В тихом озере черти водятся

Кто стоит за громким убийством в маленьком подмосковном городе?

17 апреля 2002 в 00:00, просмотров: 2502
  В подмосковных Озерах экстренно готовятся к выборам нового главы администрации. Прежнего хозяина района, Владислава Сащихина, убили две недели назад. Его взорвали в автомобиле вместе с женой.
     31 марта Сащихины прилетели из Таиланда, где они провели отпуск. В “Шереметьево-2” их встречала служебная “Волга”, как выяснилось позже, обильно начиненная взрывчаткой. Бомба, заложенная под заднее сиденье, была приведена в действие, когда машина проезжала Химки. Шанса остаться в живых у пассажиров не было (“МК” писал об этом подробно).
     Если бы Владислав Сащихин мог предвидеть такой исход и оставить записку типа “в моей смерти прошу винить...”, то в ней наверняка фигурировал бы целый список возможных убийц. Глава Озерского района был личностью неординарной и врагов себе нажил немало.
     Такой предсмертной записки не существует. Но мы, проведя собственное расследование, все же попытаемся восстановить все имена, которые вполне могли бы там фигурировать.

Враг номер один

     Озеры — город и без того унылый и невзрачный — в свете последних событий словно покрылся серым налетом, съежился и напрягся. Жизнь здесь как будто уперлась в тупик и зачахла.
     А Озеры в общем-то и есть тупик — электрички сюда не доезжают, транзитных автодорог нет. Из-за отдаленности и невыгодного географического положения власти из Москвы не часто жалуют райцентр визитами. Фактически район предоставлен сам себе. Даже над зданием районной администрации развевается всего один флаг — на три флагштока. Нет, не российский триколор, а местный, в бело-голубую волну. Мол, Россия Россией, а у нас тут свои, озерские, законы.
     До некоторого времени у Озер было три хозяина, которые делили власть полюбовно: глава района Сосенков, прокурор Бубнов и начальник местной милиции Камышов. И никаких разногласий у них не наблюдалось: сообща работали, сообща пили. Но волею судеб дружное трио развалилось.
     В 2000 г. консерватор Сосенков уступил свое кресло новатору Владиславу Сащихину.
     Потом и прокурора сняли с должности. Чаша народного терпения переполнилась, когда Бубнов, управляя чужой машиной без доверенности, сбил велосипедиста, 54-летнего местного слесаря. К счастью, слесарь остался жив, но попал в больницу с многочисленными ушибами и переломом ноги. Очевидцы происшествия утверждали, что от прокурора сильно разило алкоголем. И тогда жители Озер, уставшие от беззакония и прокурорского пьянства, написали коллективную жалобу в областную прокуратуру.
     Что же касается третьего члена компании, начальника Озерского ОВД Камышова, то на него стоит обратить особое внимание, поскольку именно эта фамилия могла бы фигурировать в несуществующем списке покойного ныне Сащихина под № 1.
     О противостоянии начальника ОВД Камышова и главы администрации Сащихина в Озерах ходили легенды. Это была настоящая война, начавшаяся задолго до того, как последний стал мэром. Чего не поделили между собой главный городской милиционер и тогда еще коммерсант Сащихин, точно сказать трудно. Но предположить можно.
     b>Рассказывает жительница Озер Вера Соколова, бывшая соседка семьи Сащихиных:
     — Я занимаюсь бизнесом, и ко мне не раз приходили из нашей местной милиции с предложениями типа “пора платить”. Я спрашивала: “Кому платить и за что?” А они: платить надо нам, за “крышу”. Я всегда отказывалась, в итоге попала в немилость к нашему начальнику ОВД. У нас вообще целая оппозиция образовалась из тех коммерсантов, кто отказался платить милиции. В их числе был и Сащихин...
     Из заявления начальнику Главного управления собственной безопасности МВД РФ:
     “Направляю Вам заявление в отношении начальника Озерского ОВД полковника милиции Камышова А.М., так как нет сил больше терпеть его беспредел.
     В 1995 г. Камышов присвоил себе кирпич, полученный для постройки ИВС (изолятора временного содержания. — Авт.). А ИВС строили из похищенного стройматериала... В 1996 г. Камышов препятствовал проведению выборов, задержал депутата Сащихина... Камышов купил 3- и 2-комнатную квартиры. Деньги на квартиры он выбил у своих “данников”.
     В 1999 г. Камышов избил гр. Хабарова, а потом сфальсифицировал на него уголовное дело... Кроме этого Камышов платит лично заместителю начальника ГУВД МО Капитаншину В.М. в месяц по нескольку тысяч долларов. Поэтому все проверки, проводимые ГУВД МО, безуспешные, никакого результата не дают...”

