Малая родинка

В Ступине, возможно, впервые применят ст. 141 УК РФ

8 апреля 2002 в 00:00, просмотров: 613
  Малый золотник не всегда дорог. Иной раз этот самый “маленький да удаленький” такую кашу заварит, что ее расхлебывает вся губерния. Например, самым крохотным в России и в мире муниципалитетом Приокск (9 жилых домов) сегодня самолично занимаются губернатор Громов и председатель Мособлдумы Аксаков. А воз, то бишь Приокск, и ныне там — в центре г. Ступина.
    
Никто до сих пор точно не знает — насколько мал или велик Приокск. Но чтобы зарегистрироваться, например, кандидатом в депутаты местного совета, нужно собрать всего 13 подписей! Жены, тещи, детей — и ты, можно сказать, в дамках.
     Вплоть до прошлого года считалось, что он раскинулся на 48 га и имеет 15 жилых домов. Именно в этих границах в 1998 г. проходил референдум, где приокцы объявили себя муниципальным образованием.
     Но затем (в 2001 г.) выяснилось, что его площадь не 48, а 23 гектара и в нем не 15, а 9 жилых домов. Эти данные абсолютно точные и сомнению никакому не подлежат. Единственное, что не хватает для полной истины — карты границы поселка. Вот из-за этого-то и весь сыр-бор.
     Житель Приокска-Ступина Валерий Степанов в 1998 г. участвовал в этом самом референдуме и голосовал за самостийность поселка. А потом вдруг узнал, что живет-то он совсем на других гектарах и в других домах, которые не принадлежат Приокску, а являются неотъемлемой частью города Ступина.
     И он, Валерий Николаевич, подал иск в Ступинский суд с просьбой отменить итоги того судьбоносного волеизъявления. Ведь за отделение поселка тогда голосовали люди, которым сказали, что живут они в Приокске. Тогда как натурально они проживали в Ступине. Целых 6 домов!
     Конечно, если б уровень жизни в маленьком муниципальном образовании был много выше, чем в большом — а это им обещали тогдашние заправилы референдума, — то и Степанов, и другие приокцы сидели бы да помалкивали в тряпочку.
     Но ведь все произошло с точностью до наоборот. Поскольку в Приокске нет никаких предприятий, значит, нет и налогов. Средств на социальное развитие поселка, соответственно, тоже нет. Лифты в многоэтажках подолгу не работают, мусор не вывозится, улицы (точнее, одна-единственная улица Чайковского, начало и конец которой принадлежат Ступину) по ночам не освещаются.
     Степанов (а вместе с ним и подавляющее большинство коренных приокцев, имеющих несчастье жить на территории 23 га) хочет отменить итоги референдума. В этом случае автоматически бы отменилось решение поселка о муниципальном образовании. И тогда бы он, Приокск, со всеми своими 9 домами просто стал бы городом Ступино. Где есть предприятия, налоги, свет на улицах и где регулярно чистят мусорные контейнеры.
     Поскольку этим пораженческим настроениям активно сопротивляется мэр Приокска Екатерина Петровская (ей, как и всякому другому мэру, есть что терять), то никакие попытки общественности воссоединиться со Ступином не проходят. И развалить это муниципальное образование г-н Степанов решил изнутри, став депутатом местного совета.
     Всего в нем 7 законотворцев. Причем четверо из них — сторонники ликвидации Приокска, безболезненного его слияния со Ступином. Но три депутата поддерживают г-жу Петровскую. И чтобы сохранить уникальность Приокска с невывозимым мусором и темными подъездами, они вышли из состава совета. Получился нонсенс. Принять решение о ликвидации муниципального образования может только 5 депутатов. А их всего четыре!
     Вот Степанов и решил стать этим пятым депутатом. Довыборы в совет назначены на 14 апреля. Собрал он аж 13 подписей избирателей, пришел в территориальную избирательную комиссию поселка, а ему отказывают в регистрации. Под тем предлогом, что адрес в анкете кандидат написал: город Ступино. Тогда как в паспорте у него стоит штемпель Приокска.
     — Позвольте, — всполошился он. — Уже доказано, что мой дом по ул. Чайковского, 59, не входит в состав поселка, а является Ступином. Значит, живу я в Ступине! Во-вторых, избирать по закону должны только жители муниципального образования. А уж быть избранным в нем может житель хоть Сахалина, был бы гражданином России. Нет в законе такой нормы: отказ в регистрации из-за недостоверно указанного места жительства!
     — Не позволим, — сказали Степанову в приокском ТИКе.
     К делу подключились губернатор и председатель МОД, облизбирком. Ситуация для России уникальная. И предусмотренная ст. 141 Уголовного кодекса — воспрепятствование осуществлению избирательных прав. Составлена она для защиты от давления избиркомов всех уровней. Но такого, чтобы на граждан давил сам избирком...
     Довыборы депутатов, как мы уже говорили, не за горами. А члены ТИКа, чтоб не регистрировать г-на Степанова кандидатом, готовы всем составом уйти в отставку. Что само по себе для России тоже является полным эксклюзивом. Здесь до сих пор не отпечатаны избирательные бюллитени. А облизбирком обратился в суд и прокуратуру соответственно с просьбами расформировать ТИК и возбудить против его членов уголовное дело.
     Для кое-кого малый золотник слишком дорог...
    


Партнеры