Бред малого размаха

Осень и весна — время сутяжников

13 апреля 2002 в 00:00, просмотров: 1397
  Дама бальзаковского возраста приходит в суд и требует взыскать несколько миллионов долларов с популярного актера Александра Домогарова. Судья спрашивает: чем знаменитость не угодила? А женщина в ответ — Домогаров меня домогается!..
     Это не анекдот и не забавная байка. Это — один из обыденных гражданских исков, поступивший недавно в Тверской суд Москвы, причем далеко не самый эксцентричный. Служители Фемиды теперь ломают голову, как бы заманить Домогарова на сюрреалистическое заседание.
     Сенсационный факт из судебной практики: более 15 процентов дел наших граждан — откровенный бред сивой кобылы. Ежедневно в этой галиматье служители Фемиды безнадежно выискивают хоть малюсенькое зернышко здравого смысла, часто откладывая “на потом” дела о разводах, наследствах и другие насущные споры. “Ох, волокиты стало бы меньше, не будь у нас в производстве такой ерунды”, — устало вздыхают они. Особенно тяжко приходится весной. Осень и весна — время сутяжников.
* * *
     Существует на свете совершенно особенная порода людей. Их хобби — сутяжничество. Суд им — как второй дом, и нет для них ничего милее, как заварить вокруг себя такую кашу (то есть процесс), чтоб судьи за годы не расхлебали. А повод найти проще пареной репы. Кляузники отличаются необыкновенно широким диапазоном фантазии.
     Не так давно житель Узбекистана прислал по почте иск ко всем центральным телекомпаниям, в котором требует аж 3 миллиона долларов авторского гонорара. Он уверяет, что снимался в кино под псевдонимами... Олег Меньшиков, Киану Ривз и даже Шэр, а его сынишка — в рекламе сыра в роли инопланетянина. Согласитесь, заявление столь несуразное, что смахивает на откровенную издевку или письмо из палаты номер шесть. Правда, суд отказал лже-Меньшикову в рассмотрении дела чисто по формальной причине, так как тот вместо положенных по закону двух копий иска прислал одну...
     Сутяжников легко узнать по приметам. Как правило, это люди пенсионного возраста. Они громогласны и самоуверенны, назойливы и нахальны, большинство называют себя правозащитниками и кичатся обширными знаниями в сфере процессуальных законов. Берегитесь, если оказались с ними под одной крышей! Одного вашего неодобрительного взгляда достаточно, чтобы проныра тут же заявил на вас в суд.
* * *
     Конституция обеспечила гражданам право на судебную защиту, поэтому суды обязаны рассматривать иски даже самого бредового содержания. Если человек считает, что его права нарушены, суд должен разобраться, так ли это. Только недееспособным гражданам запрещено участвовать в процессах, но они могут защищать свои интересы через законных представителей (родственников и опекунов).
     Как видите, “замутить” скандальный процессик не так уж и сложно. Главное — идея. Не понравилось, как на вас смотрит модель с рекламного плаката? Шпарьте в суд! Застряли в лифте? Строчите жалобу на президента!
     Начинающие, неопытные “правдоискатели” устремляются в суды за большим рублем, заявляя иски на баснословные суммы. Но наше правосудие далеко от того же американского. В современной практике еще не было случаев, чтобы удовлетворялись иски о компенсации морального вреда больше чем на 10 тысяч рублей.
     Убедившись, что с нашими судьями каши не сваришь, активные пенсионеры начинают судиться ради удовольствия. Смакуют на старости лет свою значимость, ощущая себя центром всеобщего внимания и восхищения. Так, один энергичный старичок специально приглашал на заседания знакомых старушек, которые после каждого его выступления громко рукоплескали оратору.
* * *
     Но есть и такая редкая категория сутяжников, как искренние борцы за справедливость. Они сражаются со всем миром, заваливая суды претензиями к президентам, министрам, депутатам, актерам и даже к самому дьяволу, если тот им не угодил. От них-то больше всего и страдают судьи.
