Цена предательства

Спикер Селезнев “сдает” своих людей

11 апреля 2002 в 00:00, просмотров: 591
  Сейчас, когда я пишу эти строки, Николай Трошкин уже снят с должности руководителя аппарата Госдумы. Во вторник его отставку утвердил Совет Думы. Вопреки заведенному порядку Трошкина на Совете не было. Он не захотел ставить в неудобное положение спикера Селезнева. Спикера, которому он был предан до последнего дня и который предал его в угоду сиюминутным политическим интересам.
     Николай Трошкин возглавлял парламентский аппарат 6 лет и два месяца. Удивительно долгий для власти срок. Удивительный еще и потому, что нет в России ни одного другого такого властного органа, как Госдума.
     Если бы не Трошкин, Дума давно бы уже превратилась в подобие Казанского вокзала. 15 тысяч посетителей — ежедневно. Бесчисленные помощники депутатов, которые тащат все, что попадается под руку, — от держателей туалетной бумаги до кожаной обивки кресел. Ночные пьянки, переходящие в драки. (Апофеозом парламентской культуры стал обгаженный диван в приемной одного из вице-спикеров.)
     Работу дворников замечаешь только тогда, когда на улицах грязно. Работа Трошкина тоже была не видна, и только очень немногие знали, каких трудов стоит удерживать на плаву всю эту махину.
     Но со стороны, наверное, трошкинское кресло выглядело очень привлекательно. Не однажды Трошкина пытались “купить”, заставить работать по своим правилам. Последний раз такую попытку предприняли Володин и Пехтин — лидеры ОВР и “Единства”. Они в открытую предлагали Трошкину стать их “агентом”: в руках аппарата многое — от распределения машин до выпуска печатной продукции. Он отказался, подписав себе по сути смертный приговор, и когда “конструктивная оппозиция” начала возню за спикерское кресло, первой мишенью стал именно Трошкин.
     Его обвиняли тогда бог знает в чем: от печатанья за бюджетные деньги прокламаций КПРФ до торговли автомобильными номерными знаками. Ни один факт в итоге не подтвердился: на прошлой неделе закончилась проверка Счетной палаты, ревизовавшая думский аппарат. Правда, теперь это уже никому не интересно...
     Трошкин прекрасно понимал, что главная цель — не он. Он лишь средство к достижению цели. Уйти в отставку главный аппаратчик был готов еще в самом начале искусственно раздуваемого скандала. Единственное, что держало его, — вера в Селезнева.
     Как и все военные люди, Трошкин был чрезмерно наивен. Ему казалось, что, уйди он, Селезневу будет куда как труднее удержаться в спикерском кресле. Что его добровольная отставка сродни предательству. Но оказалось, что это не он предает Селезнева. Селезнев — его.
     В минувшую пятницу председатель Госдумы вызвал Трошкина и “попросил” написать заявление. Добровольно. По собственному желанию.
     О чем говорили они два часа в шикарных апартаментах третьего человека страны, можно только догадываться. Зная Трошкина, почти уверен, что он сказал Селезневу все, что думает о нем. А вот Селезнев... Какие доводы, впрочем, он бы ни приводил, суть от этого ничуть не меняется. Спикер попросту “сдал” Трошкина “оппозиции” в обмен на свое собственное спокойствие...
     Уходить из власти несложно (тем более что человек с опытом Трошкина на улице не пропадет). Куда сложнее уходить с осознанием того, что тебя разменяли, словно пешку на шахматной доске...
     Возможно, те, кто травил Трошкина, просто не знали всей его биографии. Они не знали, что нечто подобное в жизни Трошкина уже случалось.
     В 92-м он, тогда еще начальник управления в составе Восьмого главка МВД (спецмилиции), был отстранен от должности министром Ериным. Формально — по оргштатным изменениям. Фактически — за то, что Трошкин в открытую начал ратовать за создание в МВД службы, которая защищала бы предпринимателей от оргпреступности. Инициатива — наказуема.
     Трошкин подал на министра в суд. Выиграл. В должности его восстановили, но служить он не стал. Ушел в отставку полковником.
     Через много лет, в эпоху Рушайло, когда Трошкин стал уже во главе думского аппарата, руководство МВД предложило ему получить генерала. В запасе: так делали многие. Трошкин отказался.
     У него были свои, отличные от общепризнанных убеждения и принципы. Если бы их не было, наверное, Николай Трошкин по-прежнему возглавлял бы аппарат Государственной Думы России...
    


Партнеры