Любовь до горба

Чтобы не быть козлом, в сексе берите пример с верблюда

7 апреля 2002 в 00:00, просмотров: 591
  В любви они такие же, как мы. Или, скорее, мы такие же, как они. Вообще-то это не важно. По весне все сущее — от червя до человека — стремится реализовать огонь, пылающий в груди, превратив его в крепкое, толстоморденькое потомство. Мы прибегаем для этого к хитростям: знакомимся, ухаживаем, соблазняем, скрывая сколько можно конечную цель, — они действуют открыто и самозабвенно. Тоже, кстати говоря, ухаживают и соблазняют, но для чего — второй половине понятно без слов. В отличие от нас братья меньшие любят откровенно и демонстративно, наплевав на все мыслимые приличия. Прогулявшись в эти дни по столичному зоопарку, репортер “МК” увидел, как отдыхает человеческая “Камасутра”.
Снежный Казанова
     Большой, спокойный, по-домашнему уютный медведь огребал с двух сторон. Пощечины, затрещины и подзатыльники так и сыпались на его бурую голову. Мишка терпел, лишь деликатно защищался, стараясь, чтобы подруга все-таки пореже попадала по морде.
     “Ничего, пускай лапами помашет, авось не убьет, — было написано на его морде, — а перебесится — попокладистее станет. Вечно с ней по весне одна морока. Как проснется — злая! А потом ничего, отойдет, потом к ней и с любовью можно. Поскорее бы она угомонилась. А то сколько можно ждать — и так всю зиму постились!..”
     Медведица в зоопарке всегда начинает брачный сезон с того, что задает мужу основательную трепку, чтобы помнил, кто в доме хозяин. Вообще-то самцы других животных такого поведения у подруг не приветствуют, а вот медведи терпят. Да и отчего, собственно, не потерпеть, когда медведица в два с лишним раза легче? Оплеухи ее синяков не оставят и башки не повредят. Косолапые в семейной жизни не гордые, считают, что с бабами лучше не связываться по пустякам, а добиваться от них главного — чтобы любили часто и крепко.
     Сексом хозяева леса занимаются прилюдно, не считая нужным для этого куда-то уединяться. В нем — 800 килограммов, в ней — 300, и мы, люди, для них что песок речной. Так чего же нас стесняться?..
     Все темнокожие топтыгины предпочитают в любви классику. Губачи, например, занимаются любовью обычно лежа, балуясь и переворачиваясь с бока на бок. Понять при этом, кто у них сверху, а кто снизу, бывает довольно сложно.
     В отличие от бурых простаков белые медведи, этакая элита косолапого мира, партнеры изысканные — очень нежные и ласковые. Они ухаживают друг за другом уважительно, без тени грубости или пошлости. Медведица кулаки в ход не пускает — не так воспитана. Все-то у них “пожалуйста” да “будь добра”!
     Большинство посетителей зоосада уверены, что проще всего любовные отношения складываются у кошачьих, и, следовательно, их легче других животных застать за этим делом. Дескать, недаром мартовские коты да кошки даже в поговорки вошли как иллюстрация откровенного, нарочитого, грубого секса.
     — Это общепринятое заблуждение, — говорит заведующий отделом млекопитающих столичного зоопарка Евгений Давыдов. — У домашних кошек, быть может, все и просто, а у диких — совсем наоборот. Спаривать их — сущая морока. Порой зоотехникам приходится с брандспойтами сторожить влюбленных, а то, не дай бог, не угодит самка мужику — только кусочки шкуры полетят во все стороны!..
     Что остается неизменным как у домашних, так и у крупных лесных кошек — это красивый брачный обряд. Все кошачьи любят в сексе прелюдию: покрасоваться, покататься, помурлыкать, а получая удовольствие от спаривания, вне зависимости от размера и ценности вида орут так, что вызывают приступы зависти у жителей окрестных домов.
     — Демонстрация желания немногого стоит, — рассказывает Евгений Давыдов. — Звери они сильные, агрессивные, все как один редчайших пород, — пойди наладь им семейные отношения! Самцы еще и коварные до страсти. Уж он и обмурлыкается, и о клетку самки мордой весь оботрется, и глаза умильные сделает с поволокой: дескать, хочу — не могу! А как соединят их — демоном налетит и всю самку расчихвостит! Да и те тоже хороши. Катаются перед самцами, пузо выставляют, жмурятся, мурлыкают, а только он сунется — не хочу, и баста! Тут кто хочешь озвереет!..
