Непогашенные марки на письмах смерти

Жертвам нацизма снова придется драться за кусок хлеба

9 апреля 2002 в 00:00, просмотров: 831
  У них не было детства, а сейчас пытаются отнять и безрадостную старость.
     Под их имена немецкое правительство выделяет многомиллионные транши, которые доходят до них лишь в самую последнюю очередь.
     На их юных плечах фашисты строили могущественный Третий рейх, чтобы теперь за их счет могли жировать совсем другие наци. Наши, русские, ведущие себя порой хуже фашистов.
     В прошлый четверг о них снова вспомнили — на самом высоком правительственном уровне. Малолетние узники фашизма начали получать компенсации от австрийского фонда “Примирение, мир и сотрудничество”. В среднем — чуть больше тысячи евро за годы рабского труда, проведенные ими во время Второй мировой войны на территории нынешней Австрийской Республики.
    
     Всю свою жизнь она чего-то боялась. Боялась, что откроется история ее репрессированных родителей. Боялась, что всплывет правда, где она была во время войны, и тогда ее снова посадят в лагерь. Но уже не в фашистский, а в родной, советский, где сгинули ее родители. Боялась настырных ребячьих глаз и их бесцеремонного, но такого понятного вопроса: “Почему у вас нет детей?” Да и как ответишь ученикам, если так и не смогла признаться в своей беде самому близкому человеку — мужу?
     А правда проста и — невыносима. Бывшая школьная учительница Альдона Владимировна Волынская-Лиходзиевская прошла через гестапо. “Как тяжело умирать в 17 лет!” — чернела на каменной стене отчаянная надпись, накарябанная за несколько часов до смерти незнакомой девчонкой.
    
     — Как тяжело, когда в 17 лет за тебя решили всю твою дальнейшую жизнь и, как кошку, насильно стерилизовали, — говорит Альдона Владимировна сейчас, одинокая и почти ослепшая женщина, живущая на окраине Москвы.

     “Мы закрываем мрачные страницы нашей истории. По всей Европе проходят выплаты из немецкого фонда “Память, ответственность и будущее” жертвам национал-социалистического режима. Мы понимаем, что никакими деньгами нельзя компенсировать причиненное зло, но хотим стать ближе друг к другу” — эти слова из обращения от имени немецкого народа дают надежду тысячам российских узников фашизма хоть на старости лет наскрести денег на лекарства и поесть досыта.
     На 835 миллионов дойчмарок, выделенных в рамках программы примирения, по последним данным, в нашей стране претендует больше 500 тысяч человек.
     — Немцы говорят, что закрывают страшные страницы войны, но это неправда, — утверждает Альдона Владимировна. — Об узниках гестапо ни в одном документе по-прежнему нет ни слова. Как будто нас никогда не существовало!
     Таких, как Волынская-Лиходзиевская, вытерпевших невыносимые пытки, в России осталось около двух тысяч человек. И они — лишь видимая часть компенсационного айсберга.

“До каких пор нас будут унижать?”

     Там, где халявные деньги, — всегда скандал. А уж если речь идет о многомиллионных зарубежных траншах, его, похоже, и вовсе не избежать.
     Из письма Новгородского областного отделения “Российского союза бывших малолетних узников фашистских лагерей”, в котором состоит 19 тысяч человек:
     “В Новгородской области выплаты компенсаций начаты в сентябре 2001 года и за сентябрь—декабрь 2001 года частичную компенсацию получили всего 89 человек, а в январе 2002 года выплата компенсаций вообще не производилась. Общая сумма выплат нам неизвестна, поскольку этих данных нигде нет. Отсутствуют прогнозы и графики выплат на очередной месяц и квартал.
     Все “засекречено” для того, чтобы Фонд был закрыт для контроля общественности, чтобы Фонд мог осуществлять свою деятельность за счет средств узников долгие годы, так как существующие темпы выплат растянут их на десятилетия, и в конечном итоге большинство узников фашизма просто не доживет до их получения.
     Мы, граждане России, с горечью говорим: “До каких пор государство будет обворовывать своих граждан, до каких пор нас будут унижать?”

