впрочем, публика не напрягалась. Зрители не колотились в конвульсиях, но чинно, прихлопывая и подпевая, стоически досидели до конца. Массовой эмиграции по ходу действа (как нередко бывает на затянутых зрелищах, где т.н. “бисовки” исполняются для первых трех рядов самых упертых болельщиков) не наблюдалось — большой и заслуженный плюс в актив певца.
     Во время спектакля Витас сказал: “А сейчас я исполню совсем новую песню, которую еще никто не слышал, специально для вас”. И спел “Оперу №2”. Изящность шутки оценили по достоинству, смеялись, хлопали и даже пытались подпевать (да-да, в тех самых местах с “визжанием”). Это был самый праздничный момент шоу, но за весельем обозначилась маленькая проблемка: “Опера №2” по-прежнему остается главным и самым ярким хитом Витаса, хотя он и настругал уже два альбома, а в концерте спел аж 30 песен. Сие скорее больше минус, чем плюс. Между этими двумя полюсами (плюсом и минусом) и располагается весь нынешний потенциал артиста.
     С помощью продюсера и соавтора многих идей С.Пудовкина певец Витас заслужил репутацию нестандартного артиста, который преодолел однобокое и однотипное отношение к сцене и поп-дебюту. Вместо обязательного балета и пары-другой зажигательных хитов — театр пантомимы под тридцать человек, череда сложнопостановочных образов и нагруженных подтекстом смысловых ассоциаций, граничащих подчас с эстетским самокопанием. Скользкий путь, но первый успех налицо. Возможно, Витаса спасают очаровательно-лукавые глазки с улыбкой, от чего сильно млеют барышни. Они толпами несли цветы на сцену. А глазки все плутовски сверкали с огромного экрана. Возможно же, что прав и продюсер, прущий танком против течения в порыве доказать, что главный залог долговременного успеха — не хитовая оболочка, а хитовое содержание и нестандартные ходы. Именно поэтому (помимо всех “потусторонних” образов) он продолжает вопреки всем канонам шоу-бизнеса играть в звезду-молчуна: Витас по-прежнему не разговаривает с прессой, все, что он хочет сказать, есть, мол, в его песнях. Никаких интервью, никаких ток-шоу. Единственное место, где можно услышать говорящего Витаса, — его концерт. Может, поэтому туда и ломилась публика? Придумают же...
    


    Партнеры