История любви длинною в вечность

МХАТ состaвляет меню на ужин

16 апреля 2002 в 00:00, просмотров: 563
  МХАТ им. Чехова пошел на рисковый шаг: почти на две недели отменил на основной сцене все вечерние спектакли, наглухо закрыв подмостки от посторонних взглядов. Причина тому имеется, и очень веская, — премьера спектакля “Вечность и еще один день” по Милораду Павичу (режиссер — Владимир Петров) назначена на 21 апреля. На Большой сцене целыми днями кипит работа: ставятся декорации, свет, актеры оттачивают свои роли...
     Необычная сцена больше похожа на киноэкран, где показывают широкоформатный фильм. В кадре — черном прямоугольнике — за столом рассажены трое: актриса Наталья Егорова в центре, Егор Бероев и Екатерина Соломатина — по бокам. На их лицах читается некоторое волнение: стол установлен на специальной платформе, которая движется по рельсам.
     — Только не бойтесь ничего, тут всего метр двадцать вниз. Походите по станку, привыкните, — советует им режиссер Владимир Петров. В этом смысле ему легче — успокаивать нервных артистов из мягкого кресла в центре зала. Хотя как режиссеру ему тяжелее всех, и он сам признается, что испытывает жуткий страх перед предстоящей премьерой: снять напряжение не могут ни известность и профессионализм, ни багаж из более чем пятидесяти выпущенных спектаклей. Репетиции идут ежедневно, с 11 утра до 11 вечера.
     — По сценодвижению у меня всегда была “пятерка”, но я всегда боялась упражнения, когда девчонки вставали на плечи парням, — тем временем сообщает Наталья Егорова.
     — Давай я объясню тебе технику падения... — встает со своего места режиссер.
     — От меня ничего не останется! Когда упал стол, он весь переломался! — ответные крики заслуженной артистки тонут в наступившем мраке — на сцене устанавливают свет.
     Уникальность этой постановки можно возвести в квадрат, и в первую очередь из-за композиции самой пьесы, которую сам Павич как-то назвал “сценической каракатицей”. Это уже восьмая премьера театра в нынешнем сезоне, и примечательно, что именно классический МХАТ им. Чехова стал единственным столичным театром, решившимся на смелый эксперимент — взять пьесу с двумя сюжетными ходами и отдать ее судьбу в руки публики. Жанр спектакля сам режиссер определил как “две версии одной любовной истории”, длящейся “вечность и еще один день”.
     — Мне не нравится слово “интерактивный” по отношению к этому спектаклю, — говорит режиссер. — Просто есть две версии, и впервые у зрителя появится возможность выбора одной из них. Это одни и те же события, изложенные с мужской или женской точки зрения. Такой ход придает объем спектаклю, когда мы знаем, что все могло быть иначе. Но самое главное — настроить публику на то, что это всего лишь игра, а не серьезное голосование.
     Структура спектакля предполагает аперитив — неизменную часть, во время которой зрители смогут выбрать сюжетную линию. В зависимости от этого решения актеры успеют загримироваться, а техперсонал — перестроить декорации. Середина пьесы всегда будет одинаковой, начало и финал — разными.
     — Что больше всего привлекло вас в этой пьесе? — спросила я в перерыве у режиссера.
     — Я “выдерживаю” ее в себе уже года два. Трудно выделить что-то одно, я принял ее целиком. Есть буддистская фраза: “Пока цветок не раскроется, пчела не прилетит”. Видимо, время пришло.
     — А вы общались с Павичем по поводу спектакля?
     — Еще нет, но он приезжает 19 апреля. Мы переписывались по электронной почте, но только по поводу отдельных деталей и обрядов. Кроме того, Павич посылал нам пожелания удачной работы.
     Тем временем репетиция на сцене продолжается. Главную роль в “Вечности” играет студентка Школы-студии МХАТ Даша Мороз. Она появляется в изящной белой сорочке и устраивается на ступеньках лестницы с виолончелью.
     — Подождите, пожалуйста, минутку: я боюсь порвать костюм, — просит она режиссера. Огромная виолончель, которую нежно обнимает актриса, то и дело грозит попасть длинным штырем в тонкую ткань сорочки. Из зала за происходящим наблюдает мастер по части костюмов и декораций — художник Валерий Левенталь, на счету которого около 200 театральных постановок.
     Кроме нестандартной композиции пьесы публику обещают сразить наповал иллюзионными трюками. Результат одного из них — разорвавшаяся ваза, обломки которой валяются в углу сцены. Автор всех иллюзионных эффектов — Роман Циталашвили, известный своими работами в спектаклях “Смертельный номер” “Табакерки”, “№13” МХАТа им. Чехова и других. Режиссер в прямом смысле находится между двух огней: нужно, чтобы трюки не отвлекали зрителя от содержания пьесы, но и эффектом от такого иллюзиона пренебречь нельзя.
     В сентябре классик современной европейской литературы, сербский писатель Милорад Павич приезжал в Москву на открытие книжной ярмарки. Тогда же во время экскурсии по МХАТу он поцеловал легендарный занавес с чайкой и пообещал, что обязательно приедет на премьеру своего спектакля. По словам писателя, “МХАТ — лучшее место в мире, где может быть подано мое “меню для театрального ужина”.
    


    Партнеры