Маклеры в погонах

В Щелковском гарнизоне деньги воруют домами

15 апреля 2002 в 00:00, просмотров: 313
  Всякая история, связанная со строительными махинациями, запутана по-своему. И в то же время каждая такая история проста, как колумбово яйцо. Потому что схемы отъема денег у государства в общем-то похожи. Главное, чтобы в основании этой схемы стоял папик, которому доверено право распоряжаться казенными деньгами. Все остальное, как говорится, приложится.
     Воровская пирамидка выстраивается без шума и пыли. В один прекрасный день на каком-нибудь пустыре появляется строительная бытовка, потом дядя с нивелиром и башенный кран. Вира! Майна! Процесс пошел.
   
  В нашей истории сначала возник жилищно-строительный кооператив “Время-1”. Зачали и родили его авиадивизия особого назначения, где командиром — полковник Владимир Беляев, председатель кооператива — некий господин Валерий Ворончук и примкнувшее позже управление строительства и расквартирования ВВС во главе с генерал-лейтенантом Виктором Чечетом. Родился этот монстрик на земле, принадлежащей Министерству обороны, в Щелкове. Если говорить более конкретно, начал он со строительства жилого дома на улице Бахчиванджи. Строительство получилось очень интересное. Достаточно сказать, что там использовался бракованный фундамент, который комиссия отказалась принимать. Тем не менее дом построили. То, что сегодня здесь стены “пляшут” и ходят ходуном, никого уже не колышет.
     Надо сказать, на первый взгляд, строительство жилья кооперативным способом — замечательная штука. Ведь по закону военнослужащий имеет право на безвозмездную финансовую помощь от государства. Но почему же тогда гигантская многотысячная очередь бесквартирных офицеров ни черта не движется? В щелковских краях 852 очередника, там построено уже 5 кооперативных домов, а очередь практически не шелохнулась. Все потому, что попасть захудалому очереднику в списки пайщиков ЖСК практически невозможно.
     Вот тем, кто приближен к бесконтрольным армейским финансам, — можно. Скажем, по смете дом стоит около восьми миллионов долларов. Но эта усредненная смета не учитывает, что военный кооператив использует не нормальную строительную фирму, а рабский труд солдатиков стройбата. Смета не учитывает, что размер безвозмездной помощи определяется на основании одного-единственного документа — справки, представленной правлением кооператива. Так что сколько украли при строительстве дома на улице Бахчиванджи — точно неизвестно. Только поверхностная проверка строительства, проведенная 7-й финансовой инспекцией ВВС, показала потери государства в три миллиона рублей. А если копнули бы глубже?..
     ...Итак, дом построен. Вот только действительно нуждающихся в жилье офицеров среди новоявленных квартиросъемщиков что-то не видно. Из 92 квартир в этом по сути военном доме только две квартиры получили очередники в погонах. Куда делись остальные квадратные метры? Поделены между “своими людьми”? Тот же Ворончук, имея трехкомнатную квартиру на улице Жуковского, с помощью кооператива заполучил трехкомнатную на улице Бахчиванджи. Жители микрорайона говорят, что среди высокопоставленных квартирных маклеров в погонах есть те, кто таким незамысловатым манером “построил” себе и по четыре квартиры.
     И вот — новая инициатива. Ранним июльским утром прошлого года жители домов 2, 3, 4, 5, 8 по улице Жуковского и домов 1 и 3 по улице Стефановского обнаружили под своими окнами строительную бытовку. Когда жильцы сначала робко, а потом посмелее начали интересоваться: что, мол, здесь будет? — появились автоматчики. Они и объявили, что на этом месте начинается строительство двенадцатиэтажного дома.
     Жильцы ахнули. Пенсионеры — заслуженные летчики, штурманы — чуть не рыдая в голос, обзывали автоматчиков фашистами. Они сплотились, крепко взялись за руки и сказали: бульдозер не пройдет, строительства мы не допустим. Дело в том, что ситуация на новоявленной строительной площадке сложилась просто ужасная. Местная военная КЭЧ давно плюнула на подведомственные ей коммуникации. Водоснабжение, канализация находятся в аварийном состоянии. С 1997 года вода здесь подается абы как. Не успел — ходи немытый. В 70-й квартире прошедшей осенью в четыре утра начался потоп — прорвало трубу отопления. Хорошо, что мутный кипящий поток не хлынул на грудного ребенка... На первом этаже вообще жить невозможно. День и ночь здесь стоит зловонное марево: подвал буквально переполнен нечистотами. Канализация давно прохудилась. И вот в это дышащее, как астматик, коммунальное хозяйство хотят врезать еще один двенадцатиэтажный восьмиподъездный дом. Даже дауну понятно, что такой нагрузки коммуникации не выдержат.
     Но разве может волновать этакая глупость, когда аромат нечистот перебивается запахом больших денег? Даже если это строительство абсолютно незаконно. И вот почему.
     Порядок возведения многоквартирного жилого дома одновременно прост и немыслимо сложен. По закону вы должны прийти в местное управление архитектуры и спросить, нет ли свободных площадей для строительства. И вам честно ответят: их давно нет и больше никогда не будет. Разве что на городской окраине... Что остается делать? Нужно обратиться в какой-нибудь проектный институт. Там, как на рентгене, просветят весь квартал, микрорайон и выдадут на-гора планировочную документацию. При этом, вероятнее всего, какое-то ветхое строение нужно будет снести, где-то новую дорогу проложить. Но в результате застройщик добивается своего: место для строительства находится.
