Марш cлавянина

“Океан Эльзы” и состояние нацдостояниЯ

17 апреля 2002 в 00:00, просмотров: 568
  Метель в Киеве в середине апреля!.. Это практически природный катаклизм. Едва сойдя с поезда, мы как раз под него попали, ощутив неприятное удивление от странно негостеприимной встречи. Снега очень много — как в Москве в феврале. Еще очень много — Вакарчука. Киев просто утопает в природных осадках и в подсвеченных постерах лидера группы “Океан Эльзы”. Еще бы: вот-вот должно произойти событие национального значения! И чуть ли не режимного свойства: на событие обещает прибыть президент Кучма. Плюс, безусловно, здешние олигархи, облагообразившиеся бандиты-меломаны, депутаты с длинноногими профурсетками... Но и для восторженных девочек-фанаток на галерке найдется место. Как-никак “Океан Эльзы” — молодежные кумиры. Но вот — “меняют ориентацию”, давая сугубо буржуазный концерт с симфоническим оркестром в чисто номенклатурном Дворце “Украина”. (Смесь нашего зала “Россия” и КДС.) Ощутив (возможно, от окружающего жовто-блакитного пестрения) резкий приступ патриотизма, спутница “Мегахауса” (в этом путешествии) радиостар Митрофанова напяливает для “культпохода” красный спортивный костюм российской футбольной сборной (подарили девушке по случаю самый маленький размер). Курточка вся в нашивочках: родимый триколор, двуглавый великодержавный орел опять же... Нате, выкусите, киевляне... Местные джипы с мигалками (и желто-голубыми атрибутами где ни попадя) возле служебного входа, однако, сразу оказывают моральное давление. “Слышь, Капа, меня тут не побьют?..” — Митра смущается, но переодеваться поздно, никуда уже не денешься.
    
     Хотя во Дворце “Украина” нет оголтелых пьяных тинейджеров, способных надавать по рогам, допустим, за выпендрежный спортивный костюм. Тут кругом — затянутый в галстуки истеблишмент и — немножко — трогательные “галерочные” фанатки с глазками на мокром месте. Расчувствовавшиеся еще до начала концерта. Волей-неволей напрашиваются ассоциации с полуторагодичной давности “троллевским” “Необыкновенным концертом” в Гостином Дворе. Лагутенко и К° тогда хотели дорогой, “бутиковой” публики чуть ли не в бриллиантах и смокингах. Хотели шикарности. Богатого китча даже. Ради прикола хотели. Здесь же, в Киеве, по полной серьезке желают, кажется, ГОСУДАРСТВЕННОГО признания...
    
     Постконцертный Святослав Вакарчук о БОГАТЫХ И ВЛАСТНЫХ:
     — Все вокруг говорят, что этот концерт — знаковое событие для украинской музыки. А я пока не понял... Пришла публика, которая вдруг стала нашей. Она, впрочем, стала нашей еще после выхода пластинки “Модель”. И особенно после выхода в эфиры песни “Друг” (этот хит реально забил все украинские хит-парады. — К.Д.). Но 50 процентов этого зала, я уверен, впервые вообще видели “Океан Эльзы” живьем. Галерка — да, молодые ребята, постоянные фанаты. Зал же — взрослый. В нем было человек 15 депутатов Верховной Рады (вашей Государственной Думы). Десятки серьезных, богатых бизнесменов, директоров фирм. Большинство из них пришли сами по себе, лишь некоторых я лично пригласил. Администрация президента много мест выкупила.

     — То есть любят вас теперь ЭТИ люди?
     — Постепенно начинают любить. Я ничего плохого в этом не вижу. Вообще, украинскому шоу-бизнесу всего лет восемь. И в первый раз (за эти годы) рок-группа, ассоциирующаяся с молодежью, смогла заставить уважать себя, обратить на себя внимание серьезных людей, украинских властей. Ведь те, кого обычно заказывают на правительственные дачи, — их молодежь не слушает. А те, кого, наоборот, слушает молодежь — считаются хиппи в рваных джинсах, их сроду не пустят на порог какого-то пафосного заведения. А мы все это соединили: молодежь, взрослые, истеблишмент, политики разных партий стоят вместе и хлопают... Что их объединила наша музыка — это очень льстит нашему самолюбию. Но и у вас в России, кстати, есть аналог. Земфира все-таки умудрилась завоевать признательность высших слоев населения, а с народной популярностью и так все ясно.
     — Хм, Земфира, между прочим, на дачах у олигархов не выступает...
     — Так она же не выступает потому, что сама не хочет. А не потому, что ее туда не зовут. Это еще лучше — когда ты уже можешь позволить себе сказать: “Идите в жопу!”
     — А ты себе можешь это на Украине позволить?
     — Конечно. Очень часто такое бывает. Мы на закрытых концертах выступаем только у друзей или у каких-то уважаемых нами самими людей. А просто из-за кучки денег, которые какой-то дядя предлагает... Мы найдем тысячу причин, чтоб не приехать.
     Чтобы заинтересоваться концертом “Океана Эльзы” с симфоническим оркестром “Ренессанс”, тоже находится с десяток вполне вменяемых причин (помимо пафоса “общенационального, суверенного” объединения). Оркестровые аранжировки звучат сочно, многоголосье скрипок волнует, сыгранность рок-группы с восьмьюдесятью (!) академическими музыкантами присутствует (провели как-никак более десятка репетиций), звук в зале с плюшевыми креслами приличный. Вакарчук, впервые после школьного выпускного напяливший костюм, как водится, сексуален и неистов: встает на колени перед виолончелистками, бархатисто перепевает “My Way” Синатры... Лагутенко в Гостином Дворе, помнится, был чуть более тонок и оригинален — перепел французского шансонье Жака Брелля. Некоторые киевские злопыхатели намекают, что “Мумий Троллю” в этот вечер сильно должно икаться: “океаны” все же прошлись по его стопам...
    
