Молились ли вы на ночь, Дездемоны?

Чем грешным слыть, уж лучше грешным быть

6 апреля 2002 в 00:00, просмотров: 774
  Представьте себе на минуточку, что являетесь вы домой под утро, принеся с собой запах незнакомых духов и отпечатки губной помады    на различных частях тела, а жена и ухом не ведет. Спокойно так собирается на работу, мурлычет себе под нос что-то веселенькое, спрашивает, будете ли вы на завтрак яичницу с беконом… Нет, в первый момент вы, наверное, облегченно вздохнете.Ну а потом начнете чесать затылок: ей что, совершенно наплевать на меня?
    
     В умеренных дозах ревность придает любви определенную остроту. Ибо ревнуем мы лишь тех, кто нам нужен, кто нам небезразличен. И не только возлюбленных, но и детей, родителей, друзей, обожаемого пса, в конце концов: почему это он, негодяй, при виде супруга виляет обрубком хвоста интенсивнее, чем при вашем появлении? Но как немереное количество приправы способно испортить самое лучшее блюдо, так и зашкаливающая за разумные пределы ревность может отравить не только любовь, но и саму жизнь.
     Ведут себя такие “избыточные” ревнивцы по-разному. Это зависит и от воспитания, и от склада характера, и от причин, и от пола, наконец.

Все свое ношу с собой

     Собственническое поведение больше присуще сильной половине человечества. Как правило, собственник имеет весьма расплывчатое представление о нежных чувствах и патриархальный взгляд на семейную жизнь. Супружество для него — это в первую очередь подтверждение своих прав на жену, что-то вроде приватизации жилья или договора купли-продажи. Поэтому доказывать собственнику, что вы можете иметь какие-то свои мысли, чувства и даже увлечения (которые совсем не обязательно являются изменой), — бесполезно. Он только больше остервенеет. Ну скажите, разве может, к примеру, автомобиль пожелать проехаться за город без своего владельца или с каким-нибудь другим водителем за рулем?!
     Собственник стережет свое имущество почище мифологического Цербера. Он отслеживает каждый шаг партнерши, по нескольку раз на дню проверяет ее местонахождение, требует поминутного отчета за каждый прожитый день. Особую осторожность следует проявлять с таким типом в постели. Ни головная боль, ни усталость, ни эпилептический припадок не оправдают в его глазах ваше нежелание близости. Отказ от секса он объясняет только одной причиной — жена уже побывала сегодня в постели с кем-то другим. (Наивный, он не понимает, что как раз в таких случаях большинство женщин проявляет наибольшую нежность по отношению к обманутому супругу!) И никогда, ни при каких обстоятельствах собственник не обратит взгляда на самого себя: может, я недостаточно заботлив и ласков? Так что даже не пытайтесь привлечь его внимание к своим проблемам путем возбуждения ревности. Он справедливо полагает, что стырить чемодан могут вовсе не у того, кто ставит его в грязь или пинает ботинком, а у того, кто плохо следит за своими вещами. Так что вместо того, чтобы начать ублажать вас неземными ласками или баловать подарками, супруг только усилит и без того строгий контроль.
     Заподозривший неладное собственник будет обращаться с объектом ревности примерно так же, как добросовестный милиционер — с расхитителем народного добра. Тот, кто попроще, бьет морду, тот, кто поинтеллигентней, проест плешь чтением морали. И то и другое — удовольствие ниже среднего. Утешает одно: наибольший гнев у него вызывает именно предполагаемый соперник, поскольку чемодан не особенно виноват в том, что его увели.

