Пенсии по уму

Россиянам придется самим думать о старости

11 апреля 2002 в 00:00, просмотров: 267
  На минувшей неделе Пенсионный фонд впервые разместил средства, накопленные на счетах граждан, в государственные облигации. Согласно плану пенсионной реформы в России нынешний порядок инвестирования средств в госбумаги будет временным. Позже каждому россиянину придется выбирать, во что вкладывать накопленные на счете деньги, чтобы обеспечить себе безбедную старость.
     О самых острых углах будущей пенсионной системы рассказал “МК” автор Закона “Об инвестировании накопительной части трудовой пенсии”, первый заместитель министра экономического развития и торговли России Михаил ДМИТРИЕВ.
     — Михаил Эгонович, как все-таки будет строиться накопительная составляющая пенсионной системы?

     — Первое время для самых молодых работников отчисление в накопительную часть составит 3%. С 2004 года для них начнется постепенное увеличение отчисления на 1 процент ежегодно. К 2006 году оно составит уже 6%. Людям среднего возраста — женщинам до 45 лет, а мужчинам до 50 лет — начисляется по 2%. Эти средства поступают в Пенсионный фонд, который отправляет их на инвестирование после того, как они будут размещены на счетах граждан.
     Но главное другое. Гражданин сам может довольно сильно повлиять на то, во что, собственно, будут вложены его деньги. Пенсионный фонд не имеет права самостоятельно принимать решение, в какие конкретно ценные бумаги или на какие депозиты направлять накопления. С управляющими компаниями — профессиональными инвесторами, которые и существуют на рынке, чтобы принимать компетентные решения об инвестировании, — будут заключаться договоры. На открытом конкурсе правительство отберет несколько таких компаний — наиболее надежных и успешных. Гражданин получит право самостоятельно выбрать любую из них в зависимости от того, какая ему больше понравилась и в какой компании получится более привлекательная структура вложений. Естественно, у каждой будут особенности в составе ценных бумаг и других активов.
     Если они такой выбор не сделали, то Пенсионный фонд направит деньги в специализированную управляющую компанию, которая будет вкладывать их только в государственные ценные бумаги.
     — А что вообще предлагается россиянам, из чего придется выбирать?
     — Пенсионный фонд служит прибежищем всем, кто сам не хочет принимать решение, касающееся инвестирования своих средств. Накопления в этом случае, как я уже сказал, автоматически вкладываются в государственные бумаги. Те, кто чуть получше представляет себе, во что лучше вкладывать деньги, в рамках Пенсионного фонда могут выбирать управляющие компании. Но все равно это будет достаточно осторожная стратегия. Управляющим компаниям не разрешат вкладывать накопления россиян пусть и в высокодоходные, но рискованные активы.
     Наконец, третий уровень выбора — для граждан, которые более или менее уверенно себя чувствуют и знакомы с тем, как устроены финансовые рынки. Они могут с 1 января 2004 года выйти из Пенсионного фонда и выбрать негосударственный пенсионный фонд (НПФ), который к этой системе допущен.
     — Если вдали от государства не понравится, можно ли будет вернуться со своими деньгами обратно?
     — Да, наша последняя поправка в законопроект предусматривает возможность вернуться из НПФ в государственный Пенсионный фонд. Если гражданин посчитал, что поторопился, и ему не понравилось в НПФ, он может вернуться обратно. Такое право ему предоставляется раз в год.
     — Сколько он в этом случае потеряет?
     — Это будут не потери, а возмещение расходов, связанных с переводом средств. Точный порядок сумм должно определить правительство. В мировой практике, к примеру, такого рода расходы доходят до 7 процентов от накоплений. Мы пока ориентируемся на нормы, которые будут колебаться от одного до трех процентов. Учитывая, что по заниженной оценке мы прогнозируем среднегодовые доходы в среднем на уровне 7 процентов, то это получится менее половины годовой суммы доходов.
     — Сумма получается немаленькая...
     — Да, но 3 процента устанавливается для тех, кто ежегодно переходит. Для так называемых летунов. А если гражданин перешел в НПФ и пробыл там 3—4 года, то с него будет снят лишь один процент. По сравнению с тем доходом, который он за это время получит, сумма выходит небольшая. Это действительно оправдано с точки зрения мировой практики, поскольку процесс перевода накоплений — достаточно дорогое удовольствие. Надо продать все активы, заключить много сделок, переоформить права.
     — Можно ли разделить накопления на несколько “портфелей”, подстраховаться? Скажем, часть денег оставить в государственном фонде, а остальное перевести в НПФ?
