Гроб из черного золота

14 апреля 2002 в 00:00, просмотров: 975
  Автор родился в 1959 году. В 1986 г. окончил юридический факультет МГУ. После окончания университета работал в Московском уголовном розыске, затем в Интерполе. В 1994 году защитил кандидатскую диссертацию. В настоящее время является экспертом по вопросам организованной преступности.
     Эта банда из Новокузнецка наводила ужас на криминальную Москву. Бывший спецназовец Владимир Лабоцкий создал настоящую машину смерти, не имевшую себе равных в преступном мире. На фоне их изуверств бледнеет даже громкая кровавая слава “курганцев”. Они не искали покровительства авторитетных людей, абсолютно не воспринимали принципов бандитского сосуществования.
     По вашим многочисленным просьбам “МК-Воскресенье” публикует новый отрывок из книги Артема Рудакова.
  
  
     Встреча с Фадеем в одном из столичных казино явилась для Лабоцкого приятной неожиданностью. Олег Фадеев перевоплотился в респектабельного мафиози. Стрижка хоть и осталась короткой, но явно была произведением салона красоты, а не армейской электрической машинки, как раньше. Безукоризненный костюм от Гуччи прекрасно сидел на его атлетической фигуре.
     — Здорово, Олежек! Откуда ты здесь, братан?
     — Да вот, решил заглянуть на огонек. А тут ты...
     Авторитеты обменялись крепкими рукопожатиями. Отмахнувшись от своих пацанов, Лабоцкий с Фадеевым прошли в бар, чтобы спокойно поговорить.
     — Давно бороздишь просторы столицы, Володя?
     — С лета прошлого года.
     Фадей усмехнулся:
     — Наслышан о твоих делах, братан. Круто местных бомбишь.
     — А как иначе? — в тон ему ответил Лабоцкий и перевел разговор на собеседника: — Ну а ты с кем работаешь?
     Фадей пожал плечами:
     — Да так, с коммерсом одним. Помнишь, я тебе про него говорил?
     — Из наших краев и круто стал в Москве?
     — Во-во.
     — Чем он занимается?
     — Нефтью.
     — Ого! — Лабоцкий присвистнул. — Нефть — это, брат, реальные бабки.
     — Ну я-то с нефтью дел не имею. Все больше с проблемами разбираюсь.
     — Тоже неплохой хлеб.
     Фадей вдруг замялся:
     — Слышь, Володя, я ведь искал тебя.
     — Какие-то проблемы, братан? — поинтересовался Лабоцкий.
     — Да как сказать...
     — Как есть, так и говори. Раз уж мы с тобой встретились.
     — Неудобно, конечно, тебя напрягать, — с сомнением произнес Фадей.
     — Да ладно, — Лабоцкий великодушно хлопнул его по плечу, — мы же друзья, земляки. Как говорится, чем могу... Ты только, Олежек, не темни.
     — Слушай, у моего коммерса проблема возникла по долгам. С Украиной. Оттуда один авторитет приехал, начал тут пальцы гнуть. Мы его пробивали, кто он, откуда — с этим все ясно. Не ясно только, кто за ним стоит. От этого все зависит, понимаешь, братан? Если он сам по себе приехал от своего имени базар держать, то проблем с ним не будет. А вот если его воры прислали, тут уже завязка совсем другая пойдет.
     — Так, понял. От меня-то что надо?
     — Понимаешь, Володя, этот хохол только по мобильному базарит. Я слышал, у тебя в бригаде спецы есть, которые могут к сотовой связи подключиться. Вот хочу их на пару дней у тебя, гм... нанять. Отбашляю, сколько скажешь.
     Лабоцкий прищурился:
     — Слышал, говоришь? А от кого?
     — Ходят по Москве слухи, — уклонился от прямого ответа Фадей.
     Лабоцкий пристально посмотрел на него. Однако не доверять Фадею оснований не было. А если что — с ним можно быстро разобраться.
     — Ладно, Олег. Пришлю тебе завтра спецов. По бабкам после определимся.
     — Ну выручил ты меня, братан. За мной должок.
