Двое погибли — никто не виноват

Витя Шевченко так мечтал стать сыщиком

18 апреля 2002 в 00:00, просмотров: 361
  Все начиналось прямо как в русской сказке. Было у полковника милиции в отставке Веры Шевченко три сына, три добрых молодца. И когда вихрастые парни подросли, никакие сомнения, куда идти работать, их не мучили. Понятно куда — как мама, в сыщики.
     А потом в семье поселилось горе. Несколько лет назад трагически погиб под колесами “КамАЗа” старший сын, Дмитрий. Позже выяснилось, что водитель грузовика был вдребезги пьян. Но что от этого матери?
     В ноябре прошлого года не стало младшего сына, 21-летнего Виктора, сотрудника ОБОП УВД ЮВАО. Легковушка, в которой он ехал, врезалась... в “КамАЗ”. Ну как тут не поверить в злую судьбу?
     Вместе с Витей погиб его коллега, а третий пассажир и водитель отделались легкими повреждениями. Но следственная ситуация на сегодняшний день такова, что в гибели двоих людей никто не виноват. То есть получается, что Витя погиб просто так, сам по себе?
     Вера Алексеевна изо всех сил пытается это понять — только у нее плохо получается.
  
   В прошлом году сотрудники ОБОП УВД ЮВАО начали отмечать свой профессиональный праздник загодя — 9 ноября уже “зависли” в одном из ресторанчиков в Кузьминках. Туда их позвал без пяти минут новый начальник, майор милиции Игорь Дударов.
     Посидели, немного выпили. Когда стрелка часов подошла к 23.00, оперативники собрались разъезжаться. Шел снег. Дударов взялся развезти молодежь на своем “мерсе”. Виктор Шевченко сел на переднее сиденье, Вадим Захаров и Андрей Кулаченков — сзади.
     Светлый “Мерседес” тронулся с места, но успел проехать по Привольной улице всего метров двести. Дальше случилось что-то страшное. “Мерседес” со всей, что называется, дури врезался правой стороной в неподвижно стоящий на обочине “КамАЗ” с прицепом.
     Вот что рассказал чудом оставшийся в живых Вадим Захаров:
     — От удара крышу сложило пополам, и углом она опустилась на голову Андрею. Я сидел за водителем, Игорем, поэтому мне повезло больше. У Вити Шевченко, который сидел впереди, шансов уцелеть вообще не было. Правда, про крышу мне потом рассказали, когда я очнулся в реанимации.
     ...Когда спасатели разрезали искореженную иномарку и извлекли пассажиров, все еще были живы. 11 ноября в больнице умер Андрей Кулаченков, на следующий день — Виктор Шевченко.
     Ответить на главный вопрос: почему произошло столкновение? — сложно. Первое, что приходит в голову, — водитель был пьян. Но в деле есть протокол, в котором черным по белому записано: был трезвый как стеклышко.
     Второе предположение: машина шла на слишком большой скорости. Опять нет. Техническая экспертиза это отрицает.
     Тогда что? Например, у Дударова, судя по материалам уголовного дела, свой взгляд (даже несколько) на ситуацию. Он утверждает, что такой смертельный вираж у него получился оттого, что пассажир Захаров, сидящий на заднем сиденье, внезапно кинулся его душить, а пассажир Шевченко крутанул руль. В довершение всех несчастий его будто бы ослепила встречная машина.
     Человека понять нетрудно. Даже если он виноват — кому охота сидеть в тюрьме?
     В общем, может, пассажиры виноваты, может, невнимательность водителя, может, опыта у того не хватило, но получается, что обвинение пока предъявлять не в чем. И скорее всего в самое ближайшее время это дело будет прекращено за отсутствием события преступления.
     И все-таки получается какая-то ерунда. Свидетели говорят, что машина шла со скоростью под 140 км/ч. Да и в прокуратуре подтверждают, что машина очень быстрая, за 7 секунд разгоняется до 100 км. А вот зачем она в черте города так разгонялась? Это первое.
     Еще свидетели-обоповцы помнят (и готовы подтвердить это в суде), что Дударов в тот вечер хоть и немного, но принял на грудь. А в деле — справка... Трудно ли ее добыть милиционеру — отдельный разговор. Это второе.
     Что же касается версии Дударова по поводу пассажиров, хватающих его то за шею, то за руль, — ее подтвердил неизвестно откуда взявшийся свидетель. Он якобы ехал по встречной полосе и все это рассмотрел. Заметим: среди ночи, в машине с тонированными стеклами...
     Родители погибших заволновались: почему происшествие расследуется так долго? Почему не допрашивают офицеров? Вероятно, их беспокойство было не лишено оснований. В начале этого года дело затребовала на проверку Генпрокуратура — и вернула его с рядом замечаний.
     Я очень хотела встретиться с Игорем Дударовым. Посмотреть ему в глаза: что чувствует теперь, переживает ли? Но вскоре после трагедии Игорь уехал в командировку в Чечню. Между прочим, уже не в первый раз. Коллеги говорят, что он награжден боевыми орденами и медалями, а в прошлом году за успехи в работе даже был представлен к награде именным пистолетом...
     ...Витя Шевченко хотел быть только сыщиком. В Москву он приехал из Якутска после 3-го курса Высшей школы милиции и успел проработать в ОБОП всего год. Его запомнили добрым, внимательным и серьезным мальчишкой.
     — Если бы он от пули погиб, — вздыхает мать, — было бы хоть немного легче.
     И еще родители Вити меня все время спрашивали: если в МВД к гибели своих сотрудников так относятся, то как там могут относиться к судьбам простых людей?
    


    Партнеры