На честном “Буке” и одном “Фаворите”

Мы еще верим, что делаем ракеты

11 апреля 2002 в 00:00, просмотров: 437
  “Броня крепка и танки наши быстры”, — распевали наши соотечественники в 30-х годах прошлого столетия. “...Зато мы делаем ракеты”, — вторило им поколение 60-х. Тогда у нас были и танки, и ракеты, были и соответствующие песни, наполнявшие сердца граждан искренней гордостью за свою армию и ее славное оружие. Сегодня военно-патриотические мелодии стихли, и отнюдь не по вине поэтов и композиторов — воспевать-то нечего. В последние годы Российская армия не получила на вооружение практически ни одной новинки. Редкие образцы современной боевой техники не в счет: они выпускаются в мизерных объемах и особой погоды в войсках не делают.
    
    
Минувшая и нынешняя недели ознаменовались серьезными событиями в мире производителей оружия и вооружений. С 3 по 5 апреля в Нижнем Новгороде прошла Международная специализированная выставка-конференция военных и двойных технологий “Новые технологии в радиоэлектронике и системах управления”. А 8 апреля в малайзийской столице Куала-Лумпур открылась Международная выставка вооружений и военной техники DSA-2002 (Defense Services Asia). В этих двух “парадах военных производителей” было много общего — на отечественной и зарубежной выставках было одно и то же российское оружие. Его можно было наблюдать и год, и два, и... семь лет назад. Еще в 1994 году мы подписали с той же Малайзией контракт на продажу 18 истребителей “МиГ-29”, что являлось несомненным успехом российских торговцев оружием. Сегодня мы пытаемся впарить Куала-Лумпуру все те же “МиГ-29”. Ну еще, правда, и “Су-30”, которые также не назовешь новинкой сезона. Малайзийцы перестали быть столь доверчивыми и хотят закупить для своих ВВС американские “F-18”.
     Досье “МК”:
     По данным Стокгольмского института стратегических исследований, доля США в мировой торговле оружием составляет 50 процентов, доля России — 3 процента. На мировом рынке вооружений ситуация ухудшается, спрос падает; специалисты ожидают, что эта тенденция сохранится еще 10—15 лет.
  
   Еще один вероятный конфуз DSA-2002 — пролет наших танков. Да, танки не летают: хотя и прозвали российский “Т-90 С” за его хорошие ходовые качества “летающим танком”, однако предпочтение Малайзия собирается отдать польским “Т-91”. Недавно Варшава подписала предварительный договор о продаже 64 своих бронированных машин, обскакав российских производителей. С продажей ракет тоже как-то стало неважно, хотя российские средства ПВО считаются одними из лучших в мире. Наверное, это мы так сами считаем, но отнюдь не малайзийцы, которые ведут переговоры о закупках противовоздушных систем с Пакистаном. Хотя, по мнению специалистов “Рособоронэкспорта”, именно в этом регионе сосредоточена значительная часть покупателей российского оружия...
     В Нижнем Новгороде подобных казусов не произошло: особой конкуренции на своей территории российские оружейники не допустили. Опять же “крыша” была надежной — в лице полномочного представителя президента в Приволжском федеральном округе Сергея Кириенко, губернатора Нижегородской области Геннадия Ходырева, гендиректора Российского агентства систем управления (РАСУ) Владимира Симонова, гендиректора “Рособоронэкспорта” Андрея Бельяминова и замдиректора Агентства обычных вооружений Николая Баранова. Ждали также министра промышленности, науки и технологий Илью Клебанова, но “крестный отец” российской оборонки предпочел встретиться с итальянским премьер-министром Сильвио Берлускони.
     Представителям иностранных делегаций — Великобритании, Франции, Кореи, Китая и ОАЭ — показали уже затасканные по международным выставкам образцы российской военной техники: зенитно-ракетные комплексы и установки “Шилка”, “Бук”, “Тунгуска”. Спору нет, эта техника не плоха, но возраст... Если не изменяет память, то ЗСУ-23-4 (“Шилка”) была принята на вооружение Советской Армии еще в середине 60-х годов прошлого века. Да и “Буку” уже за сорок (зенитный ракетный комплекс “Куб”, дальнейшим совершенствованием которого стал “Бук”, был разработан в начале 60-х).
     Досье “МК”:
     В России доля современного оружия и военной техники в Вооруженных силах сегодня достигает 20 процентов, а оружия, эксплуатируемого свыше 10 лет, — около 80. Примерно треть военной техники (около 50 процентов боевых самолетов и танков, почти 80 процентов ударных вертолетов) по техническому состоянию не готова к боевому применению, более 40 процентов требуют среднего и капитального ремонта. Денег, выделяемых из госбюджета на нужды обороны, едва хватает лишь на содержание армии и флота. Ежегодное финансирование НИОКР, которые определяют будущий облик ВС, не превышает 10—15 процентов требуемого уровня. Закупки вооружений новейших образцов после 1995 года во всех видах ВС носят единичный характер.
  