     Это заявление поступило в ГУСБ МВД РФ в декабре 2001 г. Подпись на нем была вымышленная, но факты, по всей видимости, заслуживают внимания, поскольку примерно через месяц в МВД пришло еще одно письмо — с аналогичным содержанием и приложением аж на 100 страницах. И у этого, второго, послания был конкретный автор — Владислав Сащихин.

Украденные плиты

     В МВД РФ утверждают, что неоднократно проверяли деятельность начальника Озерского ОВД Камышова, в том числе и по заявлению Сащихина, но никакого криминала в его действиях не обнаружили.
     Я знаю, чего стоят такие проверки. Поэтому больше доверяю показаниям потерпевших.
     — В октябре 1996 г. у нас от гаража были похищены стеновые панели, — рассказывает Вера Соколова. — Мы собирались строить дачу и привезли себе 10 штук. Так вот прямо на глазах нескольких человек эти панели забрали сотрудники милиции. Привезли кран, погрузили и увезли. Мы пошли разбираться: с какой стати милиция забрала наши плиты? Написали заявление в прокуратуру. А Камышов, знаете, что нам ответил? Мол, плиты лежали бесхозные, вот их и увезли. Так они не только у нас плиты украли, но и у других семей, кто собирался строиться...
     Именно тогда Камышов затеял возводить новое здание изолятора временного содержания. Для этого он закупил два вагона превосходного белого кирпича. А у добропорядочных озерчан вдруг начали пропадать стеновые панели. Позже выяснилось, что именно из них и других ворованных стройматериалов и складывались стены будущей тюрьмы.
     Одновременно возводились и другие стены: Камышов строил себе огромную баню, а прокурор Бубнов — дом. Оба этих здания — вот совпадение! — выстроены из превосходного белого кирпича.
     — Мы куда только не обращались! — возмущается Вера. — Это же настоящий грабеж. Но пока до Управления собственной безопасности ГУВД Московской области не дошли, нам плиты так и не вернули. Да и потом — вернули всего 6 штук. А 4 уже стояли намертво — не отодрать. Получается, что факт кражи плит признали, но к уголовной ответственности Камышова не привлекли. А в нашей прокуратуре заявили: скажите спасибо, что хоть столько вернули.
     История с плитами в конце концов приняла почти анекдотичный характер. Чтобы как-то отчитаться перед проверяющими за казенный кирпич, Камышов, говорят, распорядился обложить им всю внешнюю сторону ИВС. Так что снаружи тюрьма выглядит, как и положено по документам, кирпичной, а внутри осталась панельной. Но это незаметно, поскольку все тщательно заштукатурено, замазано и закрашено.
     И таких фактов на “карандаше” в ГУСБ — выше крыши.
     “В октябре 1995 г. Камышов, находясь в нетрезвом состоянии, применил оружие в дер. Бояркино”.
     Камышов сам живет в Бояркине и в тот вечер просто разгуливал с оружием по деревне. Чем-то ему не приглянулся водитель “КамАЗа”, и тогда он достал служебный пистолет и выстрелил водителю в ягодицу. В результате проверки прокуратура вынесла хитрое определение: мол, в применении оружия есть нарушения, но оружие применено правильно. В возбуждении уголовного дела отказано.
     “В декабре 1995 г. Камышов получил в банке Озер ссуду в размере 120 млн. руб.(речь идет о неденоминированных рублях. — Авт.). На эти деньги он купил две квартиры в новом доме и сделал евроремонт. В марте 1997 г. ссуда была погашена”.
     Согласно документам ежемесячно в течение года Камышов вносил в банк для погашения ссуды от 5 до 15 млн. руб. Официальная зарплата начальника ОВД на тот момент составляла 1 млн. 240 тыс. 864 руб. Откуда, спрашивается, он брал остальное?
     “В апреле 1996 г. во время проведения выборов главы администрации г. Озеры сотрудники ОВД по указанию Камышова задержали кандидата на пост главы — депутата Озерского района Сащихина В.В.”
     Сащихин ездил тогда по городу на встречи с избирателями. Его задержали на центральной улице города на глазах у многих озерчан за страшное преступление — он был не пристегнут ремнем безопасности. В нарушение закона “О статусе депутатов” Сащихина доставили в ОВД и заставили заплатить штраф. Выборы он тогда проиграл.
     “В 1997 г. Камышов, минуя отдел вневедомственной охраны, заключил договора на охрану дачного поселка и местного завода”.
     За эту самодеятельность Камышов получил взыскание от начальства — его предупредили о неполном служебном соответствии. После этого какое-то время Камышов ходил тише воды ниже травы, а в апреле 1999 г. вновь, минуя ОВО, заключил договор об охране завода.