Я валяюсь на траве, сто фантазий в голове

     Богатое воображение — не всегда достоинство. По крайней мере, для ревности оно предоставляет непаханое поле деятельности. Для впечатлительной натуры фантазера представляется совершенно неинтересным верить в то, что жена вот уже второй час болтает по телефону с лучшей подругой. Полет мысли рисует в его воображении знойного брюнета на том конце провода, нашептывающего этой дуре такие слова, что она никак не может оторваться от телефона. И даже если заметившая мужнины сомнения жена предложит ему послушать женский голос в трубке, это никоим образом не развеет его подозрений. Значит, брюнет, как того и следовало ожидать, богат и держит домработницу, которой, конечно, ничего не стоит чирикнуть пару слов противным голосом, чтобы потом вдоволь посмеяться над обманутым мужем вместе со своим хозяином. Впрочем, выяснять истину фантазер вовсе не стремится, ему доставляет гораздо большее удовольствие терзаться самому и терзать свою жертву.
     Поводом для ревности фантазера могут послужить даже самые благие намерения супруги. Она решила разнообразить интимную жизнь, приобретя ну оч-чень сексуальное белье? Он ни в жизнь не поверит, что оно надето ради него, а не кого-то другого. Она безо всякого повода испекла его любимый пирог? Значит, заглаживает какую-то вину. Никакой вины за ней вроде бы нет? Значит, эта вина тщательно скрывается. Супруга работает вместе с ним, они не расстаются ни на минуту и у нее нет ни малейшей возможности, чтобы технически осуществить акт измены? Но ведь вчера она спускалась без него в лифте, а позавчера оставалась дома одна, пока он гулял с собакой, а в ванной, в конце концов, есть вентиляционное окно, и не имеет значения, что ванная эта находится на шестом этаже!
     Через некоторое время у жены фантазера вырабатывается устойчивый комплекс “без вины виноватого”. Самое неправильное в этом случае — заискивать перед ревнивым супругом и доказывать ему свою непоколебимую верность. Все доказательства он опять же обернет против вас. Надо просто направить полет его фантазии в другое русло. Не стоит честно говорить, что пришли домой после работы на два часа позже, потому как бегали по магазинам. Лучше расскажите, что вам пришлось спасать маленькую белую собачку, едва не утонувшую в вышедшей из берегов Москве-реке. В такую романтичную историю он поверит охотней. Кстати, ревнивцы этого типа одинаково часто встречаются как среди мужчин, так и среди женщин.

А нюх как у собаки, а глаз как у орла!

     Независимо от половой принадлежности это настоящий детектив, несостоявшийся комиссар Мегрэ или мисс Марпл. В отличие от фантазера его обуревает маниакальное желание непременно вывести партнера на чистую воду. “Детектив” проявляет настоящие чудеса дознания, стараясь отыскать какую-нибудь улику, компрометирующую мужа или жену. Отслеживаются телефонные разговоры, прочесываются места возможного пребывания, детальному изучению подвергаются все записки, календарики и спичечные коробки, извлеченные из карманов потенциального изменщика. Умению “детектива” выбивать признания позавидовали бы завзятые костоломы из подвалов Лубянки. Что ж, кто ищет, тот, как известно, всегда найдет, и даже у самого примерного семьянина “детективу” таки удается отыскать “ахиллесову пяту”. Но что интересно, успешный результат проведенного расследования совсем не радует “детектива”. Наоборот, он впадает в глубокую депрессию и начинает мучительно страдать. Сотрясает дом истериками, уничтожает весь запас столовой посуды, чернеет лицом, перестает общаться с окружающими, уходит в беспробудный запой — вариантов может быть бесчисленное множество. Для усиления душераздирающего эффекта о случившемся оповещаются все родственники, знакомые и сотрудники — это дает право заявить неверному: “Хоть бы людей постеснялся, кобель, мне теперь стыдно им на глаза показываться!” Единственное, чего не делает в этой ситуации “детектив”, так это не подает на развод, поэтому совершенно непонятно, ради чего была проделана такая титаническая работа. Ее можно объяснить только двумя основными мотивами: собственным мазохистским стремлением страдать и садистским желанием помучить партнера, которому, как нетрудно догадаться, после предъявления результатов расследования тоже приходится ой как несладко.

Примерная жена опаснее врага

     Молчание ягнят — это типично женский вариант проявления ревности. Он заключается в том, что супруга ни в чем не упрекает заподозренного в измене мужа. Она воспитывает его, что называется, собственным примером. Безвылазно сидит дома, исправно драит полы и кастрюли, встречает являющегося за полночь благоверного кротким и скорбным взглядом. Примерная жена не устраивает скандалов, ничего не требует — она сама по себе является молчаливым укором супругу. В телефонных разговорах в присутствии мужа с горестным вздохом обязательно вставит: “Настроение у меня неважное. А откуда взяться хорошему?..” — или: “Все дела на мне, никто ж не помогает, у моего-то другие заботы…” По задумке в результате такого поведения примерной жены у мужа должна проснуться наконец совесть, и тогда он, раскаявшийся, бросит все свои загулы и начнет вести себя точно так же, как и его идеальная супруга. На деле же все получается иначе. Если муж не лишен определенной душевной чувствительности, то дома он будет испытывать, конечно, изрядный дискомфорт, даже если верен жене как пес. Просто рядом с идеалом видишь, насколько ты несовершенен, и это ощущение никак нельзя назвать приятным. Чувствуя себя последней свиньей, муж старается как можно меньше бывать дома, а иногда соглашается с мнением великого Шекспира: чем грешным слыть, уж лучше грешным быть — и пускается во все тяжкие. Если же он обладает толстокожестью бегемота в период зимней спячки, то определенная супругой роль его вполне устраивает, и он уж точно ничего не будет менять в своей жизни.