     Николай Федорович Петренко, угнанный в 1943 году из Полтавской деревеньки Вороньки вместе с еще 50 пацанами и девчатами на принудительные работы в Австрию, попал в первую десятку счастливчиков. На прошлой неделе австрийский фонд “Примирение, мир и сотрудничество” начал выплату гражданам бывшего СССР, привлекавшимся в годы Второй мировой войны к рабскому и принудительному труду на территории нынешней Австрийской Республики. Речь идет о 52 миллионах 687 тысячах евро. Сумма первого транша составляет больше 4 миллионов, которые получат 2174 человека в 33 регионах страны. Всего же Российский фонд взаимопонимания и примирения направил на проверку австрийцам список на 3 тысячи претендентов.
     — Сначала я работал на аэродроме, близ Вены. Рыл котлован для бункера, — рассказывает Николай Федорович. — Попытался бежать вместе с нашими военнопленными — по Закарпатью в Чехию, с помощью партизан. Нас поймали и отправили на каменоломню, в штрафлагерь. Там до конца войны и пробыл. Конечно, сумма, выплаченная мне как узнику гетто (2,5 тысячи евро. — Е.М.), мягко говоря, не покрывает и сотой, и тысячной доли того, что мы пережили. Над европейцами не измывались так, как над нами, а ведь они получили совсем другие компенсации!.. Но я искренне благодарен австрийцам за то, что они вообще про нас вспомнили.
     Не забыли австрийцы и про депортированных несовершеннолетних детей, и про женщин, рожавших в специально отведенных для них нацистами роддомах или в принудительном порядке вынужденных прервать беременность. Они получат по 363 евро.
     — Австрийцы продумали все до мелочей, поэтому и проходит все чинно-благородно, — убеждены бывшие узники фашизма. — К тому же и сумма, и количество претендентов выглядит весьма скромно. Другое дело — немецкие деньги. Вот уж там действительно есть чем поживиться.

Афера ценою 183 миллиона

     Из досье “МК”:
     По данным немецкой стороны, во время первых компенсационных траншей, проводившихся в середине 90-х, в неизвестном направлении исчезли не менее 170 миллионов ДМ, предназначавшихся для выплаты насильственно угнанным на работу из Восточной Европы.
     Как утверждают представители российской Счетной палаты, с 1994 по 2000 год из кассы московского Фонда взаимопонимания и примирения под председательством Виктора Князева сгинуло более 80 миллионов марок — одна пятая из всего 400-миллионного транша. Компенсаций до сих пор ждут около 68 тысяч наших граждан. Сотни из них уже никогда ничего не получат, потому что умерли.
     Похожая ситуация сложилась тогда же и на Украине, где к решению этой проблемы подошли совсем по-другому. Частично задолженность погасило правительство, частично — пойманный вор.

     — В том, что произошло, виновато прежде всего российское правительство, допустившее полную бесконтрольность над деятельностью Фонда, — неоднократно заявляли аудиторы Счетной палаты. — Из 12 банков, в которых фонд имел счета, у четырех были отозваны лицензии.
     Самая крупная афера произошла еще в 1996 году, когда на депозитах Тверьуниверсалбанка было размещено 244 миллиона ДМ. Уже к июлю 1996-го обнаружилась недостача в 68,7 миллиона марок. Иск, поначалу поданный в арбитражный суд, был вскоре отозван. Фонд пошел на убыточное соглашение, а потом и вовсе “простил” любимому банку больше 28 миллионов. В результате этой сделки, по мнению аудиторов, фонд лишился сразу 42 миллионов ДМ. Следующие 14 миллионов канули в РосДомБанке, признанном вскоре неплатежеспособным. Однако спустя два месяца, в марте 1999 года, фонд снова там же получил кредит. Удивлению проверяющих не было конца, поэтому результаты проверки легли на стол к генеральному прокурору. Против Князева возбудили уголовное дело по статье “халатность”. Расследованием странной пропажи 83,7 миллиона занималась почему-то Пресненская прокуратура. Судьба этого уголовного дела не известна никому.
     — В результате полной неразберихи в Москве наши узники оказались в самом незавидном положении, — утверждает Николай Дорожинский, председатель Российского союза бывших малолетних узников фашистских концлагерей. — Поляки, украинцы, белорусы сражались с немцами из-за каждого пункта будущего транша. Поэтому и получили в итоге внушительные суммы. Украина и Молдавия выбили 1 миллиард 724 миллиона ДМ, а Россия, Латвия и Литва, вместе взятые, всего 835 миллионов! Белоруссия практически заканчивает выплаты, на Украине они произведены на 50 процентов. Там с самого начала были созданы правительственные комиссии, и вопрос компенсаций решался на самом высоком уровне. Мы же лишь в самом начале долгого пути, но уже сейчас ясно, что выделенных денег хватит только на узников концлагерей и гетто, а принудительные рабочие промышленных предприятий, сельхозрабочие и дети до 12 лет будут довольствоваться тем, что останется.
     Если останется...
     “Бояре тешатся, у холопов чубы трещат”, — мудро говорят в народе. Пока в Москве талантливо испарялись жертвенные миллионы, на местах тоже времени даром не теряли. Правда, скандалы там были куда меньшего масштаба. Например, секретарь и завхоз Железнодорожного суда г. Орла прославились тем, что за коробку конфет оформили липовые судебные решения о признании 45 стариков и старушек несовершеннолетними узниками фашизма. “Лжеузники” получили не только скромную прибавку к пенсии — 130 рублей, но и возможность претендовать на немецкие деньги. “Прокололась” одна из настырных бабулек, когда пришла к судье, чью подпись подделали, и потребовала поставить на фальшивку печать, без которой ей в собесе не переоформляли пенсию.
     В Смоленской губернии счет пожилых “халявщиков” шел уже на сотни. Г-н Бадаев, председатель местного отделения малолетних узников фашизма, через суд лишил этого звания больше тысячи человек. Примерно столько же стариков оказались лжеузниками и в Челябинской области.