Двоеженец

     В начале 2000 г. Сащихин все же стал главой района и тем самым сильно ослабил позиции Камышова. Но тот и не думал сдаваться. Он демонстративно не являлся на обязательные городские совещания, присылая вместо себя замов, и собирал на Сащихина компромат, который передавал новому прокурору Озер — Игорю Беляеву.
     Справедливости ради следует отметить, что собрать “компру” на Сащихина было несложно. Глава администрации за короткое время своего правления наломал немало дров. Проводимую им политику никак нельзя назвать мудрой — слишком много жалоб на Сащихина поступало от озерчан в адрес губернатора Московской области Бориса Громова.
     Вот выдержки лишь из одного такого коллективного письма:
     “Мы обвиняли прежнюю власть в недобросовестности принимаемых решений. А что происходит сегодня? Все силы бросаются на проведение различных торжеств и подготовку к ним. Гремят банкеты, фейерверки, приезжают и уезжают гости... В какую сумму вылетают эти торжества, знают только в окружении Его величества. Вот только почему-то там не находят денег на дополнительное финансирование работников образования и здравоохранения...”
     (Согласно статистическим данным, учителя и врачи в Озерах имеют едва ли не самые низкие зарплаты в области, а район считается одним из неблагополучных.)
     “Взаимоотношения с “Межрегионгазом” и “Мосэнерго” может обернуться катастрофой для района за неуплату долгов... Не менее остро обстоит вопрос с землей... Четвертая часть жилья фактически является непригодной для проживания. Средств на строительство и капитальный ремонт нет...
     В силу вышеизложенного озерчане понимают, что избрание В.В.Сащихина на должность главы района является ошибкой, которую исправить сегодня не так-то просто...”

     Ну вот, ошибка исправлена. Но вряд ли люди, подписавшиеся под этим письмом — а это 9 весьма уважаемых в районе работников, среди которых и руководители предприятий, — обрадовались такому разрешению конфликта. Они хотя и не были в числе друзей Владислава Сащихина, конечно же, не желали ему смерти. А уж тем более не могли желать смерти его жене Надежде...
     Надежде и так жилось несладко. У Сащихина была почти узаконенная любовница, с которой он не только ездил отдыхать за границу, но порой даже брал вместо жены на важные встречи. Дело доходило до конфузов. Например, в 2000 г. в ходе официального визита в Белоруссию Сащихина вместо супруги сопровождала любовница. В ходе же ответного визита белорусской делегации на приеме присутствовала уже законная жена главы района. Белорусы были, мягко говоря, удивлены.
     Сащихин же как будто нарочно демонстрировал всему городу, что ему плевать на общественное мнение. Устроил любовницу работать к себе в администрацию, купил ей квартиру. Надежда все это терпела. Может, очень любила, а может, ради сына.
     Странная все-таки штука — судьба. Тот единственный раз, когда сама Надежда поехала с мужем отдыхать за границу, оказался для нее роковым.

