Сезон войны

Кодоры — это не ущелье, а линия фронта

19 апреля 2002 в 00:00, просмотров: 286
  Абхазия уже была несколько раз “горячей точкой”. Вначале война с грузинами в 92-м, потом — попытка чеченских боевиков Гелаева пробиться через эту территорию к российским городам... Так сложилось, что все сражения начинались именно в Кодорском ущелье, которое извилистой линией разрезает Грузию и Абхазию.
     Сегодня Кодоры опять застыли в ожидании войны. На этот раз в эпицентр событий попали российские войска, основная задача которых в регионе заключается в разъединении враждующих сторон. От крупного боестолкновения, грозившего обернуться войной между Россией и Грузией, “маленькую, но гордую” Абхазию спасла выдержка генерала-миротворца. Впрочем, в самой Апсны — Стране Души, как называют свою родину абхазы, — убеждены, что война стоит на пороге их дома...

    
     Цебельда — населенный пункт, разделяющий Кодорское ущелье на горную и равнинную части. Но сегодня это не только географическая граница. Здесь, по большому счету, заканчивается собственно Абхазия. Точнее — реальная власть официального Сухуми. Роль пограничников легла на первый мотострелковый батальон вооруженных сил непризнанной республики.
     — Мы здесь давно, сразу после войны 93-го, — по-хозяйски показывает рукой на позиции батальона начальник штаба майор Заур Ачба. — Когда прошлой осенью здесь пытался прорваться отряд Руслана Гелаева, наш батальон оказался в центре событий.
     Кстати, первым погиб в те дни на передовых позициях предшественник Заура — майор Андриахиа.
     Нынешняя задача батальона — закрыть выход из Кодорского ущелья в приморскую часть Абхазии. По данным генштаба республики, каждая вторая диверсионно-разведывательная группа грузинских партизан проходит в республику именно через Кодоры. Но если бы речь шла только о диверсантах. Накануне начальник генерального штаба вооруженных сил Абхазии генерал-лейтенант Владимир Аршба рассказывал мне, что Кодоры рассматривают как одно из трех наиболее вероятных направлений возобновления боевых действий Грузии против Абхазии.
     На абхазские позиции на Ингури сейчас перебрасывается подкрепление, в том числе и танки Т-72. Морское побережье абхазы тоже берегут как зеницу ока — военно-морской флот Грузии сегодня способен обеспечить высадку до тысячи человек десанта в любой точке абхазского побережья.
     Что касается непосредственно Кодор, то к началу апреля там (по данным генштаба Абхазии) находилось до 600 военнослужащих минобороны и МВД Грузии и до 200 пограничников. В случае начала боевых действий Кодорская группировка может быть оперативно усилена еще на 1000 “штыков” — для их переброски только на аэродромах Вазиани и Капитнари сосредоточено около 50 самолетов и вертолетов.
     — Активизацию действий грузин мы ожидаем в середине апреля, — уточнили в генштабе абхазских вооруженных формирований. — А начало боевых действий — в середине мая.
     Впрочем, этот срок может быть отодвинут на неделю-две, пока грузинские подразделения закончат курс “борьбы с террористами”, преподаваемый им сейчас американскими инструкторами в Панкисском ущелье. В любой ситуации, считают в военном ведомстве Абхазии, обострения надо ждать максимум до 10 июня, так как одна из задач подобных силовых акций одна: срыв курортного сезона в Абхазии.
     С этим прогнозом согласны и в штабе миротворцев.
     — Весеннее обострение ситуации здесь столь же регулярно и постоянно, как и приход самой весны, — констатирует командующий КСПМ генерал Александр Евтеев.
     Эти слова российского генерала в полной мере можно отнести и к неадекватной реакции Тбилиси на выставление 102-го миротворческого поста неподалеку от селения Ажара.

