Расколотый мир

Израиль отмечает 54-ю годовщину своей независимости

17 апреля 2002 в 00:00, просмотров: 215
  Самые религиозные евреи-ортодоксы отказываются признавать эту дату. На вопрос, сколько лет Государству Израиль (именно так правильно звучит название страны), они вам обязательно ответят, что первое государство иудеев, описанное в Ветхом Завете, существовало в этих землях уже в 1250 году до нашей эры...
    
     Буквально на днях центральное статистическое бюро Израиля объявило последние данные о численности населения: в стране, ставшей мишенью беспрецедентного террористического давления, проживают 6,5 миллиона человек, из них более миллиона приехали в последние 10 лет из стран бывшего СССР. Не раскаиваются ли переселенцы в своем решении вернуться на историческую родину? Опрос, проведенный накануне Дня независимости среди новых репатриантов, свидетельствует: 80% опрошенных не намерены покинуть страну и готовы воевать за ее будущее. Но практически столько же высказались и за мирное разрешение конфликта с палестинцами. Сходные цифры социологи засвидетельствовали и среди коренных израильтян. Здесь нет противоречия: для израильтян новая война, разворачивающаяся сейчас на Ближнем Востоке, — это не война с палестинским народом, а война с террористами, присвоившими себе право выступать от его имени.

Оскверненный храм

     Одна из постоянно кровоточащих ран — Вифлеем, где в церкви Рождества Христова по-прежнему в круговой обороне сидят около 200 палестинских боевиков. Для прессы это — запретный город. Но попасть в Вифлеем большого труда не составляет. Нужно только желание. От Яффских ворот Иерусалима можно взять такси и доехать до цели всего за 15 минут. Мне и моей коллеге из популярной французской газеты такая поездка, как раз накануне Дня независимости, обошлась всего в 20 шекелей (около 4 долларов). Арабский таксист, подрядившийся доставить нас с ветерком до храма Рождества Христова, слукавил: на въезде в город дорогу преградил израильский блокпост: “Если хотите, дальше можете идти пешком. Транспортным средствам въезд в город запрещен, — равнодушно объявил нам боец в бронежилете. — Не хотите — возвращайтесь обратно”.
     Возвращаться мы не стали, прошли пост, и вскоре щит, на котором было написано “Добро пожаловать в Вифлеем!”, остался за спиной. Город встретил нас пустотой и тишиной. Впереди — древний храм, захваченный террористами. Священное место окружено армией.
     С некоторыми из солдат нам удалось поговорить. Они рассказали нам весьма характерный эпизод. Забаррикадировавшись в церкви, палестинские террористы открыли огонь из окон колокольной башни, а затем стали бросать ручные гранаты. Чтобы уйти из-под обстрела, израильским солдатам пришлось временно укрыться в гостинице “Казанова” и помещениях русской православной миссии. И лишь когда к храму были стянуты дополнительные силы армии, снайперским выстрелом удалось уничтожить одного из террористов, засевшего на колокольной башне.
     Потом в некоторых зарубежных СМИ прошла информация, что израильские солдаты застрелили звонаря. Этому, в общем, не стоит удивляться: журналистов в Вифлееме нет, отсюда и поток непроверенной информации. Немногочисленные западные корреспонденты предпочитают черпать информацию о событиях на Святой земле с экранов телевизоров. Даже такие медиагиганты, как CNN, FOX и BBC, не имеют своих телеоператоров в зоне конфликта. Видеоматериалами их снабжают арабские стрингеры, снимающие происходящее зачастую из окон собственной квартиры.

Как русские отняли дом у Арафата

     ...Корреспондент крупнейшей израильской газеты преодолел армейские кордоны у резиденции Ясира Арафата. В преддверии встречи с американским госсекретарем Колином Пауэллом Арафат охотно говорил о перспективах палестино-израильского урегулирования. Но вину за непрекращающееся кровопролитие постоянно перекладывал то на Шарона, то на... христиан из России. Этой теме была посвящена самая эмоциональная часть его интервью.
     В разгар беседы с израильским журналистом Арафат достал из своего военного френча кипу бумаг, среди которых оказалась вырезка из газеты двухлетней давности на иврите.
     — Посмотрите, — с упреком сказал Арафат, — здесь написано, что 62% новых репатриантов из России, приезжающие в Израиль, не являются евреями! А сейчас их стало уже 70%! Во время Кемп-Дэвидской встречи я задал вопрос Клинтону и Бараку: каким образом получается, что христианам из России предоставляется возможность стать гражданами Израиля, получить все права, а палестинцам — нет?
     После этой тирады Арафат подошел к огромной репродукции Иерусалима, висящей на стене, и показал на один из домов в окрестностях Стены Плача:
     — Вот здесь, на этом месте, стоял дом, принадлежащий семье Абу-Сауд, семье моей матери. Израильтяне заняли все дома, принадлежащие этой семье. У меня нет права вернуться в этот дом. Но я знаю, что сейчас в нем живут христиане, приехавшие из России!
     А буквально через несколько часов после этого интервью Арафат принимал корреспондента Российского телевидения. Было бы вполне логично, если бы лидер палестинцев высказал свои претензии по поводу “христианских оккупантов” из России напрямую. Однако самый большой друг Советского Союза промолчал.
     В этом маленьком эпизоде — весь Арафат. Несколько десятилетий являясь марионеткой СССР и агентом КГБ на Ближнем Востоке, он удачно стравливал Советский Союз с Америкой и Израилем, умудряясь при этом прекрасно уживаться и с дядей Сэмом, и даже поддерживать тайные контакты с израильскими властями. Благодаря чему и смог вернуться в 1994 году в Палестину живым, да еще и получил от американцев деньги, а от израильтян — оружие на создание собственной автономии.
     Россия же при этом всегда оставалась у палестинцев на вторых ролях. О российских интересах на Ближнем Востоке Арафат вспоминал лишь в момент, когда его отношения с американцами и израильтянами заходили в тупик. Так, разводя страны по разные стороны ринга, палестинскому лидеру удавалось неоднократно добиваться желаемого — т.е. проводить ту политику, которая была выгодна лично ему. Результат этой политики сегодня — война и полный крах миротворческих усилий посредников. По крайней мере, пока...
    



Партнеры