Кто там шагает с правой?

8 апреля 2002 в 00:00, просмотров: 554
  Генералиссимус И.Сталин и маршал Г.Жуков наверняка переворачиваются в гробу — мыслимое ли дело, когда в исключительную прерогативу военных решать судьбу армии вмешиваются гражданские “шпаки”? Дошло до того, что из-за разногласий по проведению военной реформы в армии, возникших между Союзом правых сил и Генеральным штабом, откладывается традиционное ежегодное послание президента Федеральному собранию. В минувшие выходные СПС поднял своих сторонников на “штурм” здания Министерства обороны — здесь прошел митинг в поддержку военных реформ. Впрочем, сами военные “атаку” проигнорировали — ни один из генералов не стал грудью на защиту ведомственных интересов.
     Поначалу внушительную толпу разновозрастных граждан, собравшихся в минувшую субботу на Арбатской площади, можно было принять за фанатов, штурмующих кинотеатр “Художественный” по случаю показа очередного киноопуса про Гарри Поттера. Некую политическую подоплеку тусовке придавали российские триколоры и таблички с названиями столичных округов, вокруг которых кучковались “фанаты”. Все эти люди, около полутысячи человек, пришли сюда на митинг Союза правых сил в поддержку военной реформы. Место встречи — метро “Арбатская” — было выбрано не случайно, ведь именно здесь находится главное здание Минобороны.
     Проехать в субботу по центру Москвы на автомобиле было весьма проблематично — милиция перекрыла все маршруты, по которым прошло шествие сторонников армейской реформы. На радость пешеходов, улицы были пустыми, так как многотысячные колонны на них так и не появились. Исключением стал разве что район площади Революции, где прошел концерт.
     Вопреки ожиданиям, костяк митингующих возле российского “Пентагона” состоял не только из потенциальных призывников — публика собралась самая что ни на есть разнородная. Хипповатый юноша в черной “косухе”, кожаных штанах и с мокрым “ежиком” на голове внимательно слушал рассуждения пожилого генерала в мундире и с лампасами про “мясорубку в Чечне”. Несколькими минутами позже генерал уже спорил с адмиралом-отставником по поводу личности Квашнина. Армейская реформа военных пенсионеров интересовала, похоже, меньше всего.
     Стоящие в сторонке двое бородачей лет тридцати смотрели на будущих призывников с транспарантами с неким чувством зависти и вздыхали, что вот у них по молодости “не хватало пороху на такие штуки”. Шагающий бодрым шагом к метро человек в штатском, но с явной военной выправкой, неодобрительно покосился на транспаранты, но ввязываться в дискуссию не стал. В его взгляде читалось: “Ничего, пацаны, попадете в армию, там поймете, что вся реформа умещается в классическую фразу “упал — отжался”.
     Один из немногих людей в форме, кто остановился в толпе, представился корреспонденту “МК” полковником Поповым. Свое отношение к происходящему он отразил весьма немногословной тирадой: “Ерунда все это. Армия просто не готова сейчас стать профессиональной. Да и сокращать срок службы — полная чушь. За полгода солдата нельзя научить владеть техникой. Нужно больше платить военным, тогда и споров никаких не будет”.
     Всем сочувствующим, да и просто остановившимся поглазеть на зрелище активисты движения вручали листовки, излагающие суть предлагаемых преобразований: “Военную реформу — сейчас! СПС предлагает сократить срок службы по призыву до шести месяцев” — гласили они. Как известно, такой срок партийцы выбрали не случайно — ведь согласно ныне действующему указу президента солдат, не прослуживших полгода, нельзя отправить в Чечню. А еще, по мнению эспээсовцев, это в корне уничтожит дедовщину — за шесть месяцев “деды” просто не успеют появиться.
     Вряд ли кто из митингующих “въезжал” в тонкости требуемых преобразований в армии. Сокращение срока службы, согласитесь, это еще не реформа, а лишь популистский лозунг, что-то типа “Даешь двухдневную рабочую неделю!”. Впрочем, особой ясности по поводу проведения военной реформы нет и в Кремле. С одной стороны, тезисы СПС направлены на социальные гарантии военнослужащим срочной службы. Но на них нет денег. А с другой — Генштаб предлагает не спешить с формированием профессиональной армии, на которую опять же таки нет средств в бюджете. Догадайтесь с одного раза, чью позицию поддержит правительство? Пока же даже ежегодное послание президента Федеральному собранию откладывается именно из-за отсутствия консенсуса в вопросах военного строительства. Что делать с армией — никто толком не знает.
