Путин и Земфира

12 апреля 2002 в 00:00, просмотров: 416
  Артем Троицкий — патриарх местной музжурналистики, о чем напоминать, разумеется, излишне. Творческий путь патриарха весьма насыщен сотрудничеством с самыми разными изданиями, и часть его (пути) неразрывно связана с “ЗД”. Несколько лет назад Артемий Кивович ходил даже в постоянных колумнистах “Звуковой дорожки” с рубрикой, издевательски названной “Добрый дядя”. В ней он по-доброму иронизировал над всем, что звучит. Сейчас “дядя” неожиданно рассердился, а в объекты его ворчания угодила — страшно сказать — всенародная любимица Земфира. Потоки своих музыковедческих мыслей г-н Троицкий ныне изливает в основном на персональном сайте Diversant-daily.ru, не изменяя своей сути — он всегда был диверсантом и подрывником в мире изящной рок-словесности. Однако в связи с актуальностью затронутой темы “ЗД” нижайше испросила некий эксклюзив у мастера пера — для интереса. АКТ, со своей стороны, вспомнив, видать, былое, неожиданно любезно его нам предоставил. Все нижеследующее — сугубо авторское мнение, которое “ЗД” воспроизводит, разумеется, без всяких купюр.
    
     Когда вышел первый альбом Земфиры, я сравнил ее с Жанной Агузаровой (не в пользу Земфиры, но тем не менее) — свеженькая, смеленькая, с буйноватым рок-н-ролльным душком. (Сплошные уменьшительные, но вроде ничего.) Когда вышел второй альбом и разразился скандал с Лагутенко, я сравнил Земфиру с Мадонной: крутая стервозная девка, control freak, не фонтан в музыке, но сильна в манипуляциях. Теперь, когда случился третий альбом и все вокруг него, возникла новая ассоциация: Бритни Спирс. У девушек разные внешности и внутренности, но короля (и королев), как известно, играет свита — и в этом смысле Б. и З. как близнецы-сестры. Я имею в виду наглую и по-северокорейски тотальную кампанию по продвижению этого живого товара.

     Невнятный гул о “долгожданном” третьем альбоме запустили еще полгода назад. Затем — вал “серого пиара” о творческих муках, скандалах и метаниях. Еще чуть позже (все точно, как у козлов-политиков) — “утечка информации” из студии, секретные эксклюзивные прослушивания и “вброс” журналистских восторгов в адрес нового неслыханного шедевра, причем по всему спектру: от грязного пролетария заказухи Кушанашвили до типа-продвинутых как-бы-статусных журналов. С представителем последних я столкнулся особенно наглядно — в лице Юрия Сапрыкина, на выходе с концерта “The Necks” в “ДОМе”.
     Накануне я прочел его рецензию на альбом “14 Недель Тишины”. Начиналась она с установочной фразы “мне нравится эта пластинка”, после чего мучительно искались и формулировались аргументы почему (нашлось два — качественный звук и “чувство собственного достоинства” артистки). Под конец, так и не сумев убедить ни себя, ни читателя в “собственных достоинствах” нового альбома, Юрий от отчаяния обзывает альбом классикой и ставит выстраданную точку. (На самом деле пластинка вялая, занудная и писать о ней нечего.)
     Так вот, наткнулся я на Сапрыкина и сказал без всякой задней (или любой другой) мысли: “А, Юра, привет, читал тут твою рецензию на Земфиру”. От этой невинной светской фразочки Сапрыкина перекосило, как жандарма в “Стихах о советском паспорте”, он сделал какой-то невообразимый пингвиний жест, стал извиняться и говорить, что бес его попутал и что, конечно, это полная фигня, и то ли дело новая “Гражданская Оборона” (ептть, хрен редьки... — АКТ ). Нет у меня претензий к Юрию, попутал его не бес, а руководство его журнала, имеющее какие-то отношения с Эрнстом и ОРТ (хозяева “Real Records”) и потому толкающее фуфло своим псевдопросвещенным читателям.
     А как насчет официального заявления “Real’а” о том, что в первый день продаж было реализовано 185 тысяч аудионосителей новой Земфиры? В случае судебного разбирательства можно сослаться на 1 апреля, потому что в действительности в этот день было продано, согласно источникам, которым я полностью доверяю, 450 (не десятков, не сотен и не тысяч, а четыреста пятьдесят) дисков Земфиры. Все по старине Геббельсу: чем больше ложь, тем скорее народ ей верит.
     Однако главное достижение земфиромаркетинга — это письмо президенту Путину с просьбой защитить артистку от пиратов. Само требование, конечно, бессмысленное, и пиратству Путин — как мертвому припарки, но есть в этой акции умная фишка: обратить внимание В.В. на Земфиру и соединить их в массовом сознании. Эта парочка будет послаще, чем Алла с Филиппом; воплощенная гармония и политкорректность. Зрелость & молодость; м & ж; великоросс & нацвумен; православный & мусульманка; дебютировали почти одновременно и т.д. И главное: аудитория Земфиры — затравленная младшая молодежь — это самый лакомый кусок электората. Ранее не голосовавшие, к рекламе восприимчивые, на подъем легкие. Удачно все совпадает. Теперь надо будет шевельнуться Путину — в резиденцию девушку пригласить, с “золотым диском” поздравить, спеть хором про трещинки. Рейтинг президента шевельнется.
     Продаж диска это не поднимет, конечно, но собственно Земфиру забросит в вельможные кущи, поближе к Михалкову и Волочковой, что в нашем феодальном государстве важно. На четвертый альбом уже можно будет попросить из госбюджета.
    


Партнеры