Егор уехал за бугор

Перед отлетом во Францию капитан “Спартака” дал эксклюзивное интервью читателям и журналистам “МК”

16 апреля 2002 в 00:00, просмотров: 535
  Мы его очень ждали. Особенно — прекрасная половина сотрудников “МК”.
     — Ну где же мой любимый футболист? — то и дело спрашивала крепко и безнадежно влюбленная в Титова красотка из отдела репортера. — Когда он уже приедет?
     Все попытки объяснить роковой девушке, что спартаковский полузащитник давным-давно женат и у него подрастает дочка, ни к чему не приводили. Хорошо еще, за полчаса до приезда Егора в редакцию удалось уговорить дежурного редактора найти соблазнительнице якобы срочное задание...
     Впрочем, и у мужчин тем для разговоров с капитаном “Спартака” и одним из основных игроков сборной России накопилось предостаточно. И чемпионат мира скоро, и российское первенство вопросов подбросило. Оттого мы и решились на финт ушами. Банальную “Прямую линию” проводить не стали — поступили по-другому. Сначала тщательно запротоколировали самые острые вопросы читателей к Титову, а затем сами и задали их, перемежая своими собственными.

“Эстонии мы проигрывать не хотели”

     — Егор, скажем честно: среди читательских звонков было достаточно много критических. Особенно когда заговаривали про сборную, про игру c Эстонией. Вот Александр из Москвы так и спрашивает: вы играли или просто делали вид, что играете?
     — Что ж, я тоже отвечу прямо: выиграть мы, конечно, хотели, все без исключения, а вот получилась игра далеко не у всех. Просто не пошла — бывает такое.
     — Как такое может быть? На поле выходят одиннадцать человек — и у всех вдруг не идет игра?
     — Ну почему у всех? У Измайлова все было нормально, например. А вот остальные больше мучились, чем играли. Полагаю, это связано с тем, что мы не смогли настроиться на заведомо более слабого соперника. Наверное, так плохо, как в Таллине, при Романцеве мы еще никогда не играли. Только при Бышовце, когда проиграли в шести матчах подряд. Правда, нельзя не признавать, что эстонцы в этой встрече тоже прыгнули выше головы.
     — Читатель Вячеслав Сидоров интересуется: с французами-то хоть вы будете в полную силу играть?
     — Конечно! А как можно играть не в полную силу против команды, владеющей титулами чемпионов мира и Европы, за которую к тому же выступают Анри и Трезеге — лучшие, пожалуй, на сегодняшний день нападающие мира.

“Ворота сборной России я бы доверил... Левицкому”

     — А Михаил Семенов из Тамбова спрашивает: что скажете о ситуации с вратарем “Локомотива” Овчинниковым, который так и не получил приглашения от Романцева?
     — Без комментариев.
     — Будь вы тренером сборной России, кого поставили бы в ворота?
     — Максима Левицкого. Жаль, он за сборную Украины играет...
     — Москвич Петр любопытствует: Андрей Тихонов готов ехать на чемпионат мира?
     — Готов, даже на костылях готов. Он ведь, к сожалению, сейчас травмирован... Андрей мне, кстати, только что звонил — мы с ним до сих пор большие друзья, хотя и играем в разных командах.

“Я Сычева не обделяю. А Бесчастных — вообще его шеф”

     — Егор, многих читателей беспокоит лично ваша игра: почему, спрашивают они, вы играете сейчас не так ярко, как раньше?
     — Дело в том, что у меня теперь — после ухода Вити Булатова — новая позиция на поле. Ближе к своим воротам. Пытаюсь ее осваивать заново. Заново — потому что я играл уже на этой позиции, когда Дима Аленичев уехал. Целых два года. Потом передвинулся вперед, на место “под нападающими”. Сейчас — опять назад. Конечно, это тяжело...
     — Валерий Кузнецов считает, что вы нередко игнорируете Сычева.
     — Игнорируем? Да ну! Мы, наоборот, его поддерживаем. А Вова (Бесчастных. — “МК”) вообще над ним, можно сказать, шефство взял. Что же касается ситуации на поле... Конечно, если будет такой момент, когда можно отдать мяч или Вове, или Сычеву, то скорее всего я отдам Вове, может быть, чисто автоматически. Это и называется наигранными связями. Ну а если Сычев будет открыт, а Вова закрыт, то, конечно, я отдам Диме. Тем более что Вова пока забил только один мяч, а Сычев — уже шесть.

