“Шевелиться надо!”

Чтобы граждане не разбежались, президент предложил сделать Россию комфортной для проживания

19 апреля 2002 в 00:00, просмотров: 419
  Каждый год мы с друзьями ходим в баню. Каждый год мы с друзьями слушаем президентское послание. Такой в России обычай. От посещения бани ничего особенного не ждут — но иногда оно заканчивается эскападой вроде поездки в Питер и скоропалительной женитьбы. От президентского послания — еще с ельцинских времен — ждет особенного. Вот сейчас выйдет ОН и родит крутую национальную идею!
     На фоне упреков в близости России к застою речь Путина, казалось бы, должна была стать резкой и “революционной”. Но в Кремле журналистов заранее предупредили: никаких сенсаций не ждите. Так оно и вышло. Главная мысль близка к рекламному слогану гигиенической продукции и мало чем отличается от национальной идеи капстран: “Надо, чтобы жить в России стало комфортно и безопасно”. Этим президент начал, этим же он и закончил свою речь, подчеркнув, что это необходимо, чтобы граждане не уезжали из страны.
     При этом Путин был весьма конкретен: пора принять такие-то законы, малому бизнесу помочь так-то, к вступлению в ВТО стоит отнестись таким-то образом... “Нам нельзя сидеть сложа руки, шевелиться надо!” И львиную долю своего необычно длинного — на 52 минуты — выступления ВВП посвятил именно экономике. Уже вчера многие аналитики говорили, что ход был найден беспроигрышный: вместо “революции” и “прорывов” россиянам сказали о перспективе уюта и комфорта. А картинки из глянцевых журналов — улыбающаяся семья на фоне милого домика — на психику всегда действовали умиротворяюще.
     Один видный политолог как-то заявил “МК”, что Путин, по его мнению, — никакой не царь, а менеджер. Суть президентского послания этот имидж подтвердила.

ВНУТРЕННЯЯ ПОЛИТИКА: КАСЬЯНОВ — ПОХИТИТЕЛЬ РЕФОРМ

     Одним из самых интересных моментов в речи Путина было его плохо скрываемое раздражение по поводу работы правительства. Например, ВВП прямо высказал свое недовольство отсутствием прогресса в деле административной реформы (ее проект до сих пор не готов). Бюрократов у нас не больше, чем в других странах, но “тормозят” они сильнее... Не менее “ласково” президент высказался и по поводу законодательной деятельности кабинета. Фактически он заявил, что поддержки заслуживает только часть представляемых Белым домом законопроектов... Касьянов явно должен воспринимать все это как недвусмысленный намек — у президента накапливается все больше раздражения по поводу его действий. Если премьер со товарищи не исправится, то, похоже, через некоторое время одной критикой дело здесь уже не ограничится.
     Президентское послание не дало поводов для особой радости и губернаторам. Похоже, Кремль хочет зажать воевод в своеобразном “сэндвиче”. С одной стороны, Путин объявил о грядущем увеличении полномочий президентских представителей. Им будут предоставлены новые возможности и в сфере финансового контроля, и в подборе кадров. С другой, укрепить планируется и органы местного самоуправления. А сделать это возможно только за счет полномочий губернаторов. Очень показательным был и кусок президентской речи, посвященный ненужности договоров о разграничении полномочий между центром и регионами. Ностальгирующим по временам ельцинской вольницы воеводам фактически ясно дали понять: ни о каком возвращении в прошлое не может быть и речи.
     Очень конкретной можно назвать часть президентской речи, посвященную судебной реформе. Прежде всего Путин очень жестко охарактеризовал положение в этой области, а потом наметил конкретные пути решения проблем. Планируется, например, покончить с практикой одновременного рассмотрения одних и тех же дел разными судами и провести массу других реформ. Впасть в эйфорию по поводу прорыва хотя бы в одной отдельной области мешает только одно обстоятельство. Опыт прошлого года показывает, что даже при наличии президентской поддержки очень многие новации пользующегося его полным доверием замглавы администрации Дмитрия Козака (именно он занимается реформой правосудия) успешно блокируются российским юридическим истеблишментом.
     Риторика по поводу скорой военной реформы уже многие годы является обязательным ингредиентом президентских посланий парламенту. Очень по-современному звучащие пассажи на эту тему можно найти даже в первом выступлении подобного рода — речи Ельцина восьмилетней давности. Но на этот раз Путин дал одно конкретное обязательство: провести в отдельных частях эксперименты с новой системой формирования армии.

ЭКОНОМИКА: КТО НА МАЛЕНЬКОГО?

