ФУТБОЛ

11 апреля 2002 в 00:00, просмотров: 313
  За более чем десятилетнюю историю российского футбола попытки культивировать игру в провинции на самом высоком уровне предпринимались неоднократно. Но в отличие от хоккея, где Магнитогорск, Ярославль, Омск, Тольятти, Казань и иже с ними поглядывают на политическую столицу откровенно свысока, футбольных суперклубов за пределами Москвы создать так и не удалось. Хотя предпосылки к этому, казалось, были.
     ВЛАДИКАВКАЗ
     В 95-м году “Алания”, ведомая президентом Северной Осетии Ахсарбеком Галазовым и главным тренером Валерием Газзаевым, стала чемпионом России. Единственный отобранный у Москвы, а точнее, у “Спартака” комплект “золота” стоил Северной Осетии очень дорого. Владикавказский клуб едва вписался тогда в бюджет размером 25 миллионов долларов — неслыханный для тех времен, да и для нынешних в общем-то тоже. Оклады и гонорары за победы значительно превышали общероссийские стандарты. А за выигрыш первенства каждый игрок основного состава был премирован сотней тысяч “зеленых”. Более того, на протяжении трех лет Владикавказ принимал крупные международные турниры с участием бразильских, итальянских, испанских и всяких других именитых клубов, привезти которые в бушующий страстями регион было делом нелегким и весьма затратным...
     “Алания” падала больно, лишившись в одночасье и прежней всесторонней поддержки республики, да и водочный кризис сыграл свою роль. С приходом Александра Дзасохова к руководству Северной Осетией футбольный клуб перестал фигурировать отдельной строкой в бюджете республики. Нынче возрождением команды занимаются уже совсем другие люди, да и зарабатывать им нынче приходится самим, без всяких дотаций. Впрочем, подробнее об этом — рядом, в интервью с президентом “Алании” Такоевым.
     ВОЛГОГРАД
     “Ротор”, в отличие от владикавказцев, никогда не пользовался поддержкой властных структур. Клуб, взращенный Владимиром Горюновым, привык выживать сам, благо хозяйственная инфраструктура была заложена еще в начале 90-х. “Ротор” является уникальной командой не только в российском, но и в европейском футболе. Он зарабатывает, но совсем не так, как зарабатывают клубы на Западе. Не абонементами. И не продажей билетов или прав на телетрансляции. “Ротор” живет собственным колхозом, колбасной фабрикой, производственными цехами, автотранспортной колонной, авторынком...
     Но заработок этот при нынешних запросах футболистов достаточно скромный. Совсем другими деньгами располагал волжский клуб в период, когда Национальный фонд спорта имел право беспошлинно ввозить табак и водку. Зарабатываемых в ту пору денег “Ротору” вполне хватало на содержание звезд калибра Веретенникова и Нидергауса, которым были созданы прекрасные бытовые и финансовые условия. Именно волгоградская команда показывала долгое время самые высокие результаты из всех соперников Москвы. Когда же больших денег не стало, было принято вполне разумное решение: за сиюминутным результатом не гнаться и профессионально готовить собственную молодежь.
     САМАРА
     Самарский клуб является полной противоположностью волгоградскому и владикавказскому. На протяжении долгих лет он прозябал в нижней части турнирной таблицы и мог похвастать разве что прекрасной липовой баней, в которой парились футболисты. Команда принадлежала не то области, не то авиационному заводу, которые больше боролись за сферы влияния, чем помогали. Унылое зрелище являла собой огромных размеров пригородная база, да и стадион “Металлург” грозил вот-вот развалиться на части. Условия футболистов, как шутили они сами, были на уровне детско-юношеской школы, главный тренер получал триста долларов в месяц, а годовой бюджет составлял 700 тысяч долларов — это самый скромный показатель для клубов российской элиты.
     Все изменилось летом 2000 года, когда фактическим хозяином “Крылышек” стала корпорация “Сибирский алюминий”. Тут же в команду потянулись столичные звезды высшего калибра — Андрей Тихонов, Евгений Бушманов, Владислав Радимов, позже — Виктор Булатов. За коротким рублем такие люди из столицы не уезжают... База осталась на балансе областной администрации, и потому, наверное, ее реконструкция не завершена и по сей день. Задачи перед командой ставятся большие, но нет никакой уверенности в том, что без должной инфраструктуры и на одних только “алюминиевых” деньгах “Крылья” взлетят до заоблачных высот.
     САНКТ-ПЕТЕРБУРГ
     Северная столица стоит особняком и на футбольной карте России. Ее нельзя сравнивать с глубинкой хотя бы потому, что здесь футбольные традиции закладывались еще на заре ХХ века. Футбольная школа “Смена” давала и дает одну россыпь талантов за другой. И тем не менее “Зенит” не может похвастать стабильностью московских клубов. Хозяева, а вернее, акционеры меняются довольно часто. И самое главное — нет основного вкладчика, способного страховать остальных в кризисных ситуациях. А довольно скромный зенитовский бюджет не позволяет использовать средства на строительство спортивных объектов и прочие атрибуты футбольной индустрии. Когда-то главному тренеру платили здесь тридцать тысяч долларов в месяц — ради сиюминутного результата, который так и не пришел. Но хорошо известно, что неадекватные общему положению дел расходы оставляют выжженную на долгие годы землю...
    


Партнеры