Бей врага его же оружием

     “Изменницами поневоле” обычно становятся закомплексованные, крайне неуверенные в собственных женских достоинствах дамы.
     “Откуда я знаю, может быть, по вечерам он просто пьет пиво с друзьями, как говорит. А может быть, бегает по девкам! — призналась в своем письме в редакцию Татьяна Л. — Но, чтобы не выглядеть дурой, я на всякий случай при каждом удобном случае тоже гуляю от него”.
     У воображаемой соперницы, конечно же, и талия тоньше, и ноги длиннее, и страсть горячее. Чтобы доказать, что тоже не лыком шита, “изменница поневоле” и ходит налево — не из “любви к искусству”, а по суровой жизненной необходимости. Это позволяет ей не чувствовать себя униженной и оскорбленной. Спору нет, ощущение отмщенности тешит уязвленное самолюбие. Однако такой, скажем прямо, экстремальный способ проявлять свою ревность имеет также и множество минусов. Череда нелюбимых партнеров превращает секс в утомительное и малоприятное дело, их постоянный поиск не оставляет времени на более интересные занятия, а если “орудие для вендетты” найти не удается, то это еще больше снижает и без того убогую самооценку “изменницы поневоле”.
     Иногда такой стиль поведения приносит плоды, и супруги меняются местами: роль ревнивца начинает исполнять муж. Однако этот исход вряд ли можно назвать благополучным, и укреплению семьи он уж точно не способствует.
     Впрочем, чаще всего страдают не от ревности, а от ее отсутствия.
     “Муж никогда не ревнует меня! — жаловалась моя однокурсница Галя. — Наверное, совсем не любит…” Никто из подруг не разделял ее переживаний — наоборот, все дружно завидовали. Потом, в минуту откровенности, супруг признался Гале, что на самом деле очень ревнив, но не подавал виду, чтобы досадить ей…

Мнение специалиста:

     — Ревность — самое разрушительное из всех чувств — рождается прежде всего человеческим эгоизмом. Существует целый разряд прирожденных ревнивцев, для которых любви без ревности просто не существует. Люди такого склада не желают прислушиваться к желаниям и потребностям партнера: для них самое важное — никоим образом не ущемить собственные потребности и желания. “Страсть убогого, скаредного животного” — так называл это чувство Дидро.
     Мужская ревность глубже, тяжелее, страшнее, чем женская. Представительницы слабого пола способны лучше разбираться в неопределенной ситуации, реальнее оценивают действительность. Мужчины же предпочитают ни с кем не делиться мрачными подозрениями, опасаясь уронить свое достоинство, и поэтому не могут снять душевное напряжение. Именно мужская ревность чаще всего поддается бредовым искажениям и тогда становится по-настоящему опасной для подозреваемой стороны.
     Бред ревности относится к разряду психических заболеваний. Наибольшее количество судебно-психиатрических исследований в Институте им. Сербского связаны с преступлениями на этой почве. Патологический ревнивец полностью захвачен своими переживаниями по поводу предполагаемой измены, он не в состоянии думать ни о чем другом, одержим идеей поймать изменницу с поличным. При этом возбудить его подозрения может что угодно: случайно услышанное замечание о женском вероломстве, двусмысленная шутка подруги, ее ничего не значащий флирт и т.п. В основе бреда ревности обычно лежит чувство собственной сексуальной неполноценности, поэтому встречается эта патология чаще всего среди стареющих мужчин и алкоголиков. Ревнует — значит, любит... выпить. Как известно, потенция у выпивох оставляет желать лучшего, отсюда и появляется навязчивая идея о неверности жены.
     Женщин, которых изводят ревнивые мужья, я хотел бы предупредить: дальше будет хуже, с возрастом ревность только нарастает. Среди моих пациентов было немало престарелых супружеских пар, сильная половина которых одержима бредом ревности. И это при том, что их, мягко выражаясь, очень немолодые жены-бабушки давно потеряли всякий интерес к сексу. Один старичок, божий одуванчик восьмидесяти с лишним лет, дико ревновал супругу-ровесницу к... тридцатилетнему кавалеру собственной внучки! Если бы не вмешательство специалиста, дело запросто могло кончиться уголовщиной.
     В утешение всем страдающим от своего или чужого бреда ревности могу сказать: эта патология очень хорошо лечится. В отличие от, скажем, зависти — родственного чувства, доставляющего не меньше страданий. Вот только средств, избавляющих от зависти, наука пока не изобрела...
    
    



Партнеры