“Предчувствия беды не было”

     О мертвых плохо говорить не принято. К сожалению, в нашем случае этот принцип приходится нарушить. Иначе не разобраться, кому же все-таки перешел дорогу Владислав Сащихин — да так, что убийцы не пощадили даже его жену?
     В первые дни после убийства по городу ходила только одна версия — Камышов. Это мне подтвердили сразу несколько вполне осведомленных персон, с кем удалось поговорить в Озерах. Правда, все они просили не называть их фамилий, поскольку не хотят на свою голову неприятностей.
     Люди здесь вообще какие-то зашуганные, словно постоянно живут в стане врага. На улицах разговаривают полушепотом, оглядываются по сторонам.
     — У нас тута законов нет, — вздыхает бабулька с нищенской авоськой в руке. — В Москве, может, и есть, а у нас свои хозяева... Царствие ему небесное...
     Нарастающим антагонизмом между Камышовым и Сащихиным, весьма опасным для обоих, было обеспокоено и подмосковное правительство. Вот выдержка из служебного письма председателя областного Комитета по делам территориальных образований губернатору Борису Громову:
     “Имеющаяся в настоящий момент конфронтация между главой района и руководством ОВД имеет тенденцию к своему разрастанию. Так, 6 января на отчете главы в городском Дворце культуры при массовом стечении жителей Озерского района и приглашенных лиц из других районов Сащихиным В.В. были допущены по отношению к находящемуся при исполнении служебных обязанностей капитану милиции Сорокину С.Э. оскорбления и словесные угрозы физической расправы. Поводом к этому послужил факт попытки проверки Сорокиным наличия разрешения на торговлю винно-водочными изделиями в одной из торговых точек Дома культуры. По данному инциденту материалы переданы в прокуратуру Озерского района”.
     Я очень хотела задать пару вопросов Анатолию Михайловичу Камышову. Но в дежурной части Озерского ОВД моему появлению совсем не обрадовались. Сразу заявили, что Камышова нет и что разговаривать со мной будут “только после уведомления пресс-центра ГУВД Московской области”.
     Вероятно, полковник Камышов боится неприятных вопросов, связанных с убийством Владислава Сащихина. Но, откровенно говоря, версия его причастности к убийству выглядит... неубедительно. Она слишком очевидная и потому — наименее вероятна.
     Да, все знали о взаимной ненависти этих двоих людей. Но именно это обстоятельство и удерживало каждого из них от рокового шага — случись что, сразу будет ясно, кто виноват. По логике, Камышов от греха подальше должен был пылинки с Сащихина сдувать. Между тем облпрокуратура дала отмашку ГУСБ “отработать” Камышова на причастность.
     Попробуем восстановить последние дни жизни главы Озерского района. Предчувствовал ли он трагедию? Опасался ли кого-нибудь? Как чувствовал себя перед отъездом?
     — У Владислава Владимировича была целая служба безопасности, — сообщили мне в районной администрации. — С ним постоянно ездил сопровождающий. Даже тогда в аэропорт его поехали встречать водитель и дежурный сотрудник СБ. Но не потому, что Сащихин кого-то явно боялся. Прямых угроз в его адрес не поступало. Во всяком случае, сам он об этом не говорил. Конечно, у него были недоброжелатели. В 1998 г., когда он еще не был главой района, в него даже стреляли в подъезде. Но в последнее время так уж явно никто не угрожал. Перед отпуском Сащихин был в своем обычном настроении. После возвращения он собирался совершить серию поездок по деревням, чтобы вручить заслуженным пенсионерам памятные часы. Мы и часы эти уже закупили. Так что все дни у него с 1 апреля были расписаны.
     Получается, что до отъезда в Таиланд никаких значимых изменений в жизни Сащихина не было, иначе он усилил бы, по крайней мере, собственную охрану. Выходит, что и у будущего “заказчика” тогда еще не было острой необходимости “убирать” Сащихина. Значит, что-то серьезно изменилось, пока Сащихина не было в городе?

Нервный прокурор

     Своими мыслями я планировала поделиться с местным прокурором Игорем Беляевым — кто знает, может, чем-то и помогла бы следствию. Тем более в тот день в Озерах работала следователь Мособлпрокуратуры, ведущая дело об убийстве Сащихиных.
     Я пришла в прокуратуру и стала терпеливо ждать, пока освободится прокурор. А чтобы не терять времени, стала набрасывать в блокнот вопросы: тяжело ли ему, Беляеву, расхлебывать явно запущенное хозяйство Бубнова? какова криминогенная обстановка в городе? и т. п.
     Но едва прокурор Беляев, с виду вполне здоровый молодой человек, узнал, что я спецкор “МК”, его лицо тут же нервно искривилось. Сквозь странный смешок он заявил:
     — Вы зря здесь сидите — прессу мы не любим. Не мы расследуем дело об убийстве Сащихина, поэтому сидеть здесь нечего.
     Я попыталась сообщить о цели своего визита...
     — Я как прокурор разговаривать с вами не хочу, — грубо перебил меня Беляев. — Вы участник следственных действий? Нет. Выйдите отсюда!
     Если бы я только попыталась сослаться на закон “О средствах массовой информации”, меня бы точно вывели силой — тон прокурора не оставлял в этом сомнений. А потом меня еще и обвинили бы в оказании сопротивления сотрудникам правоохранительных органов при исполнении...
     Казалось бы, какая фигня — ну выгнали из прокуратуры. Наплевать да забыть. Но что-то в поведении прокурора Беляева настораживало. По своему журналистскому опыту знаю: так обычно ведут себя люди, которым есть что скрывать.
     Позже мне все-таки удалось выяснить, что случилось, пока Сащихина не было в городе, и какова роль местной прокуратуры во всем произошедшем.

