Самоубийство возле урны

Александр КУВАЕВ: “Селезнева могут просто выкинуть за ненадобностью”

16 апреля 2002 в 00:00, просмотров: 348
  Первый секретарь Московского горкома КПРФ Александр Куваев — один из тех, кто составляет “рецепты” на коммунистической кухне. Хотя в отличие от некоторых своих коллег он не намерен спускать “селезневский” вопрос на тормозах, товарищ Куваев считает, что ни о каком расколе в его партии не может быть и речи...
     “Геннадий Зюганов заявил об уходе КПРФ в “жесткую оппозицию”. Звучит, бесспорно, впечатляюще, но как партия собирается претворять свои оппозиционные намерения в жизнь? Ведь в Госдуме, как показала практика, противостоять воле Кремля бессмысленно, а бить витрины при помощи народных масс вряд ли получится...

    
     — Есть две составляющие наших дальнейших действий. Первая — парламентская. Если говорить о нашей политике в Думе, то мы не собираемся уходить оттуда, ведь в этом случае наши мандаты по закону будут поделены между “Единством”, “Отечеством” и другими фракциями. А мы этого никогда не допустим.
     А внепарламентские методы работы... КПРФ будет поддерживать любое протестное движение, которое сегодня разворачивается во многих регионах. Мы будем протестовать против проведения реформы ЖКХ, повышения тарифов на электроэнергию, тепло, цен на лекарства, а наши митинги станут масштабнее во много раз.
     — Кто, по-вашему, инициировал кампанию против КПРФ?
     — Олигархи не хотят, чтобы в будущей Думе расклад был в пользу левой оппозиции, поэтому и подтолкнули Кремль к подобным шагам. Тем самым они надеются убить несколько зайцев. Во-первых, с помощью маневров, предпринятых в Госдуме, отвлечь людей от реальных государственных проблем — в течение последних двух недель народ только и следит что за скандалами вокруг поста спикера, лишения его права голоса, перераспределения комитетов. Во-вторых, в оставшееся до выборов время Кремль намерен использовать свое влияние в комитетах для того, чтобы протащить законы, которые давно ждут определенные лоббистские группировки, в том числе и олигархи. Это ряд поправок в налоговое законодательство, закон “Об обороте алкогольной продукции” и так далее — они будут защищать частные, но никак не государственные интересы. И, наконец, ими движет желание расколоть КПРФ. Но что бы там ни говорили сегодня о расколе — ерунда, бред. Я вижу, как цепляются за это СМИ, пытаясь скрестить ужа с ежом. Не получится. Раскол возможен только на идейной почве, а подобных разногласий в КПРФ сегодня нет.
     — А как объяснить слова Зюганова, который назвал предложение Купцова о разделе постов главы партии и фракции “попыткой внутрипартийного переворота”?
     — Я был участником этого заседания президиума ЦК, но подобной фразы от Геннадия Андреевича не слышал. Мы обдумывали нашу дальнейшую тактику, и вопрос о спикере был не главным. Никто не собирался превращать заседание и пленум в бюро по трудоустройству Геннадия Николаевича Селезнева. Да, звучали разные предложения, но это нормально, когда в партии есть спектр мнений.
     — Да, но ведь лидер КПРФ Зюганов заявляет об уходе партии в жесткую оппозицию, а спикер-коммунист, вопреки воле большинства однопартийцев, остается в своем кресле...
     — Из-за одного человека, даже спикера Государственной Думы Селезнева, раскола быть не может. Хотя заявление Зюганова и решение Селезнева действительно не очень вяжутся. Мы уже заявляли, что пленум 3 апреля принял четкое решение о том, что в сложившейся ситуации необходимо оставить посты спикера и председателей комитетов. А пленум 10 апреля это решение подтвердил. Поэтому Геннадий Селезнев должен был определиться, как поступить — с точки зрения политической и нравственной. На мой взгляд, с обеих точек зрения в нынешней Думе оставаться спикером нельзя. Но Геннадий Николаевич заявил, что для него интересы государственные превыше партийных. Только вот непонятно, интересы какого государства он собирается защищать в нынешней Госдуме, которая по существу принимает антинародные законы? И подписывает все эти законы после принятия спикер — Селезнев. Он сделал свой выбор как политик, гражданин, государственный деятель — это его право. Но есть и решение партии, членом которой он является, и в этом случае в силу вступает устав КПРФ. Этот устав одинаков для всех — как для рядовых коммунистов, так и для лидеров, которые должны подчиняться партийным решениям. И своим выбором Геннадий Николаевич по существу поставил под вопрос свое пребывание в партии.