   Ну а “хитом” выставок традиционно назвали “Фаворит”. Это все тот же, уже изрядно набивший оскомину зенитный ракетный комплекс С-300П, прославившийся скандальным тендером с Кипром, куда наши ракеты наотрез отказалась пускать Турция. Пожалуй, этот эпизод можно назвать самой громкой пиар-акцией “Фаворита”. Впрочем, “трехсотки” сегодня остаются надежным и, увы, единственным средством ПВО Российской армии — имеющиеся в наличии около 100 комплексов С-300П лишь частично закрывают небо Родины. Сейчас продукция ведущего разработчика систем ПВО — НПО “Алмаз” им. академика А.А.Расплетина — представляется как лучшая в мире по целому ряду характеристик. Она предназначена для высокоэффективной обороны объектов от ударов авиации, крылатых, тактических и оперативно-тактических баллистических ракет. В общем, куда там американцам со своими планами по НПРО против нашей “трехсотки”!
     Справедливости ради заметим, что С-300П и впрямь хороша, но при темпах развития современных технологий она уже явно старовата. Ожидавшийся на смену “трехсотки” комплекс С-400 так и не появился на свет божий. Его поставки в войска ожидались, по словам экс-командующего ВВС Анатолия Корнукова, и в конце прошлого года, и в конце позапрошлого года, и... На прошлогоднем МАКСе (авиакосмическом салоне в Жуковском) было заявлено, что С-400 все же будет демонстрироваться, но на его месте был выставлен уже знакомый “Фаворит”. Сейчас ожидается интеграция разработчиков и производителей российских систем ПВО с тем, чтобы все-таки выполнить президентское задание по созданию нового ЗРК.
     Если нет нового российского оружия на международных рынках, то нет его и в самой Российской армии. Впрочем, это не вина отечественного ВПК, который каким-то образом умудрился сохранить свой потенциал и готов к новейшим разработкам и производству современных вооружений. Но... нет повести печальнее на свете, чем повесть о государстве и “оборонке”. Из-за систематического невыполнения государством своих обязательств по расчетам за уже выполненный оборонный заказ сейчас свыше 40 процентов предприятий находятся на грани банкротства и фактического уничтожения. В ситуации хронической задолженности Минобороны может закупать лишь единичные экземпляры вооружения и военной техники, что не позволяет предприятиям наладить экономически выгодное серийное производство.
     Досье “МК”:
     России так и не удалось поднять планку ассигнований на закупку вооружений до 10 процентов оборонного бюджета. Для сравнения: в США выделяется 14—16 процентов, причем руководство Пентагона считает возможным увеличить эти цифры до 22—24 процентов. В нашей стране расходы на военные НИОКР в 30 раз меньше, чем в США, в 10 раз — чем в европейских государствах НАТО. Если ситуация сохранится, через несколько лет в России перестанут вестись технические разработки в оборонной области, испытываться новые модели истребителей, бронетранспортеров, разрабатываться автоматические системы обеспечения безопасности.
   
  Прогноз печальный. Но почему-то он не пугает правительство, которое упорно не замечает катастрофического положения, в котором оказалась как сама армия, так и все ее вооружения. Главная отговорка — нет денег. Однако нынешняя “экономия” грозит вылиться в несопоставимо большие траты уже в обозримом будущем. Если, конечно, страна рассчитывает сохранить свое лицо не только как продавец “раритетного” оружия, но и как сильное независимое государство.
     На “закуску” — просто информация к сведению: все расходы России на оборону сравнимы с военными затратами Бразилии, в ВС которой служат не более 350 тысяч человек, нет ядерного оружия и высокотехнологичного современного вооружения...
    


Партнеры