     По словам Евгения Степановича, самое последнее дело — спаривать леопардов. Эти редчайшие красавцы, которых в мире осталось чуть больше десяти штук, на редкость опасные и жестокие зверюги. Недаром сами зоотехники зовут их “машиной смерти”: леопарды созданы и приспособлены природой, чтобы убивать. Их спаривают исключительно держа наготове шланги и железные пики. Так, однажды уже совсем готового к любовным утехам самца пустили было к самке — и тут же почуяли неладное: что-то нехорошее появилась в глазах зверя. Не успели зоотехники броситься к разгораживающим решеткам, как леопард прыгнул и прямо в прыжке оторвал у несостоявшейся подруги ценой в сотни тысяч долларов хвост. Хорошо еще вода была наготове — развели-таки горе-влюбленных.
     Самое красивое и нежное зрелище среди кошачьих представляют собой семейные отношения ирбисов. Снежные барсы по сравнению с леопардами куда более спокойны и величественны, создают семьи долгие и крепкие. Правда, они очень капризны в своем выборе: им голый секс неинтересен, требуются чистые, ничем не запятнанные чувства. Но уж если барсы полюбили друг друга — это навсегда. В случае гибели партнера вторая половина скорее всего проведет жизнь в “посте и молитвах”. Но и здесь нет правил без исключения. Поминают добрым словом зоотехники ныне покойного барса по кличке Рамид. Тот любую самку мог уговорить с лету, что называется, в считанные минуты. Девизом всей его жизни было: “Какая агрессия? Только любовь!” Кошки так и сыпались к ногам снежного Казановы. Однажды на долю Рамида выпало серьезное испытание. Зоотехники попытались спарить его с молодой самкой, остро переживавшей гибель супруга. Вдова две недели лупила Рамида в кровь, а тот и не думал отставать, только жмурился и пуще мурлыкал: “Чего дерешься? Ну давай попробуем, ну хоть разочек, тебе понравится!..” В конце концов самка сдалась. Ей и впрямь понравилось: зоотехники потом не раз получали от пары потомство.
“Занимайся любовью, никогда не занимайся войной!”
     Стадным животным — жирафам, козлам, турам — любить и быть любимыми проще: выбор есть, над душой никто не стоит, делай что вздумается. Правда, жирафы, например, занимаются любовью вяло, неохотно, с ленцой. А беременность у самок заметить практически невозможно: пузо почти не растет. Представительницам прекрасного пола из числа двуногих, которые страдают от отсутствия оргазма, стоит призывать своих мужчин брать в любви пример с... верблюдов. Даром что горбатые, корабли пустыни неизменно оказываются сильными и весьма выносливыми любовниками. Один только коитус, без учета всяких там ухаживаний, длится у верблюдов сорок минут чистого времени! А перед ним, как водится, положены еще всякие игры-завлекалочки: надо понаскакивать друг на друга, покусаться всласть. Потом верблюдица, эта нежная восточная женщина, позволяет мужику усесться сверху и показать наконец, на что он способен.
     — Наиболее яркое и страшно завораживающее зрелище — это когда спариваются дикие лошади, — говорит Евгений Давыдов. — Шоу не для слабонервных. Жеребец, весь в пене, зверски грызет лошадь за холку, та в ответ мочалит его по груди задними копытами. Отчаянное ржание, пыль столбом! Кажется, в результате такой страсти нежной не жеребенок получится, а два трупа. Но, как ни странно, они еще ни разу друг друга не убили. Наоборот, разбегаются вполне довольные случившимся...
     Большинство животных при спаривании хватают самку за холку или за место ее заменяющее — иначе им просто не удержаться. От этого подруги, бывает, и страдают. Особенно когда спариваются с несколькими партнерами. Наиболее частые жертвы — водоплавающие. Селезни могут и до смерти забить утку, если их много, а она одна. Пока вся стая поклонников по голове постучит да перышки из шеи повыдергивает — глядишь, утка уже на ладан дышит, вбита в землю по самые уши. Среди водоплавающих — кстати говоря, у единственных в животном мире, за исключением человека, — в полной мере присутствуют гомосексуальные отношения. Самцы всерьез спариваются друг с другом, и даже самки подвержены сентиментальной, наивной сексуальной дружбе. А вот то, на что с возмущением прибегают жаловаться в дирекцию недалекие родители — а именно гомосексуальные связи у обезьян, — просто “социальные садки”. Весь этот “паровозик” — а как им запретишь?.. — элементарная демонстрация того, кто в доме главнее. Вообще у обезьян социальные отношения страх как важны. Например, самки имеют детей исключительно от вожака стада. Во всяком случае, тот в это искренне верит. Жены, конечно, от него гуляют, иначе как обеспечить обновление генофонда, но делают это с большим умом. Обезьяна, задумав одарить лаской самца низшего социального статуса, затевает драку между товарками. Пока вожак идет разбираться, что там за визги, самка быстренько грешит на стороне. Но когда рождается детеныш, она неизменно приносит его вожаку: “Смотри, какой хорошенький, ну вылитый ты!” — “Еще бы, — добродушно ворчит хозяин стада, — это же мой, а не того вон, хвостатого!..”