* * *

     Ажара — узкое горлышко расширяющейся к морю воронки Кодорского ущелья. Кто владеет Ажарой, практически полностью контролирует вход в ущелье со стороны Грузии. Не случайно один из первых миротворческих постов был установлен именно здесь. Три года назад, когда ситуация в зоне конфликта стабилизировалась, пост сняли. Равно как и еще два миротворческих поста в нижней части Кодор. Сегодня об этом вспоминают с сожалением. Именно отсутствие миротворческих постов в немалой степени спровоцировало рейд чеченских боевиков Гелаева на абхазскую территорию. “Чеченцы не рискнули бы вступить в прямое столкновение с российскими солдатами, — убеждены и абхазы, и сами миротворцы. — Их целью был Адлер. И боестолкновения в 150 километрах от объекта атаки никак не могли способствовать выполнению задачи”.
     Впрочем, это уже прошлая, как здесь говорят, война...
     В соответствии с подписанным в Тбилиси 2 апреля протоколом контроль за выводом абхазских и грузинских военных формирований возлагался на Коллективные силы СНГ по поддержанию мира (КСПМ) в зоне конфликта. До 10 апреля в ходе разового патрулирования они должны были убедиться в выполнении сторонами протокола, а потом Миссия наблюдателей ООН и миротворцы в соответствии со своими мандатами должны были приступить к регулярному патрулированию Кодорского ущелья. Однако уже первое патрулирование показало, что Грузия, мягко говоря, не полностью выполнила требования: в ущелье остались “неопознанные” военнослужащие в форме грузинской армии.
     Решение о высадке в Кодорском ущелье миротворцев принимал командующий КСПМ генерал-майор Александр Евтеев.
     — Мы убедились, что практика патрулирования из нижней части ущелья, когда требуется почти целый день, чтобы добраться до верхней, малоэффективна. За это время в ущелье можно спрятать не то что десяток солдат, но и целый батальон. Поэтому мы и хотели выставить пост непосредственно у селения Ажара, — рассказывает генерал.
     В военном плане командующий поступил профессионально. Нет к нему претензий и с юридической точки зрения: решение генерала Евтеева полностью соответствует требованиям протокола, подписанного в Тбилиси. В нем, кстати, зафиксировано, что “начиная с 10 апреля 2002 года Миссия наблюдателей ООН в Грузии и КСПМ в соответствии со своими мандатами приступят к регулярному патрулированию верхней и нижней частей Кодорского ущелья”. Этим же мандатом предусмотрено развертывание постов по мере необходимости. Ажарский же пост миротворцы считали ключевым еще четыре года назад.
     О юридической обоснованности решения командующего говорит и то, что президент Грузии Эдуард Шеварднадзе во время личной встречи в минувшую субботу с генералом Евтеевым не требовал, а просил рассмотреть вопрос о выводе миротворцев из Ажары.
     Заметим, что это уже вторая жесткая акция генерала Евтеева, официально еще не вступившего в должность командующего КСПМ. (Кандидатура командующего утверждается Советом глав государств СНГ, который запланирован на конец текущей весны.) О первой операции по освобождению четырех российских военнослужащих, захваченных в заложники “грузинскими партизанами”, известно немного. Лишь сам факт: в результате оперативных действий миротворцев через два дня не только заложники, но и все их оружие и снаряжение, вплоть до последнего патрона, было возвращено. А вот второй финт ушами российского генерала — высадка десанта в верхней части Кодор, стала известна во всех деталях. Всего лишь две недели возглавляющий миротворческие силы генерал уже получил в Тбилиси определение “жесткого”. Впрочем, а каким ему еще быть? Если “ястреб” требует безоговорочного выполнения договоренностей, то это скорее говорит о его профессионализме и ответственности, а не об излишней жесткости. На карателя Евтеев явно не тянет...
     На сегодняшний день просьба Грузии по отводу миротворцев удовлетворена — 13 апреля российские десантники покинули верхнюю часть Кодорского ущелья. Теперь патрулирование региона, как уточнили нам в штабе КСПМ, будет производиться один раз в неделю. Из неофициальных же источников стало известно, что выставление поста было своеобразной разведкой боем, — миротворцы вскоре намерены сюда вернуться...
    



    Партнеры