“Первую просьбу Романцева я не выполнил”

     — Борис Антонов из Балашихи просит вспомнить, как вы делали ваши первые шаги в “Спартаке”, как первый гол забили...
     — Первые шаги? Семь лет мне было тогда. Но там ничего необычного не было, все как у всех, банальный рассказ получится...
     — Да уж лучше расскажите, что это была за игра, когда Романцев вас впервые увидел? Вы вроде три мяча тогда “отгрузили”?
     — Это был 91-й год, игра нашей спартаковской школы с ЦСКА. Надо было видеть — такие шедевры забивал! Первый — с лета. Второй — метров, наверное, с сорока, левой в дальний угол. От штанги. А самый красивый — третий: обыграл двух, убрал под правую. И в дальнюю “девятку” попал... Олег Иванович стоит немножко удивленный и спрашивает моего тренера Анатолия Федосеевича Королева: “Можно вот этого мальчика? Как его зовут?” А Федосеич еще и говорит: “Ну, это у него обычные дела...”
     — А как с Романцевым первый в вашей жизни разговор проходил?
     — 93-й год. Все стоим вместе — основа и дубль. И тут Олег Иванович говорит неожиданно для меня: “Так, Титов... Мне тут пожаловались, что-то давно тебя в институте не было видно. Короче, если так будет продолжаться, я тебя сам лично отдам в армию. Там будешь рассказывать, что ты Титов, что играешь в дубле...” Я, конечно, тут же себе зарубку сделал: надо посерьезнее к учебе относиться.
     — А первая игра за “Спартак” с кем была?
     — Это тоже 93-й. С Ираком играли товарищеский матч. Стою, как обычно, за воротами, тут наш менеджер Хаджи подходит: давай, мол, готовься. Я даже не понял сначала, что произошло. Растерялся. А Романцев подзывает тем временем к себе и говорит: “Так, выходишь вместо Бесчастных. Понял?” — “Понял...” Но почему-то, когда судья спросил меня, кого меняешь, ответил: “Ледяхова”. Вот так и заменил я Ледяхова. Вышел, сыграл. Минут десять. Потом сижу, подходит Романцев. Строго так смотрит: “Ты лучше слушай в следующий раз...”
     — Дмитрий из города Королева интересуется: какой свой гол вы считаете самым красивым?
     — Лучший гол, надеюсь, будет на чемпионате мира. А из тех, что были... Наверное, в прошлом году, в Воронеже, когда Митрески отдал пас через полполя, а я с лета пробил.
     — Егор, кому, как не вам, знать: ведется у нас охота за лучшими игроками?
     — Бывает. Но тут как раз ничего страшного, это футбол. В Италии вон вообще ноги отрывают. И в Англии тоже. В Испании — еще более-менее...

“Робсон очень скучает по русским бабам”

     — От Ивана Николаевича вопрос: нужен в России лимит на легионеров?
     — Нет, конечно.
     — А что, кстати, про бывших спартаковских бразильцев известно — Робсона с Маркао?
     — Маркао пока отмалчивается, не общается. А Робсон периодически созванивается с переводчиком нашим, Жорой. Говорит — ну все хорошо в Японии, ну все классно, ни одной проблемы, но... не хватает русских баб.
     — Вернуться-то не хочет?
     — Зарплата там у него повыше — вот в чем дело. И быт лучше налажен.
     — А как нынешние легионеры? Особняком держатся?
     — Нет, почему? Тот же нигериец Фло — нормальный парень оказался. Кебе тоже потихоньку к нашим компаниям подтягивается. А то раньше, видно, на него Тчуйсе не очень хорошо влиял. Камерунец, к сожалению, держался именно что особняком. Поэтому, думаю, и не заиграл...

“Я в “Спартаке” — последний из москвичей”

     — Сергей Александров просил полюбопытствовать, помогаете ли вы детям из спартаковской школы?
     — Да, вот тут как-то купил майки наши спартаковские. С фамилиями. Я давно обещал Федосеичу (первый тренер Титова Королев. — “МК”) его пацанам такой подарок сделать...
     — Кто-то еще из команды так поступает?
     — Вообще-то да, у нас такое практикуется, но это была моя личная инициатива. К тому же в основном составе “Спартака” воспитанников нашей школы больше нет.
     — Ты ведь вообще в основе — единственный москвич?
     — Да, до недавнего времени был еще Саша Ширко...

“Больше всего на ЧМ я боюсь турок”

     — Асхад Царбаев спрашивает: какая у нашей сборной цель на чемпионате мира? Романцев тут как-то сказал, что задача у нас — выйти из группы... Не слишком ли скромно?
     — Пора реально смотреть на вещи: если выйдем из группы — хорошо. Тунис, Бельгия — классные команды, не хуже нашей. Не говоря уж о хозяевах-японцах... А дальше? Если выходим дальше — там нас ждут Турция или Бразилия. Причем турки, я считаю, на голову сильнее бразильцев. Команда — супер! Я просто боюсь их. Да, в Бразилии есть Роналдо, Ривалдо, другие яркие индивидуальности, но турки сильны именно командой.
     — А вот в спортивных газетах пишут...
     — А я редко спортивные газеты читаю. Все больше “Московский комсомолец” — особенно люблю рубрику “Срочно в номер”... А спортивные? Беру, открываю. Смотрю фотки. А потом отдаю жене — она вырезает все материалы про меня: “О, я здесь есть — на!”