     Обезьяны в своих взаимоотношениях ценят саму любовь. Если бы создатели “Камасутры” прогулялись сегодня мимо клеток с праотцами в столичном зоопарке, они бы поняли свою некомпетентность в вопросах плотских утех. Например, репортеру “МК” довелось наблюдать, как самка оранга, надумав развлечься, держалась за верх решетки, а самец, схватившись своей задней ногой за ее ногу, ублажал ее со всей присущей ему страстью. Орангутаны вообще в любви любят попридумывать, изобрести что-нибудь новенькое, не то скучно им становится: пары-то постоянные.
     Есть среди обезьян целый вид, у которого вся жизнь проходит в сексе. Девиз бонобо: “Занимайся любовью, никогда не занимайся войной!” Достаточно этим карликовым шимпанзе поссориться — они тут же бросаются заниматься сексом, дабы крепче помириться и забыть все обиды. Обезьяны — впрочем, как и некоторые другие животные, — большие поклонники орального секса. Ни один половой акт не будет совершен, пока самка и самец не отдадут друг другу должное с помощью языков. А вот самцам слонов в этом смысле не повезло: их самкам приласкать мужей нечем. Правда, сами слоны — животные необидчивые и охотно, просто так, по доброте душевной, делают своим дамам куннилингус, просовывая хобот через прутья в соседнюю клетку.
     Не надо думать, что любить и быть любимыми хотят только звери-красавцы, полные изящества и неги. Кто хоть раз грозился изуродовать кого-то, как бог черепаху, не представляет, наверное, как эти камни с лапами производят себе подобных. Между тем и им знакомо полное сексуальное удовлетворение. Правда, для черепах любовь сопряжена с немыслимыми трудностями, но разве оттого она не слаще?.. Пока самец, громыхая костями, поднимется на хвост и приладится почти вертикально к лежащей плашмя самке, пройдет вечность. А потом? Попробовали бы вы, практически стоя на хвосте, медленно и долго заниматься любовью, да еще при этом все время думать, как не соскользнуть с подружкиного панциря! Бедный самец черепахи в тщетной попытке помочь себе пытается схватиться за что-нибудь передними лапами, беспомощно шевелит ими в воздухе, да все напрасно: не оттуда они растут, эти руки. Зато какое счастливо-расслабленное лицо бывает у самца, когда он наконец, иногда лишь к концу дня, сползает с самки с чувством выполненного долга!
     Змеи, продолжая род, выражения морд не меняют. Они сплетаются нижней частью и сутки, а то и больше, возлежат друг на друге, переплетенные, как косы.
     Как считает научный сотрудник зоопарка Наталья Истратова, красивее всех в животном мире спариваются ластоногие. Моржи, например, обхватывают друг друга ластами и медленными движениями совершают акт любви, не разжимая объятий. Сегодняшние моржики в Московском зоопарке еще слишком малы, чтобы иметь потомство, хотя пары уже сложились и зоотехники видели, как они спариваются. Вообще во всем мире во все времена от моржей была получена в неволе дай бог пара детенышей, так что, если московские моржи снизойдут до беременности, это будет просто чудом.
     А еще сотрудники Московского зоопарка иногда замечают, что их питомцы, которым самой природой положено спариваться лишь ради прибавления семейства, учатся отношению к сексу у рядом живущих, т.е. у людей. Они начинают заниматься любовью не ради потомства, а просто для собственного удовольствия. Первыми на этом были пойманы журавли. Сытые, ухоженные птицы начали танцевать перед подругами со скуки. Прикинули, шельмы, что делать все равно нечего, и решили развлечься. Чисто человеческий подход к делу!
    


Партнеры