     Лабоцкий, как обещал, направил к нему своих людей. Однако задачу перед ними он поставил несколько более широкую, чем это требовалось его новокузнецкому другу.
* * *
     Подробную информацию о деятельности фирмы “Самнефтепром” Лабоцкий получил в результате долгого и тщательного отслеживания перемещений своего друга Фадея. Пробив московские адреса соучредителей фирмы Мескарева и Перфильева, Лабоцкий приказал своим людям “выпасти” их. Слежка за коммерсантами и их наемниками заняла почти два месяца. Только в июне 1993 года Лабоцкий позвонил Фадею и предложил срочно встретиться.
     Стрелка была назначена на двадцать втором километре Рижского шоссе. Фадей прикатил на сверкающем лакировкой черном “БМВ”. Он был один. Настолько доверял старому другу, что даже не взял с собой охрану. В отличие от Фадея Лабоцкий в определенных случаях не любил шиковать, поэтому прибыл на встречу в серенькой “восьмерке” с липовыми номерами. В арсенале его бригады имелось несколько таких “чистых” машин. Босса сопровождали хорошо знакомые Фадею Кривой и Баскаков.
     Фадей был в отличном настроении. Поздоровавшись с братками, сказал:
     — Классная сегодня погода. Как раз для шашлыков. Пацаны, может, организуем нехилый пикник на природе, телок прихватим. А, Володя?
     Рассмеявшись, он хлопнул Лабоцкого по плечу. Тот скупо улыбнулся:
     — Не знаю, братан. Работы слишком много. Может, на следующей неделе.
     — Понимаю тебя. Да-а, нелегкая наша бандитская доля, — шутливо заметил Фадей.
     Лабоцкий предложил:
     — Давай в лес пройдемся, чтобы здесь на трассе не светиться. Кривой, останься, за тачками присмотришь.
     Авторитеты, сопровождаемые Баскаковым, направились в чащу.
     — Ладно, брат, лишних ушей тут нет, — остановился Фадей, — говори, зачем звал.
     — Есть пара вопросов к тебе, Олег.
     Баскаков внезапным резким движением выдернул из-за пояса пистолет ТТ и выстрелил в Фадея. Пуля навылет прошла через бедро. Фадей с выражением безмерного удивления на лице свалился наземь.
     — Вы чего, братаны? — испуганно спросил он, видимо, еще не веря в происходящее. Лабоцкий направил на вчерашнего друга ствол своего ТТ. Баскаков быстро обшарил карманы Фадея, но оружия не нашел. Свой пистолет Фадей оставил в машине.
     — Чистый, — бросил Баскаков.
     — Володя, ты что делаешь?! — заорал Фадей.
     Правая штанина на его брюках почернела от крови. Он был абсолютно беспомощен и беззащитен. Лабоцкий смотрел на него с подчеркнутым равнодушием.
     — Олег, понимаешь, ты просто узколобый бык. Нефтедоллары тебе впрок не пойдут.
     Он прицелился Фадею в голову.
     — Володя, за что?!
     — Чего тебе, дураку, объяснять...
     Лабоцкий нажал на спусковой крючок. Пуля выбила глаз на лице Фадея. Отчаянный крик оборвался. Подойдя поближе, Лабоцкий сделал еще один, контрольный выстрел.
     — Посмотри, есть у него в карманах ключи от машины?
     Баскаков обыскал убитого и отрицательно покачал головой.
     — Хорошо. Тащи его к яме. Я сейчас пришлю тебе Кривого. Вдвоем быстрее управитесь.
     Баскаков подхватил тело под мышки и поволок к заранее вырытому могильнику, который новокузнецкие подготовили накануне расправы. Похороны заняли не более получаса. “Бимер” Фадея отогнали километров за десять и бросили в лесу. Лидер киллерской группировки Олег Фадеев исчез бесследно.