     ...Еще через пару минут усилия агитаторов у метро “Арбатская” дополнил оркестр: по площади полились звуки “ельцинского гимна” — того, что на музыку Глинки. Потом оркестранты наигрывали исключительно бравые военные марши. А напротив оркестра расположилась группка кришнаитов в оранжевых тогах и играла свою музыку, ритмично барабаня по предметам, похожим на кухонные разделочные доски, только с иероглифами.
     Довольно мирное митингование у здания Минобороны едва не переросло в настоящее “боестолкновение”, когда к сторонникам СПС подошли парни с национал-большевистскими “лимонками” — человек 60. Сторонники сидящего за решеткой Эдуарда Лимонова участвуют практически во всех политических сходках, независимо от их направленности. На этот раз они выступали “против”. Словесная перепалка грозила вылиться в банальную драку, на что, собственно, и рассчитывали парни в черных куртках и с красными пионерскими галстуками, закрывающими лицо. Оперативно вмешалась милиция, скучавшая до этого неподалеку. Накал страстей был снят...
     Увы, за сорок минут ожидания никто из представителей Минобороны к митингующим так и не вышел, что в общем-то и не удивительно — все-таки у генералов был законный выходной. От лидеров СПС нес свои идеи в массы Борис Немцов, которого оседлали военные ветераны, а отнюдь не молодежь призывного возраста. Посему изрядно замерзшим демонстрантам предложили сбиться в колонны и замаршировать по Воздвиженке. Корреспондент “МК” внедрилась в колонну эспээсовцев, представляющих Северный округ, и тоже зашагала рядом с двумя школьниками лет 15 с рюкзачками на спине. “Девчонки, а вы-то что митингуете?” — не удержалась я от удивленного вопроса.
     — Мы за профессиональную армию. Это — класс! — ответила одна.
     Несмотря на яркое солнце, было холодно и за время пути к площади Революции, где ожидался концерт, митингующие продрогли окончательно. “Кто хочет?” — щедро предложил мужчина, разливая в пластмассовые стаканчики “Гжелку”. Шествовавшие перед нами юноши, похоже, вообще посчитали мероприятие чем-то вроде пикника — в руках у них были увесистые пакеты с коньяком, чипсами, шоколадками и бутербродами. А вот менее предусмотрительный знаменосец в одной из колонн грелся... флагом, обмотавшись полотном с головы до ног.
     Реформу, призыв и дедовщину будущие солдаты не обсуждали, их волновали гораздо более “приземленные” вещи, как-то: сколько стоит “Москвич” цвета металлик и будут ли петь “Сплины” и “Чиж”?
     — Да я только из-за концерта сюда и пошел! — откровенничал парнишка с хипповой прической.
     Молодежь слушать “заумные речи” явно не была настроена: “Хватит трепа!”, “Давай Чичерину!” — слышались недовольные возгласы в толпе. И в конце концов митинг превратился в обычный уличный концерт: будущие призывники радостно пританцовывали, свистели, кричали и всячески “колбасились”, совершенно позабыв про армию, Чечню и гнилые казармы. Ведь пока все это казалось им чем-то очень далеким и нереальным.
     Сам концерт не обошелся без инцидентов — среди толпы раздался грохот то ли гранаты, то ли газового баллончика, который тут же окрестили провокацией. Впрочем, в правоохранительных органах не считают, что взрыв в окрестностях площади Революции имеет какое-то отношение к митингу. Да и взрывом, по большому счету, случившееся назвать сложно. Как сообщили “МК” в ОВД “Китай-город”, в 15.30 в переходе между площадью Революции и Никольской улицей раздался хлопок. Эксперты определили, что рванул либо взрывпакет, либо петарда. Рядом в этот момент находились три девушки. Подруги Катя Ефремова, Анжелика Джумаева и Катя Масленникова приехали в центр, чтобы побывать на концерте. В результате все они получили легкие резаные ранения ног в районе бедер. Их на всякий случай отвезли в Институт Склифосовского, где обработали раны, а затем отпустили домой.
    


    Партнеры