“Я сам был тем еще фанатом”

     — Игорь Михайлович Козинцев интересуется: как ты относишься к проблеме фанатов? Многие ведь хулиганят, фашистскую символику используют...
     — Со многими из фанатов-“стариков” общаюсь — нормальные люди. А других я просто не знаю, поэтому ничего сказать не могу...
     Я ведь тоже когда-то был фанатом. На все матчи “Спартака” ходил. Нас, правда, милиционеры тогда не били. Я тогда курил. Шкет еще был — с сигаретой ходил, смолил. А сейчас — сигареты, зажигалки, все отнимают...
     — Неужели проблем с милицией никогда не было?
     — У меня был флаг на древке. А древко проносить на трибуну было нельзя. Я его под мышку спрятал, чуть ли не до обуви достает — иду, как инвалид, хромая. Ну, естественно, меня обыскали. Спрашивают: “Что это такое?” Я красный весь от стыда... Тут еще этот милиционер как даст мне. И говорит: “Чтоб больше так не делал. Еще раз — и больше не пойдешь на футбол!” Ну а я что — лепечу: “Пожалуйста, извините меня. Я больше не буду, флаг отдайте...”
     — Отдали?
     — Нет. Обидно — ведь флаг-то был не мой, а одного моего друга. Я потом копил деньги два года, но все-таки купил ему новый... Так потом я и его лишился. Опять попросил флаг, пошел на хоккей. Это был восемьдесят девятый год. “Спартак” играл с “Крыльями”. 8:5 или 8:4 выиграли. Я сидел один — тогда вообще щенок был. И вот подходит парень лет двадцати. Мол, пошли, садись с нами. Я говорю: может, не надо? Нет, говорит, пошли, пошли, все будет нормально, не волнуйся. А потом взял флаг: дай, дескать, поддержать. И пошел он дальше по рукам. Пока один из фанатов его в карман не спрятал. Я опять — чуть не плачу: верните. А они мне: “Домой, быстро домой!”
     — Раз уж такие темы затрагиваем... Мама ваша, помнится, рассказывала, что как-то вас ограбили?
     — Да, в Лужниках дело было, год девяносто третий. Только получил зарплату в дубле — и поехал в спорткомитет на Лужнецкой отвозить документы в молодежную сборную. Пошел через ярмарку. Подходят двое с пистолетом: “Деньги и часы давай!” А часы у меня хорошие были, фирменные. Отец купил на шестнадцать лет. С гравировкой. И деньги были по тем временам огромные. Как сейчас, наверное, тысяч пятьдесят долларов. Они, правда, мне немножко оставили: на, дескать, на такси... И я — бегом оттуда. Еще успел отдать паспорт. Вернуться домой, пойти с отцом в милицию. “Как они выглядели?” — спрашивают. А я что могу ответить: “Не помню, не видел никого. Помню, что они были черные...” Там, в милиции, и говорят: “Да-да, мы их знаем”. Стало ясно, что они работают под прикрытием...

“Мне пора уезжать из России”

     — Сейчас много говорят о том, что после чемпионата мира многие наши сборники рванут за границу. Как сами считаете — пора из России уезжать?
     — Думаю, не только мне — многим пора уже уезжать. Поехать просто заработать денег.
     — А в игровом плане — не кажется ли вам, что вы в “Спартаке” перестаете расти?
     — В игровом плане — и я об этом уже не раз говорил — уход из “Спартака” будет шагом назад. У нас же игра командная. Вот один из наших футболистов вернулся в свою бывшую команду. Недавно жаловался мне: “Что ж такое? Даю пас — не бегут. Играю в стенку — не открываются...” За три года в “Спартаке” он уже и забыл, что другой футбол бывает...

“Гаишники меня не любят. Я их обманул”

     — Оля Орлова интересуется, каковы минусы у популярности? Наверное, по улицам спокойно ходить не можете?
     — По улицам ходить особо и некогда. Но вот года два назад пошли с женой в парк культуры. И захотелось мне, чтобы портрет мой нарисовали. Я еще Веронику спрашиваю: “Как считаешь, много народу подойдет, узнает?” Так что вы думаете? Минут 50 там сидел — хоть бы один человек узнал. А народу-то много ходит! Я и говорю жене: вот так у нас любят футбол...
     — Но зато с гаишниками, наверное, запросто проблемы решаете?
     — Ха, тут интересная история была лет шесть назад. Я на нашу базу в Тарасовку по МКАД езжу. И вот однажды при выезде на кольцо останавливают у поста. Ну все, думаю, попал — документы на машину еще не оформлены. Говорю: “Ребят, пожалуйста, отпустите, на тренировку опаздываю. А я вам мяч с автографами всей команды привезу...” И забыл об этом.
     Проходит месяц. На базе сижу. Вдруг заходит ко мне Горлукович. Злой до невозможности. И с порога как рявкнет: “Ты мяч им отдал?” — “Какой мяч, Серег?!” — “Да меня поймали тут, я им все до копейки отдал. Только сказал, что играю в “Спартаке”, они тут же вспомнили, что один такой футболист им уже месяц мяч привезти не может...”
     С тех пор я этот пост объезжаю — боюсь.
    



    Партнеры