     — Судилась у нас одна бабулька из подмосковной глубинки, которая приехала в Москву мясо продавать, — подавляя нервный смешок, вспоминает федеральный судья Савеловского суда Надежда Николаева, — оно оказалось тухлым, поэтому СЭС запретила торговлю, а говядину отправила на утилизацию. Так что вы думаете, старушке привиделось, будто бы ее мясом кто-то другой на базаре торгует. Она предъявляет иск к рынку и требует возместить стоимость говядины. Почти год мы с ней мучились. Даже пришлось проводить... эксгумацию трупа бабкиной коровы! Ну не бред?!
     Вот еще не менее абсурдный эпизод уже из жизни Дорогомиловского суда. Молоденькая барышня приходит на прием и просит обязать возлюбленного платить алименты на содержание ребенка. “А где свидетельство о рождении?” — “А он еще не родился, я на втором месяце беременности”, — огорошивает судью будущая мамаша. Другая эксцентричная особа предъявила иск... к супруге Юрия Лужкова, которая якобы облучает ее лазером из соседней квартиры. Заявление у женщины не приняли только потому, что она не указала точный адрес мэрской жены. Уже уходя, сутяжница клятвенно пообещала вернуться. Так что Елене Батуриной стоит всерьез подумать об адвокате.
     — С подобными заявлениями приходит каждый второй, особенно осенью и весной, — возмущается федеральный судья Дорогомиловского суда Татьяна Литвиненко, — на нас даже ответчики обижаются, говорят, что одно принятие таких исков их унижает. Некоторые дела просто стыдно рассматривать! Единственный выход из этой ситуации — ужесточить статью ГПК о предоставлении доказательств. Не можете доказать нарушение права, не обращайтесь в суд.
     — Мне кажется, избавить судей от участия в фарсе и лишней нагрузки возможно, последовав опыту европейских стран, — считает Надежда Николаева. — То есть принимать только иски, оформленные в юридическом бюро. Уж юристы-то смогут отличить бред от реальности.
* * *
     Как объяснили “МК” в Институте психиатрии, чтобы понять, болен человек, который без конца судится, или нет, следует посмотреть — как часто он подает в суд и на что. Сутяжничество в психиатрии — специальный термин. Сутяги — люди, которые стремятся кого-то разоблачать, опротестовывают решения судов, подают жалобы. Или не только подают в суд, но и пишут многочисленные письма и обращения в правительственные инстанции.
     Очень часто этим занимаются параноики — люди с параноидальным бредом. У них может быть реальная конфликтная ситуация, которую они раскручивают до абсурда (это у специалистов называется психогенный бред), а могут быть и сплошные выдумки безо всяких на то оснований. Тогда речь идет о шизофрении. У шизофреников вымысел — болезненное творчество в виде правдоподобного бреда.
     Есть еще так называемый бред малого размаха. Им страдают чаще всего пожилые люди. Обычный бред малого размаха — страх потерять жилплощадь. Старикам начинает казаться, что кто-то пытается проникнуть в их квартиру, им подменяют вещи или сыплют в еду отраву. Они обращаются в милицию, ЖЭК, городские инстанции, суд, прокуратуру, приходят к потенциальным, как им кажется, врагам, скандалят с ними. Машина взаимных претензий раскручивается, и становится невозможно разобрать — где истина, а где ложь. Если даже вначале и было что-то реальное, то они это расширяют, заостряют, придумывают, и очень сложно потом бывает разобраться, где истина, а где бред. Начинаются проверки, перепроверки, суды и конца этому не видно.
     Увы, людей, больных сутяжничеством, нельзя привлечь к психиатрическому освидетельствованию, положить в больницу, поскольку они не представляют собой угрозы для окружающих. Есть, правда, и практически здоровые люди. Те мечтают посредством суда обогатиться, требуют возмещения морального ущерба. А если ничего не получается, вновь ищут повод пойти в суд.
    


Партнеры