     ...В Одессе не спрашивают: “Как играли?”, в Одессе спрашивают: “Какой счет?” Если применить эту фразу к нынешней российской политике, прозвучит что-то вроде: “Не спрашивайте, о чем говорил и говорит президент. Спросите — что сбылось из его предыдущих посланий и что может быть выполнено из нынешнего?”
     Самый простой анализ показывает: реализованы только те идеи, которые касались укрепления федеральной власти. Остальные — исполняются с большим скрипом.
     Одной из наиболее острых проблем в первом послании была названа демография: “Нас, граждан России, из года в год становится все меньше и меньше. Через 15 лет россиян может стать меньше на 22 миллиона человек. Нам реально грозит стать дряхлеющей нацией”. С тех пор ничего не изменилось, однако меры властей ограничились голыми обещаниями. А во втором и третьем послании Путин эту тему вообще деликатно обошел стороной. Равно как остались без его внимания ранее озвученные проблемы независимости СМИ от олигархов, реформа пенсионной системы, профсоюзное движение...
     Во всем остальном нынешнее обращение Владимира Путина отличалось от предыдущих острой экономической направленностью. Похоже, теперь в высших кругах будет модно ругать чересчур громоздкий и малоэффективный госаппарат — по словам президента, главное препятствие на пути российского бизнеса вообще и малого в частности. Этой проблеме Путин вообще посвятил довольно много времени, заявив: призванная облегчить жизнь предпринимателям, налоговая реформа зачастую имеет совершенно противоположный эффект. Так, после появления Единого социального налога финансовая нагрузка на предприятия лишь возросла. “Благодаря” этому творческая активность бизнесменов по-прежнему направлена не на расширение своего дела, а на т.н. оптимизацию налогов — проще говоря, на уход от них. У малого бизнеса, составляющего основу экономик других стран, в России огромное количество претензий к давлению со стороны надзирающих органов. Причем ладно бы те действительно осуществляли реальный надзор — так нет, зачастую все строится по принципу “заплатил за справку — и гори спокойно”. Зато при государственных “контролерах” аккредитовано более тысячи коммерческих фирм, кормящихся от проводимых ими проверок. И тут Владимир Путин озвучил довольно неожиданную мысль: может быть, хотя бы на начальном этапе предприятия малого бизнеса стоит законодательно освободить от проверок? Допустим, на первые три года жизни?..
     Реформа естественных монополий — здесь у государства есть огромные неиспользованные резервы. По словам президента, слишком “аккуратное” отношение государства к монополистам тут же приводит к тому, что последние начинают поднимать тарифы. Соответственно, вслед за этим в стране растут цены. Как заявил Владимир Путин, власти должны начать изучать и утверждать бюджеты естественных монополистов. До сих пор, по мнению президента, они оставались абсолютно непрозрачными для государства. (Кстати, идею о том, что властям страны давно пора повнимательнее относиться к замыслам монополий и не принимать на веру все их цифры, давно проталкивал экономический советник президента Андрей Илларионов. Судя по тому, что она появилась в ежегодном послании президента, своей цели Илларионов достиг.)
     Впрочем, монополии монополиями, но государство вообще слишком плохо распоряжается своей собственностью. Из 10 тысяч госпредприятий эффективно работают считанные единицы...

ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА: ЕСТЬ ЛИ В МИРЕ АМЕРИКА

     В своей речи Путин демонстративно подчеркнул важность нашей интеграции с Европой, но ни разу не употребил слово “Америка”. Сделано это было явно не случайно. Если называть вещи своими именами, то все стоящие сейчас перед Россией острейшие внешнеполитические проблемы в президентском послании фактически никак не фигурировали. Или — в лучшем случае — в виде намеков.
     Как будут дальше развиваться отношения между Москвой и Вашингтоном? Понять это из текста речи было абсолютно невозможно. Что предпримет Кремль, чтобы восстановить наше стремительно падающее влияние в СНГ? Конкретного ответа тоже нет. Нельзя же считать таковым пассаж о том, что страны Содружества являются приоритетом нашей внешней политики и что с ними надо развивать контакты в гуманитарной сфере...
     А некоторые президентские высказывания и вовсе могут вызывать только изумление. Например, это касается фразы о том, что в окружающем мире никто не собирается враждовать с Россией. Как это сообразуется с утверждениями о существовании террористического интернационала? Утешает здесь лишь одно. Путин четко заявил, что современная международная политика построена на жесткой конкуренции. И никто не собирается отстаивать за нас российские национальные интересы...

КСТАТИ...: КУДА ПОСЫЛАЛИ РОССИЮ?

