Уго пришлось туго

Венесуэльский президент погорел на нефти

13 апреля 2002 в 00:00, просмотров: 284
  С властью расстаются по-разному. Одни добровольно снимают “корону”, потерпев фиаско на выборах, у других отбирают силой и “корону”, и доброе имя, и преданность собственного народа, как это произошло с венесуэльским президентом Уго Чавесом.
  
   Военный переворот застал Чавеса во дворце Мирафлорес. Яркому политику, в прошлом — смелому десантнику по прозвищу Команданте, пришлось прятаться в кулуарах собственной резиденции, у стен которой собралась разъяренная многотысячная толпа с антипрезидентскими лозунгами. Выступая по государственному телевидению, Чавес заявил, что “никому не удастся просто прийти и выгнать” его. Эти слова только раззадорили вооруженную палками и камнями толпу, и люди ринулись на штурм Мирафлореса. Полиция сначала защищалась слезоточивым газом, затем по наступающим открыли огонь. По некоторым данным, стрельбу вели гвардейцы из личной охраны президента.
     Уже через час после расстрела у президентского дворца, где было убито десять человек и ранено более восьмидесяти, на экране местного телевидения возник глава венесуэльской армии Альберто Камачо Кайрус. Из генеральского заявления вся нация узнала, что Уго Чавес больше не президент, так как повинен в убийстве мирных граждан.
     Сразу после выступления Кайруса появилась информация о том, что из президентского дворца выехал кортеж машин и направился к аэродрому военной базы “Ла Карлотта” в Каракасе, откуда свергнутый Команданте должен был вылететь на Кубу. Семья Чавеса покинула город еще в четверг.
     Переворот произошел настолько быстро, что у некоторых журналистов возникли подозрения в том, что за группой военных может стоять третья сила, например американские спецслужбы. Чавес частенько наступал своему великому северному соседу на больную мозоль. Он стал первым демократически избранным лидером, нанесшим визит Саддаму Хусейну (осенью 2000 года). Венесуэльский президент с первых же дней своего пребывания у власти призывал к снятию американской блокады с коммунистической Кубы. Стала притчей во языцех дружба Чавеса с лидером Ливийской Джамахирии Муаммаром Каддафи и тесные контакты с иранским аятоллой. Но самое главное — Чавес в пику США делал все возможное, чтобы поддержать высокие цены на нефть. Независимая политика Венесуэлы — страны, играющей ключевую роль в организации стран-экспортеров нефти ОПЕК, — привела к тому, что режим Чавеса попал в разряд антидемократических. Американские СМИ обвиняли последователя Боливара и в диктаторских замашках, и в удушении свободы слова, и в копировании кубинского тоталитарного режима.
     Рассорившись с Вашингтоном, Чавес пытался заручиться поддержкой Москвы. Первая его встреча с Путиным состоялась почти два года назад, а в декабре прошлого года в Каракас летала более чем представительная делегация во главе с премьером Касьяновым. Месяц спустя Чавес вновь лично побеседовал с российским президентом, выразив “признательность главе России за позицию, благодаря которой удалось стабилизировать цены на нефть”.
     Несколько дней назад Чавес назначил пять новых членов совета директоров в государственную нефтяную компанию. В знак протеста против президентского решения крупнейшие профсоюзные и профессиональные объединения Венесуэлы заявили о начале всеобщей 48-часовой забастовки, которая плавно перетекла в бессрочную. Эти события и последующий за ними переворот тут же негативно сказались на импорте “черного золота” — рынок сразу отреагировал падением цен. Американцы получили то, что хотели: низкие цены на нефть и нужного человека во главе страны — ставленника нефтяных магнатов Педро Кармона.
    
     На первый взгляд, события в одной из крупнейших нефтедобывающих стран мира ничего не изменили на рынке. Вчера утром экспорт нефти с венесуэльских НПЗ был уменьшен на 30—50%, а цена ее упала еще на 43 цента. Возможно, рынок еще не успел осознать, что ситуация остается неопределенной, хотя пришедшие к власти генералы уже заявили о “готовности к диалогу”. Восстановление деятельности отрасли будет зависеть от того, как скоро нормализуется политическая ситуация в стране, и того, когда персонал “кормильца Венесуэлы”, нефтяной компании PDVSA, сможет вернуться на свои рабочие места.
     На самом деле переворот “союза бизнеса и погон” может нанести смертельный удар по ОПЕК. Новое, проамериканское руководство страны может решить, что прямая продажа нефти Соединенным Штатам — дело более выгодное. А это смерть для нефтяного картеля.
     Выгоден ли переворот в Венесуэле России? Как справедливо напомнил вчера Михаил Касьянов, эмоции могут вызвать ценовой всплеск, но динамика мировых цен подчиняется неэмоциональным законам. Впрочем, “венесуэльский фактор” уже просчитывается правительственными аналитиками.
    


    Партнеры