“Нас снова хотят обокрасть”

     — Все предыдущие скандалы, связанные с деятельностью фонда, случались из-за его полной бесконтрольности со стороны независимых организаций, — убеждена Людмила Нарусова, экс-председатель наблюдательного совета российского Фонда взаимопонимания и примирения. — А ведь от того, как фонд работает, зависит жизнь более 500 тысяч человек! Ни меня, ни моих сотрудников не пускали в здание фонда и не предъявляли нам документы для проверок, хотя мы имели на это полное право. Совершенно очевидно, что без мощной поддержки сверху это было бы невозможно.
     — И кто же этот высокий покровитель?
     — Починок и его ведомство — Минтруда. Именно они с августа прошлого года под разными предлогами не утверждали ни предложенный мною состав наблюдательного совета, ни многие другие важные документы. (Собственно, новый состав совета был утвержден лишь на прошлой неделе, тогда же стало известно и о замене Нарусовой на самого Починка. — Е.М.) И это очень настораживает: ведь когда пытаются что-то скрыть, значит, есть что скрывать... Вообще, вокруг денег фонда происходит много странного: например, смета расходов утверждается наблюдательным советом. Раз состава нет, значит, нельзя проконтролировать и смету, а отсюда может быть все что угодно.
     — Какие у вас конкретные претензии?
     — Фонд взял в аренду новое здание — за три миллиона долларов, якобы для того, чтобы узникам было удобно добираться в центр. Но ведь никого из узников сюда не пускают... Кроме того, с самого начала было принято решение, что в качестве агента может выступать только Сбербанк. И вот совсем недавно через третьи руки я узнаю, что ведомство Починка проводит тендер среди коммерческих банков на работу с немецким траншем. А если у этих банков даже нет отделений по всей стране, то как бы они производили выплаты? Ответ очевиден: все это делается для того, чтобы снова крутить эти деньги, а потом украсть.
     — Видно, участь г-на Князева никого не насторожила.
     — Еще бы! Тот самый товарищ Князев, во время правления которого сгинули 83 миллиона марок, сейчас — персональный пенсионер. И пенсия его пробивалась на самом высоком уровне — в недрах российского правительства.
     — Немцы очень болезненно реагируют на эти факты. Наша же позиция при любых, даже самых невыгодных для нас “раскладах” остается одна и та же: соглашаться на все и не дразнить гусей.
     — Я была недавно в Германии на последнем заседании куратория, там как раз обсуждался вопрос, как распорядиться процентами с 10 миллиардов марок (общая сумма немецких выплат. — Е.М.). Так вот, по мнению немцев, их нужно направить на организацию семинаров, коллоквиумов и массовых поездок в концлагеря, чтобы европейская молодежь не забывала ужасы войны. О том, что в России умирают узники гестапо, не попавшие ни в одну категорию выплат, предпочитают не вспоминать. На Нюрнбергском процессе блокада Ленинграда была признана одним из самых зловещих преступлений фашизма против человечества. 125-граммовая пайка хлеба с опилками там была меньше, чем в концлагерях. Но блокадники почему-то тоже остались не у дел.