     После этого нужно разработать проекты жилых домов, провести согласования с главным управлением архитектуры и градостроительства Московской области, с местными службами — противопожарной, дорожной, МЧС, коммунальной, разумеется. Понятно, что пробивные люди стачивают свои башмаки о пороги чиновничьих кабинетов, собирают коллекции виз и подписей не из большой любви и заботы о несчастных бесквартирных людях. Дело это чрезвычайно выгодное. Но, заметьте, любой другой вкладывает здесь либо частные, либо свои оборотные средства. Но наши-то ловкачи на деньги Министерства обороны строят дом, продают квартиры и раскладывают выручку по карманам! А самое мерзкое — то, что при этом они истерично трясут списками бесквартирных офицеров и прикрывают свои делишки заботой о неприкаянных армейцах.
     В нашем случае ЖСК “Время-1” даже и не думал обращаться в местные органы власти, его проект никак не связан с городским Генеральным планом, не прошел никаких экспертиз, у него нет нормального проекта, практически никакой толковой документации, само строительство не согласовано ни с областными, ни с местными архитектурными, градостроительными службами. Вообще непонятно, каким будет дом: то он у них на 254 квартиры, то теперь уже на 276...
     И вот тут начинается самое интересное. Жильцы создают инициативную группу. Они обращаются в местную прокуратуру, в военную, они пишут бумаги в областное управление архитектуры и градостроительства, они взывают к местным властям. И на первом этапе и прокурорские, и муниципальные, и областные чиновники в один голос заявляют: строительство незаконное, о продолжении его не может быть и речи. Причем упомянутые ответы оформлены во вполне официальные бумаги. Казалось бы, после такой четкой и вразумительной оценки о продолжении стройки можно забыть, а кооперативом “Время-1” должны заняться соответствующие государевы службы. Но вместо этого начинают происходить удивительные вещи.
     Звоню в приемную заместителя главы Щелковского района по строительству Александра Ганяева:
     — Я из газеты. По поводу строительства дома на улице Жуковского.
     — Александра Матвеича нету. В Москве. Когда будет? Неизвестно. Кто говорит? Помощник говорит.
     — Так как ваше ведомство оценивает эту ситуацию?
     — Минуточку!
     В трубке слышен интенсивный шепот, бульканье голосов. А затем:
     — Вы знаете — вопрос непростой. К тому же вот и Александр Матвеевич говорит, что это земля военная и администрация не имеет к ней никакого отношения. К нам приходили уже руководители кооператива, гарнизона. До самого позднего вечера сидели. Просят разрешить строительство. Они клянутся, что в списках исключительно военные.
     — Подождите! Так где ваш шеф — в Москве или у вас в кабинете?!
     — Он уже был в дверях, когда вы позвонили, а теперь едет в Москву...
     Та же самая ситуация — в местном управлении архитектуры и градостроительства. Жильцы рекомендуют его начальника Светлану Дзекунову как радетеля их интересов, но она также неожиданно уезжает по делам. Главный архитектор Надежда Ханина на все вопросы отвечает уклончиво, а суть ее ответов сводится к одному: шанс у жильцов в общем-то есть. Например, в Заречном микрорайоне жильцы воспротивились строительству жилого дома, собрали 1500 подписей, и строительство остановили. Пока.
     — Значит, — спрашиваю, — если завтра кооператив организует нужное согласование — строительство все же начнут?
     — Но мы же не можем тогда им запретить: это земля военная...
     Чем же объясняется возникшая вдруг серьезнейшая озабоченность районного начальства вопросами обеспечения военных жильем? Не кроется ли секрет в исключительно долгом обсуждении проблемы с руководством гарнизона и кооператива? Помните — “до позднего вечера сидели”?..
     Одна надежда у жильцов — глава Щелковского района Твердохлебов. Он выдерживает натиск зарвавшихся воротил и требует одного: соблюдения закона. Насколько нам известно, держаться ему не так уж и просто. Его пугают якобы мнением губернатора на этот счет: “Борис Всеволодович в курсе, он не против!” Перед главой района трясут списком бесквартирных офицеров: посмотрите, кого вы лишаете жилья!.. А Твердохлебов требует одного: соблюдения закона.
     Не надо быть святее Папы. Не надо заботиться о бесквартирных офицерах больше самих бесквартирных офицеров. В конце концов, на эти деньги и главкомат ВВС, и руководство Министерства обороны само может построить жилой дом. Они ведь сами могут стать заказчиком, сами найдут подрядчика. В таком случае получается гораздо большая прозрачность и контролируемость в расходовании государственных средств. Зачем же нужен посредник в лице кооператива, в мутных недрах которого никаких концов не найдешь? Только для одного: для махинаций, для воровства.
     И последнее. Не так давно в “жилищных” колонках одной из рекламных газет появились интересные объявления. Предлагаются к продаже квартиры в Щелкове, в доме на улице Бахчиванджи. За квартиру просят 50 тысяч долларов...
    


Партнеры