     Вакарчук о ПАРАЛЛЕЛЯХ, ЗЕМФИРЕ И “ТРОЛЛЯХ”:
     — У них что — тоже был концерт с оркестром? Я даже не слышал ничего об этом. А если бы слышал — мы бы этого не делали, чтобы не говорили потом эти гадости за спиной.

     — Знаешь, на постерах, развешанных по городу, ты тоже один в один — Лагутенко времен того концерта. Похожий пиджак с лацканами, пафосный галстук, даже прическа... И дирижерская палочка...
     — Не нравятся мне все эти параллели. Потому что я слишком высокого мнения и о себе, и о нашей группе: мы не можем быть ни на кого похожими вообще. К тому же я довольно критично отношусь к творчеству многих, в том числе и “Мумий Тролля”. По мне, единственный безукоризненный музыкальный продукт — это Земфира. Она — не фронтмен (как Лагутенко), не шоумен, она — не звезда. Она — музыкант. Очень высокого уровня. Харизма Земфиры не во внешности, не в горящих глазах, а в душе. В том, чего люди не видят. Но они слышат ее музыку и просто начинают любить ее. Земфира не вытянет концерт одним своим видом, как Мик Джаггер или “Мумий Тролль”. Но с ее дикой внутренней энергетикой Земфира может выходить просто под гитару — и народ ляжет. Мало кто может такое делать. Вот Курт Кобейн, наверное, мог...
     Феномен кобейновской “Нирваны” по-прежнему разгадывают зачарованные фанаты; феномен “Океана Эльзы” вот “Мегахаус” в этой киевской поездке для себя разгадал. Феномен их замороченных отношений с российским слушателем. Ведь отличная, стадионная супергруппа, взрывающая залы по всей Украине... Группа с мощными хитами (от их “Друга” вскакивают нынче как ужаленные даже пузатые дяденьки, а девочки — истерят), не говнорок играющая... Прошлогодний альбом “Модель” модными московскими журналами и радиостанциями справедливо назван лучшей (в России — !) пластинкой 2001 года. Но массовый слушатель не догоняет и не ставит “Океан Эльзы” даже на одну доску со “Смысловыми галлюцинациями” (хотя по муззначимости они — явная ровня Земфире). Конечно, чтобы всесторонне состояться в России — надо петь по-русски. “Океан Эльзы” по-русски никогда не запоет. Вовсе не потому, что, дескать, папа у Славы — ректор Львовского университета, западноукраинское детство, подсознательная неприязнь к насаждавшейся русской речи... Дело не в патриотизме, дело — в статусе. Наутро после концерта с оркестром пили мы с Вакарчуком кофе в моднючем киевском вполне русскоязычном заведении. Пилось — нервно. Слава даже блокировал телефон: обзвонились депутаты, председатели комитетов... Грамотное “мерси” выражали. А простые смертные (посетители заведения) смотрели на звезду отупленно-испуганно... И “Мегахаус” понял: “океаны” на Украине уже за гранью популярности. Они — олицетворение наконец достигнутой самодостаточности своей страны. Они — первые ее настоящие герои. А Россия — что? Чужбина.
    
     Вакарчук о РОССИИ:
     — Мы очень давно не смотрели на северо-восток, настолько были заняты тем, что происходило на Украине! Мы были заняты тем, чтобы здесь укрепить свои позиции. И если говорить не как музыкант, а как бизнесмен — у нас, без сомнений, лучший рейтинг в своей стране. Мы его сделали. Что касается России — наконец появилось время и ею заняться. В мае мы поедем в небольшой тур по вашим городам, попробуем продавить крупнейшие радиостанции... Но в глобальном смысле мне важнее смотреть в другую сторону. На Запад, а не на Восток. Засвечиваться там, ездить в европейские клубы, выходить на западный менеджмент, пытаться прорваться...

     — То есть российский рынок вас совсем не парит?
     — Глобально — нет. Задачи шире.
     — Вы явная супергруппа, но так и не можете приблизиться к пятерке основных российских рок-звезд...
     — Мы к этому и не стремимся. Мы живем в другой стране, в конце концов. Хотя вот нас выдвинули ведь на вашу премию “Овация” — как лучшую рок-группу года. И я не удивлюсь, если наградят. Это было бы справедливо.
     — Нет, не наградят.
     — Конечно, у нас же нет в России продюсера, который бегает по знакомым и шепчет, как все нужно делать. В России тяжело быть популярнее тех, кто поет на родном языке. К тому же блокируют нас сознательно. Допустим, наотрез отказывается крутить наши песни “Русское радио”. Поскольку они на украинском. Ну и ладно. Мы уже вышли из состояния, когда надо что-то доказывать. У нас теперь другие задачи: удивить западный мир!
     — То есть в гипотетическом новом альбоме никаких бонусов на русском языке ждать не приходится?
     — Я вижу здесь лишь один вариант: спеть с кем-то по-русски, дуэтом. С Земфирой... Это мне эстетически близко. А вообще, мне и говорить по-русски сложнее, а думать-то по-русски я вообще не могу.
     А вы говорите: СНГовый рок-н-ролл...
    




Партнеры