* * *
     Главный соучредитель фирмы “Самнефтепром” Виктор Мескарев имел весьма широкий круг коммерческих интересов. Помимо нефти он занимался торговлей алюминием, произведенным на Новокузнецком алюминиевом заводе, а также продажей крупных партий каменного угля и импортного продовольствия. Свой тернистый путь в отечественном бизнесе он начал в родном Новокузнецке. Начальный капитал Мескарев сколотил в период кооперативного движения, занимаясь торговлей джинсами-варенками, спортивными костюмами с фальшивыми знаками “Адидас” и прочим модным тряпьем.
     В 1990 году новокузнецкий делец приехал в столицу, охваченную частноторговым хаосом и сотрясаемую “табачными” и “водочными” кризисами. Самые большие деньги в то время делались на торговле поддельной либо левой государственной водкой. По всей Москве расползлась сеть коммерческих точек, продававших “лекарство для души” всем жаждущим прямо с асфальта. От милиции уличные торговцы откупались презентами в виде ящика-другого, взамен стражи порядка обязывались не вмешиваться в их коммерцию. Тысячи всевозможных кооперативов бросились в разработку этой золотой жилы. Их деятельность не облагалась никакими налогами, прибыль представляла собой стопроцентный черный нал. Мескарев с головой окунулся в сверхдоходный водочный бизнес.
     Заработанные миллионы новокузнецкий предприниматель вложил в создание совместного советско-бельгийского предприятия, которое занималось импортом дефицитного продовольствия в голодающий, озверевший от карточной системы Советский Союз и экспортом цветных металлов в страны Западной Европы.
     В 1991 году состояние Мескарева достигло двадцати миллионов долларов. Он обзавелся необходимыми связями среди госчиновников, столичных и западных бизнесменов, приобрел бельгийское гражданство и недвижимость в этой уютной тихой западноевропейской стране. Как представитель крупной бельгийской фирмы он разъезжал по России и заключал договоры на поставку энергоносителей. Под личиной респектабельного коммерсанта, имеющего прочные связи с Западом, он вошел в контакт с директором одного из российских нефтеперерабатывающих заводов Земским. Так возникла фирма “Самнефтепром”.
* * *
     Внезапное исчезновение Фадея обеспокоило Мескарева. Мобильный телефон главаря бригады не отвечал. Рядовые бойцы Фадея ничего толком не знали. А между тем пропавший бандит был очень нужен Мескареву. У него назрела серьезная проблема с долгами.
     Ощущая какую-то пока еще неведомую опасность, Мескарев усилил меры предосторожности. Бывшие сотрудники “девятки” ни на шаг не отходили от своего хозяина. Тот регулярно названивал в офис гендиректору “Самнефтепрома” Цимбалевскому, справляясь, не объявился ли Фадей.
     Когда Мескареву позвонил незнакомый человек, представившийся Владимиром Анатольевичем, коммерсант сразу насторожился. Посторонние не знали номера его сотового телефона. Однако незнакомец разговаривал очень корректно и просил о срочной встрече.
     — Это в ваших же интересах, Виктор Андреевич, — втолковывал Мескареву таинственный собеседник.
     Поколебавшись, коммерсант все же принял предложение встретиться в одном из ресторанов на Новом Арбате. Выбор места встречи успокоил его. В таком заведении стрелять никто не станет. Но все же осторожный Мескарев взял с собой охрану.
     Как только мескаревский “Мерседес-600” припарковался возле ресторана, к машине подошел широкоплечий, спортивного вида парень в солнцезащитных очках. Охранявшие бизнесмена кагэбисты мгновенно взяли его на прицел. Парень вида оружия не испугался и развязно помахал поднятыми вверх руками.
     — Але, мужики, все нормально. Я пустой.
     — Что тебе надо? — хмуро спросил один из охранников.
     Не обращая на него внимания, парень заглянул в салон “Мерседеса”.
     — Господин Мескарев? Вас ждут. Я проведу вас к Владимиру Анатольевичу.
     — Моя охрана будет меня сопровождать, — безапелляционно заявил коммерсант.
     — Это пожалуйста, — согласился парень, — без проблем.