Рабы против детей

     Четыре с половиной миллиона мирных советских граждан, в том числе 700 тысяч детей, насильственно угнали в фашистскую Германию и посадили за колючую проволоку. Над ними измывались и в нечеловеческих условиях заставляли работать на Третий рейх. И сейчас эти люди, которых с каждым днем, по статистике, становится меньше на 200 человек, узнают, что в России будут самые низкие выплаты среди всех стран Восточной Европы. Промышленные и сельскохозяйственные рабочие недополучат в среднем по 800 марок, если вообще их дождутся.
     — В течение двух лет в фонде фактически не было руководства. За это время полностью исчезла электронная база данных, ни одно дело не прошло экспертизу. С июня 2001 года нашими экспертами обработано больше 80 тысяч ходатайств, — говорит Татьяна Соколова, пресс-секретарь Фонда взаимопонимания и примирения. — Из них получили выплаты около 16 тысяч человек, еще 20 тысяч узников начнут получать их через пару недель. У нас совершенствуется программное обеспечение, модернизируется оборудование вычислительного центра и оргтехника. Ситуация же “зарабатывания” на этих деньгах, как было при Князеве, технически невозможна. Принципиально изменилась схема выплат: фонд по уставу не занимается коммерческой деятельностью, деньги переводятся не в принципе в Россию, для дальнейшего распределения, а адресно, на конкретный список претендентов, одобренный германским фондом. Наш фонд не имеет ни права, ни возможности распоряжаться этими деньгами.
     Российских узников фашизма больше всего пугает в документах крошечная оговорка “до” — то есть не четко оговоренные суммы выплат. На полную компенсацию — 15 тысяч марок — могут рассчитывать только рабы концлагерей и гетто. Из-за того что в законе в “перечень лиц, пострадавших от национал-социалистического произвола”, не попали ни принудительные сельхозрабочие, ни дети до 12 лет, ни дети, родившиеся в неволе, важный постулат, провозглашенный немецкой стороной, о соблюдении интересов всех жертв, остался лишь на бумаге. А значит, и выплачивать этим людям будут из “общего котла”.
     “На каком основании собираются платить детям, если о них в законе нет ни слова?” — возмущаются теперь обделенные принудительные работники. Разные категории узников невольно сталкивают между собой, и каждому кажется, что пытаются отнять именно его кусок.
     “Почему мы оказались на положении побирушек и жалких нахлебников?” — недоумевают и сами бывшие дети.
     — Российский фонд считает абсолютно справедливыми и правильными все решения, расширяющие круг претендентов на выплаты, — считает Наталья Малышева, председатель правления фонда. — К тому же должна быть исключена дискриминация по размерам выплат претендентам, проживающим в разных странах. И эту проблему нужно решать как можно скорее.
     Из открытого письма, адресуемого германской общественности организациями
     жертв нацистских преследований —
     граждан стран СНГ и Балтии:
     “Мы высоко ценим немецкую “выплатную” инициативу и принимаем добрый знак немецкой стороны к примирению. Вместе с тем мы вынуждены говорить и о двойственности владеющих нами чувств, и об ущемлении интересов жертв из стран Восточной Европы, и о ложном, унизительном, “полулегальном” положении целых групп потенциальных получателей финансовой помощи. Немецкий Фонд работает в режиме, полностью закрытом для сотен тысяч жертв из стран СНГ и Балтии. Функционеры Фонда оторваны от организаций жертв и, судя по всему, не собираются устанавливать контакты и завязывать плодотворный диалог. Германская общественность должна знать, чем на практике оборачивается инициатива ФРГ относительно материальной поддержки рабов коричневого рейха и жертв иного произвола национал-социализма. Если так будет продолжаться и дальше, то НЕ УНИЖАЙТЕ НАС СВОИМИ ВЫПЛАТАМИ!”
    



    Партнеры