Смех без шедевров

Питерский театр развеселил Москву

15 апреля 2002 в 00:00, просмотров: 248
  Год назад режиссер воронежского Камерного театра Михаил Бычков привез на “Золотую маску” спектакль “Дядюшкин сон”. Актриса Татьяна Кутихина, исполнившая роль Марьи Москалевой, получила тогда приз за лучшую женскую роль. На сей раз тот же Бычков (кстати, лауреат премии Станиславского) представил уважаемому жюри “Фрекен Жюли” Стриндберга. Но ему или его артистам вряд ли удастся повторить прошлогодний успех.
     Актеру, который играет в этой пьесе, не позавидуешь: ему приходится изображать Жана, который, в свою очередь, изображает негодяя. У Стриндберга в этом характере много чего намешано: гордость, зависть, благородство, внутреннее рабство. У Андрея Новикова же получился однозначный подонок. Елена Лукиных (фрекен Жюли), похоже, не понимает, как можно себя мучить из-за такой ерунды: ну переспала с кем-то — разошлись и забыли. Действительно, после того как по нам прошлась волна сексуальной революции, страдать из-за такой ерунды довольно сложно.
     Есть у “Фрекен Жюли” Бычкова одно несомненное достоинство: из драмы режиссер сделал трагикомедию. Кухарка Кристина (Наталья Шевченко), уверенная, что заполучила лучшего парня на деревне, смешит зал всю первую половину спектакля.
     Если воронежский режиссер, должно быть, надеется на “Маску”, то актеры “Такого театра” из Санкт-Петербурга явно ни на что не надеются. И не потому, что не верят в свои силы, а потому, что им эта “Маска” совершенно ни к чему. Они приехали веселить публику — и только. Так и заявили перед началом спектакля и заодно попросили не отключать свои мобильные телефоны. “Чтобы не терять связи с миром”.
     Актеры питерского театра взяли “Черствые именины” — советский спектакль про то, как два одиночества, московское и хабаровское, находят друг друга. Пьеса довольно трогательная и году в 80-м шла бы на ура. Всякий гражданин СССР видел бы в ней знакомые картины: очередь в парикмахерскую, очередь за фруктами... Актеры берут эту пьесу и играют то, как они ее репетируют. То бишь показывают зрителям режиссера: “Вот это наш, с позволения сказать, режиссер”, а потом принимаются глумиться. “Нет, ты не то играешь! Это же все не просто так, что его зовут Виктор, а ее Надежда. Виктор — победитель. Надежда — значит надежда на что-то лучшее. Давай выходи снова!”
     Как бы там ни было, на очередной “Золотой маске” забавных спектаклей много, но что-то не видно шедевров. Театроведы в один голос говорят, что нынешний сезон не самый лучший, хотя у больших режиссеров чувствуется некий перелом в сознании. А значит, в 2003 году жди прорыва. Что ж, будем надеяться...
    


    Партнеры