     — В рамках Пенсионного фонда такая возможность не рассматривается. В первые годы объем накоплений каждого конкретного гражданина будет небольшим. Дробить такие пакеты просто не имеет смысла. Вот через пять-шесть лет такой вопрос можно будет поставить. Но проще это сделать в негосударственном секторе. Здесь и гибкость, и возможность выбора будет больше, и граждане смогут экспериментировать.
     — Какой прогнозируется доход от средств, размещенных в государственную систему?
     — Сейчас мы не можем стопроцентно сказать, какая будет доходность, поскольку у нас есть разные государственные ценные бумаги. Если возьмем рублевые бумаги — ГКО в основном, — то доходность колеблется около уровня инфляции. Деньги просто сохраняются от обесценивания. А если брать валютные госбумаги, там доход получается очень серьезный. Например, по еврооблигациям доходность в прошлом году колебалась от 7 до 21 процента. Причем в валюте. Дальше это вопрос состава инвестиционного “портфеля”, который будет предлагать отдельная управляющая компания, в какой пропорции будут браться валютные госбумаги и рублевые.
     — Рассматривается ли возможность размещения накоплений за рубежом? Сначала планировалось, что иностранные активы могут составлять не больше 20 процентов инвестиционного “портфеля”...
     — Действительно, в перспективе с 2010 года 20% пенсионных накоплений можно будет размещать за рубежом. Но по просьбе ряда депутатов мы ввели переходную норму. В результате мы начинаем с 5% в 2004 году. Потом постепенно повышаем эту норму на пять процентов каждые два года, пока к 2010 году этот предел не достигнет 20%. Дальше он останется как ограничение.
     — Предполагается ли его в будущем снять?
     — Мы, конечно, не можем так далеко вперед заглядывать. На самом деле по опыту пенсионных систем мира такие ограничения отнюдь не обязательны. Например, в шведской пенсионной накопительной системе, которая по сути такая же, как российская, граждане могут хоть все разместить за рубежом, никаких ограничений нет. Мы пока изменений “потолка” не предусматриваем. Но эволюция мировых финансовых рынков, и российского, конечно, может привести к тому, что в отдаленном будущем эти ограничения будут сняты.
     — Кстати, о финансовых рынках. Пенсионный фонд не раз заявлял, что российский фондовый рынок не сможет переварить такой наплыв пенсионных средств...
     — Здесь я должен сразу сказать, что это даже близко не соответствует действительности. Все цифры известны. В первый год (к концу 2004 года) у нас будет инвестирован 1 млрд долларов. Рынок только акций российских предприятий оценивается в диапазоне от 50 до 70 млрд. долларов. И он растет очень быстрыми темпами благодаря повышению устойчивости российской экономики. К этому добавим рынок государственных ценных бумаг — еще как минимум 50 млрд. долларов. И что такое 1 млрд долларов за год? У нас иностранных инвестиций гораздо больше натекает.
     К 2010 году пенсионных средств будет уже порядка 25 млрд. долларов, но к этому времени и российская экономика вырастет, по оценкам, в два раза. Капитализация фондового рынка достигнет 200—400 млрд. долларов. Вполне реальная цифра.
     — Еще один острый момент, вокруг которого было много споров. Планируется ли разрешить гражданам при выходе на пенсию сразу же снимать с накопительного счета крупную сумму?
     — Пока такие выплаты не предусмотрены. У нас был вариант поправок, где мы разрешали гражданам снимать крупные суммы, скажем, на покупку жилья, обучение детей, оплату медицинских расходов. Но впоследствии решили на первое время от этого отказаться и посмотреть, как заработает пенсионная система. В принципе введение такого порядка не исключено. Но в любом случае сразу 100 процентов забрать, конечно, будет невозможно.
     — Удалось ли прийти к согласию по поводу наследования накопленных средств после смерти их владельца?
     — В рамках Пенсионного фонда, если человек уже вышел на пенсию, наследоваться может только та сумма, которую он заработал, находясь на пенсии. То есть речь идет о работающих пенсионерах. При этом новые накопления будут наследоваться только до того момента, пока их не учли в размере пенсии.
     В негосударственных пенсионных фондах предполагаются более гибкие схемы. Но они еще конкретно не обсуждались. Например, в течение первых пяти лет наследование может быть разрешено. До выхода же на пенсию все накопленные деньги будут наследоваться независимо от того, в государственной или негосударственной пенсионной системе они находятся. Наследники получат право снять всю сумму со счета застрахованного.