* * *
     Лидер новокузнецких с искренним любопытством рассматривал Мескарева. Ему ни разу не приходилось тет-а-тет разговаривать с представителем нефтяного бизнеса. Внешне нефтяной барон оказался ничем не примечателен. Рост чуть выше среднего, плотного телосложения, одет в деловой костюм темных тонов. Только умные, проницательные глаза говорили об истинной сущности этого прожженного дельца. Он был хладнокровен, хитер, осторожен и, когда нужно, беспощаден.
     Встретив нефтяника приветливой улыбкой, Лабоцкий обратился к своему человеку:
     — Игорь, проводи друзей господина Мескарева к заказанному для них столику.
     Баскаков кивнул, сделал приглашающий жест. Получив хозяйское “добро”, кагэбисты отошли в сторону.
     — О чем вы хотели со мной поговорить? — без долгих предисловий спросил Мескарев.
     Лабоцкий вежливо ответил:
     — О проблемах вашего бизнеса, Виктор Андреевич.
     — Вот как? Я слушаю.
     — В вашем бизнесе неизбежны определенные трудности. Долги. Нечистоплотные конкуренты. Наезды со стороны криминальных структур. Насколько я знаю, ваши... м-м... защитники из Новокузнецка больше не смогут оберегать ваши интересы в силу известных причин. Так вот, я со своими людьми могу гарантировать вам защиту от бандитов и решение любых конфиденциальных проблем вашей фирмы.
     Лицо Мескарева стало злым:
     — Послушайте, кто вы такой? К чему этот грубый шантаж?
     — Зачем вы так? — нахмурился Лабоцкий. — Я ваш земляк, сумевший завоевать прочные позиции в определенных кругах столицы. Наведите обо мне справки. Моя фамилия Лабоцкий.
     Мескарев чуть расслабился.
     — Непременно наведу. Но если уж всерьез обсуждать возможность нашего сотрудничества, то я хотел бы для начала знать, вот что...
     Лабоцкий с готовностью наклонил голову.
     — Какое отношение вы имеете к исчезновению Олега Фадеева?
     — Абсолютно никакого. Я просто слышал, что он куда-то пропал, вот и все. Поскольку он не объявляется столь долгое время, его структура стала недееспособной. А проблемы вашего бизнеса не могут ждать, когда господин Фадеев соизволит вынырнуть на поверхность. Да и вынырнет ли он вообще? Лично я в этом не уверен. Слишком многим уважаемым людям он в свое время перешел дорогу.
     — Вы хорошо его знаете?
     — Знал, — с ударением ответил Лабоцкий.
     Мескарев задумчиво произнес:
     — Допустим, я приму ваше предложение. На каких условиях вы бы хотели работать на меня?
     — Я соглашусь работать с вами, — подчеркнул последние два слова Лабоцкий, — при условии моих капиталовложений в ваш бизнес.
     Мескарев усмехнулся:
     — Другими словами, вы хотите войти со мной в долю.
     — Можно сказать и так.
     — Это нереально. Говорю сразу.
     — А вы сначала наведите обо мне справки, — посоветовал Лабоцкий, — а потом уже будет видно. Знаете, как у нас говорят: утро вечера мудренее.
     Лидер новокузнецких поднялся:
     — Виктор Андреевич, у меня предчувствие, что мы с вами еще увидимся. Поэтому я не прощаюсь.
     Сухо кивнув кипящему от возмущения коммерсанту, Лабоцкий с важным видом удалился из зала. Баскаков тенью следовал за ним.
* * *
     Через бывшего партийного функционера высокого уровня, ныне преуспевающего бизнесмена, имевшего знакомства среди чекистов, Мескарев навел справки на Лубянке. Полученная информация произвела на него неизгладимое впечатление. Когда Лабоцкий позвонил главному соучредителю “Самнефтепрома”, тот разговаривал с ним намного любезнее, чем при первой встрече. Обе заинтересованные стороны забили еще одну стрелку, где подробно по всем пунктам обсудили детали будущей совместной деятельности. Не мешкая, Мескарев передал лидеру новокузнецких “заказ” на решение весьма щекотливой проблемы с долгами, которая не давала дружному коллективу фирмы спокойно и уверенно работать.
    


Партнеры