     Борис ЕЛЬЦИН
     1994 г. — “Об укреплении российского государства”.
Призывы к национальному примирению. Много сетований, похожих на сеанс самобичевания: “в стране засилье чиновников”, “власти как бы не замечают стремительного расслоения в обществе”... Название послания, несмотря на его казенность, явно выстрадано. За несколько недель до этого Госдума и Генеральный прокурор Казанник наплевали на мнение президента и выпустили гэкачепистов и Хасбулатова с Руцким.
     1995 г. — “О действенности государственной власти в России”. Одно из самых банальных и скучных посланий. Написано по принципу: “каждому ребенку — по мороженому, каждой женщине — по букету”. Права граждан надо соблюдать, науку с культурой поддерживать, суверенитет России обеспечивать...
     1996 г. — “Россия, за которую мы в ответе”. В преддверии президентских выборов Ельцин “проснулся” и увлеченно занялся саморекламой. “Предотвращен распад России, развеян призрак гражданской войны, заложены основы рыночной экономики”. И все это “без подавления и преследования политических противников”. Тем временем в том же Кремле Коржаков и К° составляют планы отмены выборов и фактического госпереворота.
     1997 г. — “Порядок во власти — порядок в стране”. Прочитано недавно выздоровевшим Борисом Николаевичем абсолютно монотонно. “Порядок в стране начинается с порядка во власти”, нужно “энергичное завершение экономических, социальных и правовых реформ”. Несколько недель спустя — кардинальная перетряска кабинета Черномырдина, еще через несколько месяцев — олигархические войны, “книжный скандал” и крах младореформаторов.
     1998 г. — “Общими силами — к подъему России”. Прочитано за месяц до отставки правительства Черномырдина. Смакование факта роста ВВП на 2%. Гордое объявление о скорой разработке программы экономического подъема страны. До августовского кризиса оставалось ровно полгода...
     1999 г. — “Россия на рубеже эпох”. Прочитано действительно на рубеже эпох — за полтора месяца до отставки Примакова. Спрятанное в тексте скромное признание: “Подавляющее большинство задач, поставленных президентом в предыдущих посланиях, не было выполнено”.
     Владимир ПУТИН
     2000 г. — “Государство Россия. Путь к эффективному государству”.
Постановка стране неутешительного диагноза: “неразумный уровень налогообложения”, “диктат теневой экономики”, “уже через 15 лет россиян может стать меньше на 22 миллиона человек”. Общий вывод: “выживаемость нации под угрозой”. Построение вертикали власти и подготовка реформы Сената уже в полном разгаре.
     2001 г. — “Не будет ни революций, ни контрреволюций”. “Дезинтеграция государства остановлена”, но, “пока мы находимся в полосе лишь относительной экономической стабильности, шанс может быть упущен”. Объявления о грядущих реформах, часть из которых действительно начнет проводиться в жизнь (налоговая), а часть будет благополучно похоронена (административная).

ГОСТИ СЪЕЗЖАЛИСЬ В КРЕМЛЬ

     Церемония приезда политиков в Кремль на прослушивание президентской речи с каждым годом все больше напоминает великосветский раут: дорогие экипажи, парадный подъезд, софиты, шикарные костюмы...
     Для высокопоставленных политиков в фойе Мраморного зала был открыт отдельный вход. Вокруг него в каре выстроились аж 40 телекамер! Но работа для них появилась лишь часам к одиннадцати, когда стали появляться первые VIP-персоны — например, Геннадий Зюганов. Он продемонстрировал хорошую память, повторив то, что говорит каждый год на послании президента: “Я не жду ничего сверхъестественного от нынешнего послания. У президента было достаточно времени и без послания, чтобы заявить что-нибудь новое...” Во время чтения президентской речи вождь КПРФ выглядел так, будто только что целиком сжевал лимон...
     С приездом Владимира Жириновского окончательно стало понятно, что усилия охраны разгрести людскую “пробку” у входа тщетны: он на несколько минут был перекрыт почти полностью. Поведав журналистам о своих рекомендациях президенту в преддверии послания, Жириновский отправился к книжной лавке: “Так, я беру вот эти книги”, — он показал на собрание толстенных томов классиков — Мопассан, Лермонтов, Эдгар По и другие. Продавщица быстро посчитала: “С вас 4 тысячи 30 рублей”. Владимир Вольфович явно непривычным жестом (видать, редко он что-то сам покупает) достал из кармана портмоне и рассчитался.
     Политики поскромнее совершали менее заметный ритуал. Минуя кордоны прессы, они спускались сначала в буфет, где брали отварную рыбу, а потом отправлялись в курилку. Кое-кто из них тоже подходил к книжной лавке, но брал в основном портреты Путина — большой или маленький. По словам продавщиц, в этот день они были очень популярны.
     Сколько народу съехалось в Мраморный зал Кремля на послание президента, к моменту подписания номера точно известно не было. Но некоторые места пустовали. Накануне в зал было внесено около сотни дополнительных стульев, но гардеробщицы поделились с корреспондентом “МК”: “Вот, заказали столько номерков, экономили место на вешалках, а этих так мало приехало...”

СКОЛЬКО ГОВОРИЛИ?

     Борис ЕЛЬЦИН:
     24 февраля 1994 г. — 40 минут
     16 февраля 1995 г. — 35 минут
     23 февраля 1996 г. — 40 минут
     6 марта 1997 г. — 30 минут
     17 февраля 1998 г. — менее 30 минут
     29 марта 1999 г. — 18 минут
    
     Владимир ПУТИН:
     8 июля 2000 г. — 50 минут
     4 апреля 2001 г. — около часа
     18 апреля 2002 г. — 52 минуты
    



Партнеры