     — Не появится ли у государства соблазна использовать пенсионные деньги в бюджетных целях?
     — Соблазн, конечно, будет, поскольку деньги большие. Вопрос должен звучать по-другому: как от этого соблазна защищает закон? И надо сказать, что в данном случае предусматриваются достаточно четкие и жесткие меры защиты.
     Управляющая компания, которой перечисляются деньги, вправе распоряжаться ими только для приобретения тех активов или ценных бумаг, которые определены законом. Компания не в праве выдавать какие-либо кредиты вообще никому. Государству — в том числе.
     Это означает, что любая попытка взять эти деньги якобы в кредит, как это делалось в Сбербанке во времена СССР, будет уголовным правонарушением. Причем закон создает механизм, который элементарно не позволяет это делать.
     — Каким образом?
     — Допустим, какой-то чиновник хочет взять деньги в пользу федерального бюджета и, по сути дела, злоупотребить доверием пенсионеров. Он обязан дать соответствующее поручение управляющей компании, чтобы она перечислила запрашиваемую сумму в Минфин. Компания может отвезти это платежное поручение в банк — но только после того, как перевод денег одобрит специализированный депозитарий.
     Основная функция спецдепозитария — это регистрация: кто, сколько и каких ценных бумаг купил? Как только совершена какая-либо сделка по купле-продаже, она отражается в отчетах спецдепозитария. И вторая функция: если он видит, что управляющая компания делает что-то не так, он обязан предотвратить такую проплату и известить контрольные органы.
     Таким образом, спецдепозитарий просто не одобрит запрещенную сделку. Если все-таки он этого не сделает, то тогда и управляющая компания, и спецдепозитарий своим имуществом отвечают за выданные деньги. А поскольку они перечисляют их в пользу дяди из Минфина, то не будут заинтересованы в этом, чтобы не потерять бизнес.
     — Ну а если дядя из Минфина обещал им хорошие комиссионные и они все-таки перевели пенсионные деньги?
     — Если уж совсем так все плохо и неправильно, то они должны будут эти средства еще и застраховать. Значит, к схеме привлекается страховщик, который совсем не заинтересован в потерях... Повторяю, все участники не будут связаны друг с другом. Это действительно будет жестко проверяться. И как только появится сбой в работе, любая из трех инстанций станет трезвонить вовсю.
     Все эти контрольные механизмы в совокупности создают труднопроходимую полосу заграждения на пути мошенничества. Особенно если это мошенничество совершает государство. С этой точки зрения предлагаемый закон — настолько колоссальный шаг вперед, что даже близко никакой Мавроди не гулял. Все эти барьеры ни одна пирамида преодолеть не в состоянии. У Сбербанка СССР, кстати говоря, ни одного из этих элементов контроля не было.
     — Глава Пенсионного фонда Зурабов заявил, что функции спецдепозитария будет выполнять Сбербанк. Это окончательное решение?
     — Не могу сказать, кто им станет. Спецдепозитарий будет отбираться на открытом конкурсе среди всех организаций, имеющих соответствующую лицензию. У Сбербанка есть свой спецдепозитарий, и он наверняка будет участвовать в конкурсе. Кто победит — это вопрос.
     — Спецдепозитарий будет один?
     — Пока закон предусматривает только один. В принципе их могло бы быть и несколько, но это усложняет систему управления активами. Поэтому мы полагаем, что на первых порах нужно отработать систему на одном спецдепозитарии, а потом рассматривать более сложные схемы.
     — Кто будет выступать гарантом сохранности пенсионных средств?
     — В Пенсионном фонде — государство. В негосударственных пенсионных фондах госгарантия не предусмотрена.
     — То есть риск — благородное дело?
     — Благородное. Но опыт работы негосударственных пенсионных фондов в мире показывает, что эти системы обладают достаточной эффективностью.
     — Вы уже подсчитали, какую прибавку к пенсии благодаря накоплениям в итоге получат россияне?
     — Наши расчеты показывают, что граждане среднего возраста получат за счет накоплений на 10—15 процентов больше базовой пенсии. Где-то в пределах 5 процентов от их нынешней зарплаты. Это небольшая сумма, но она позволит компенсировать то снижение пенсии, которое иначе произойдет в силу старения населения.
     Для граждан молодого возраста эффект будет гораздо больше. Они за счет накоплений получат дополнительно от 40 до 60 процентов пенсии. А это уже порядка 15 процентов от зарплаты...
    


Партнеры