     — А вот зампред фракции КПРФ Валентин Купцов в беседе с “МК” заявил, что случай Селезнева — особенный, и подход к нему должен быть иным...
     — Еще раз повторяю: высказывать свое мнение не запрещено никому. Но существует устав. Никаких скидок и особенных ситуаций он не предусматривает. Иначе сложно будет что-то объяснять рядовым коммунистам, если с них будет один спрос, а с руководства — другой. И подавляющее большинство коммунистов Москвы придерживается мнения о необходимости поднять вопрос об исключении Геннадия Николаевича.
     — Насколько реально исключить Селезнева из КПРФ?
     — Он член ЦК партии, поэтому вопрос о его исключении должен решать пленум. Но Московская городская парторганизация тоже не останется в стороне. На днях мы обсуждали этот вопрос на партийном совещании, а на этой неделе предложим Геннадию Николаевичу приехать в первичную парторганизацию, где он состоит на учете, и разъяснить причины, по которым он принял решение остаться на посту спикера. В случае если это решение останется неизменным, вопрос рассмотрит окружная организация, бюро горкома партии и, наконец, пленум, где и будет вынесен окончательный вердикт. Но каким будет мнение большинства, сейчас предугадать нельзя.
     — Как вы думаете, при каких обстоятельствах Геннадий Селезнев может уйти со спикерского поста?
     — Например, занять должность, связанную с Союзом России и Белоруссии, — возможно, в правительстве Союзного государства. Но не исключено и то, что Селезнева, учитывая, что он в этой ситуации позволил себя использовать, просто выкинут за ненадобностью, как в свое время Рыбкина. А кто использовал? Я глубоко убежден, что это не просто какие-то спонтанные ходы, не инициатива правой части Думы. Это опять же рука Кремля — все идет оттуда. Не хочу сказать, что Кремль повлиял на решение Селезнева, но своим намерением остаться на посту спикера Геннадий Николаевич так или иначе способствовал накалу страстей и дал повод вести разговоры о расколе в партии.
     — Ходят слухи о том, что Кремль предложил Селезневу создать “под него” депутатскую группу в Думе, которая поможет ослабить КПРФ. Что вам известно об этом?
     — Я не знаю о планах Кремля в этом отношении, но и у наших товарищей звучали такие же предложения о создании группы, которая была бы чуть правее к центру от КПРФ. Такая возможность была, но я считаю это нецелесообразным. Потому что эта группа стала бы синтетическим образованием, которое ничего не даст в смысле прибавки голосов и изменении расклада политических сил в Думе. Ведь те люди, которые теоретически могли войти в группу, и так голосовали практически солидарно с фракцией КПРФ и аграриями.
     — Как вы считаете, может ли расклад политических сил на ближайших выборах измениться не в пользу КПРФ, помешать ей занять первое место?
     — Только при одном обстоятельстве: если власть будет использовать административные ресурсы и грязные технологии. Уже сейчас на региональных выборах “обкатываются” нечестные приемы: черный пиар, снятие, причем абсолютно незаконное, как, например, в Ростове, с предвыборного марафона представителей КПРФ, использование незаконного финансирования, мухлеж на избирательных участках. Более того, происходят кражи голосов. Сейчас мы ведем один судебный процесс: во время выборов в Мосгордуму в Выхине и Жулебине пропало шесть тысяч голосов. В территориальном избиркоме их просто-напросто вычеркнули из списков, а когда мы начали разбираться, заявили, что все эти люди... умерли!
    


Партнеры