Загробная армия

Родина больше думает о павших солдатах

11 апреля 2002 в 00:00, просмотров: 585
  Когда солдат погибает в бою, ему уже все равно, где упокоится его тело — в братской могиле или под отдельным обелиском. Это забота родных и... государства, которому он служил верой и правдой. Заметим, что сегодня о погибших и умерших защитниках Отечества заботятся даже лучше, чем о живых, — на похороны военнослужащих из бюджета Минобороны выделяются приличные суммы. Только на изготовление памятников в прошлом году военным ведомством был выплачен почти миллиард рублей. Увы, “мертвые деньги” не дают покоя живым...
  
  
     Кладбищенская тишина навевает особые чувства — именно среди крестов и могил отчетливо понимаешь, что жизнь не бесконечна. Человек рождается, растет, мудреет, совершает благовидные, а порой и не очень благовидные поступки, но свой путь он закончит здесь, под гранитной или мраморной плитой. И все, что останется от прежнего “хомо сапиенс”, — тленный прах да выбитые фамилия-имя-отчество с датами рождения и смерти. Надгробный памятник как загробная визитка покойника, по которой зачастую можно определить, кем он был в жизни. Особая категория постояльцев погостов — воины, те, кто погиб за Отечество или на службе ему. В России к таким особое отношение... И памятники им особые, пусть не монументальные, а скромные обелиски, но с вызывающей невольное уважение надписью: “Погиб при выполнении воинского долга...”
     Хоронить своих павших солдат обязана Родина. Существует совершенно четкий порядок захоронения военнослужащих: оркестр, почетный караул, прощальный залп. Государство оплачивает ритуальные услуги и изготовление памятника — с недавних пор это 6 000 и 12 000 рублей соответственно. Сумма вполне достаточная, чтобы проводить в последний путь защитника Отечества даже в дорогой столице, не говоря уже о периферийных городах и селах. Она одинакова и для рядового солдата, и для заслуженного генерала, при желании и возможности родственники могут сами доплатить за более дорогой памятник.
     Сегодня под “льготные похороны” подпадает довольно большая категория граждан. Это все погибшие (умершие) военнослужащие, проходящие действительную службу или сборы, участники войны и боевых действий, а также военные пенсионеры, прослужившие более 20 лет. Не самая радостная статистика, но без нее не обойтись — ежегодно погибшим (умершим) защитникам Отечества устанавливается более 200 000 памятников. И, как это зачастую бывает в нашей стране, большие деньги как магнит притягивают не совсем чистых на руку людей — поживиться-то есть чем. О “мафии могильщиков” вообще легенды ходят. Место на кладбище, копание могилы, ритуальные услуги — деньги делаются буквально на всем, ведь потерявшие родного человека родственники в этот момент не способны ни торговаться, ни реально оценивать стоимость. По некоторым данным, только в Москве в ритуальном бизнесе ежегодный оборот составляет около двух миллиардов долларов!
     Впрочем, у привыкших к порядку военных и здесь все совершенно четко прописано. Существует соответствующий приказ, согласно которому подтвержденные документально расходы по изготовлению и установке надгробных памятников оплачиваются министерствами и ведомствами. Есть памятник — есть деньги. Родственники погибших выступают лишь в роли заказчика с каким-либо ритуальным предприятием, которое потом утрясает все финансовые вопросы. Но похоронные фирмы бывают разные, известны случаи, когда “гробовщики” банально воровали деньги, расписываясь в ведомости за неосуществленные похороны и существующие лишь на бумаге памятники. До недавнего времени на территории России процветало около 70 фирм, занимающихся военными похоронами. После того как в Минобороны стали более внимательно присматриваться к тем, кому доверяют хоронить военнослужащих, их осталось чуть более десятка. В скором времени будет еще меньше.
     В Министерстве обороны существует Военно-мемориальный центр (ВМЦ), однако он, как некоторые ошибочно полагают, ритуально-похоронной деятельностью напрямую не занимается, а лишь координирует ее. Изначально центр вообще был сформирован в 1946 году как Архив Генерального штаба. А основным партнером МО в оказании ритуальных услуг и изготовлении памятников является Военно-мемориальная компания (ВМК), с которой военное ведомство России заключило договор о сотрудничестве.
     По словам начальника Военно-мемориального центра Вооруженных сил генерал-майора Александра Кирилина, они предпочитают иметь дело с надежным подрядчиком, имеющим опыт и обладающим производственными мощностями и полностью выполняющим все условия и требования военных. Немаловажна и полная “прозрачность” такого предприятия.
     — Мы сами люди военные и хорошо понимаем, что значат понятия воинской славы и памяти, — говорит руководитель ВМК капитан 1 ранга запаса Валерий Горбылев. — Поэтому своими главными принципами считаем военную четкость, моральный долг и качество услуг. Своих ведь хороним...
     Еще одна проблема — место захоронения военнослужащих. В России практически нет ни одного воинского кладбища, как, например, в США знаменитого Арлингтонского (кроме него в Америке существует еще более 120 кладбищ для военных). Обычные же “гражданские” кладбища переполнены, и “прописаться” там довольно сложно. Правда, недавно на президентском уровне было принято решение о создании Федерального военно-мемориального кладбища в подмосковных Мытищах. Землю под воинское кладбище (56 гектаров) искали долго, в конечном итоге решили использовать часть территории военного полигона связи, остальное выделил губернатор Московской области Борис Громов, который сам хоронил однополчан в Афганистане и знает цену памяти. Сейчас “Моспроект-4” завершает разработку архитектурного облика этого кладбища, в который будет входить и величественный памятник-монумент всем защитникам России. По общественной значимости мытищинское кладбище станет сродни Могиле Неизвестного Солдата у Кремлевской стены.
     — У России не должно быть безымянных солдат, — считает генерал Кирилин. — Они своим ратным подвигом заслужили право быть погребенными достойно.
    


Партнеры