Как в классическом детективе

     Владислав Сащихин достиг пика своей популярности, когда начал в своем районе строительство уникальной струнно-транспортной системы для доставки грузов, разработанной академиком Анатолием Юницким. Об этом много писали — как грузы впервые в мире станут перемещаться по воздуху, словно горнолыжники на курорте. В Озерах даже запустили первые 150 метров экспериментальной дороги. Но дальше дело не пошло — на строительство требовались деньги, а их не было. Решили искать инвесторов.
     Сащихин занялся этим лично. Свои поиски он вел в основном за границей: то в Таиланде, то в Турции, то в Германии... Причем обязательно в пятизвездных отелях и в компании любовницы.
     Иногда “поискать инвесторов” отправлялись и два заместителя Сащихина — Владимир Хоботов и Николай Дворник. Например, в нынешнем феврале им перепала двухнедельная поездка в Таиланд общей стоимостью более 154 тыс. руб. Денежки, конечно же, были взяты из хилого озерского бюджета и оформлены как командировочные расходы. Кстати, сам академик Юницкий был не в курсе, что инвесторов для его изобретения ищут за границей.
     Ситуацией в Озерах озадачилась Москва, и областной прокуратуре поручили провести проверку. В результате на свет появилось уголовное дело, возбужденное по фактам злоупотреблений в озерской районной администрации. И тут есть два примечательных момента: во-первых, дело было возбуждено 22 марта с.г. (как раз, когда Сащихин был в Таиланде с женой), а во-вторых, расследовать его взялась... озерская прокуратура. Хотя дела такого ранга на местах никогда не расследуются — во избежание заинтересованности. Но тут прокурор Беляев будто бы лично ездил в Мособлпрокуратуру и упросил направить все материалы по этому делу к нему.
     С чего это вдруг такое подозрительное рвение? И почему он раньше не интересовался деятельностью озерской администрации — ведь воровать там начали не вчера?
     Помнится, кто-то из великих сказал: “Самое главное — это иметь не золото, а власть над теми, у кого оно есть”. По рассказам местных жителей, прокурор Беляев, оказавшись между двумя враждующими хозяевами района (Сащихиным и Камышовым), очень хорошо научился сохранять нейтралитет. Ведь каждый из двоих нес свой компромат на другого именно ему, прокурору. И именно он, Беляев, был в курсе всех злоупотреблений — как милицейских, так и административных.
     Все знал и ничего не предпринимал?..
     Подведем итоги. Как в классическом детективе, убийц, по всей видимости, было трое: “заказчик”, “организатор” и “исполнитель”.
     “Заказ” на убийство Сащихина напрямую связан с возбуждением против него уголовного дела. Поскольку глава района обладал многосторонними связями, на допросах он легко мог сболтнуть лишнее, а этого “заказчику” совсем не хотелось.
     “Организатор” — достаточно близкий к Сащихину человек, который был хорошо осведомлен о его распорядке. Настолько, что точно знал, когда Сащихин прилетит, какая машина его будет встречать и куда он затем поедет. Это жестокий и циничный убийца. Чтобы “убрать” одного клиента, он приговорил еще троих. Ведь водитель и телохранитель, сидевшие в той же “Волге”, остались живы только по счастливой случайности.
     “Исполнитель” — скорее всего местный житель, поскольку возможность заложить взрывчатку в служебную машину была лишь в Озерах, пока “Волга” стояла без присмотра.
     Осталось совсем немного — назвать фамилии...
    



    Партнеры