Про битых и небитых

После матча Виейра и Зидан напали на Карпина

19 апреля 2002 в 00:00, просмотров: 272
  Французы нас, оказывается, не только уважают, но и боятся. Настолько, что ведут себя совсем не по-мужски — вдвоем одного бьют, и не на поле, а подальше от посторонних взглядов, в каких-то закоулках под трибунами “Стад де Франс”. Вернее, пытаются бить, а тот, один, дает им сдачи. Да так, что мало не покажется...
    
     Что Валерия Карпина просто так не возьмешь, французы поняли еще во время игры. Поэтому, когда Пэт Райли дал финальный свисток, пошли на него вдвоем. Внушительного телосложения Виейра сразу же, едва пустив в ход свой кулак, получил достойный ответ. Но тут подкрался Зидан и как-то совсем по-детски, исподтишка, ткнул Карпина в спину. Добраться до того наш футболист не успел: подлетела охрана, и новоявленных боксеров развели по углам.
     Такая вот любопытная (не будем сгущать краски) сценка имела место поздно вечером в среду в парижском пригороде Сен-Дени, едва завершился матч Франция—Россия. Французы опять не смогли одолеть русских — ни на футбольном поле, ни на импровизированном ринге. Снова мы оказались им не по зубам. Как весной 98-го и летом 99-го. Тогда, правда, трехцветные проигрывали, нынче довольствовались ничьей. Но что такое ничья для действующих чемпионов мира и Европы, при трибунах, переполненных страстными французами, да перед лицом команды, уже восемь лет не попадавшей на самые главные турниры? Конфуз, да и только...
     В отместку за неуступчивость для российской делегации устроили помимо третьего, боксерского, еще и четвертый тайм, растянувшийся на два с половиной часа. Когда громоздкие сумки с футбольной амуницией уже достигли багажного отделения, а пилоты готовили лайнер к взлету, на границе прозвучал сигнал тревоги. Кому-то из таможенников пришло в голову еще раз проверить российский багаж. Одной ходкой дело не ограничилось, и в течение двух с лишним часов бдительные жандармы брались за работу снова и снова. Ничего, естественно, не нашли. Да и объяснить, что, собственно, искали, не удосужились. В итоге к родному “Внуково” команда подлетела с трехчасовой задержкой, что особенно расстроило тех, кому уже в субботу играть за свои клубы.
     Бальзамом на душу и частичной компенсацией за все эти мучения будем считать слова французского тренера Роже Лемерра, произнесенные на послематчевой пресс-конференции: “Не хотел бы встретиться с русскими на чемпионате мира. С нас достаточно”. Искренне. А чего еще ждать от человека, громившего всех подряд и оступившегося — в очередной раз — именно на нашей команде. А возможность встретиться еще раз, лицом к лицу, оказывается, есть. Если и мы, и они доберемся до четвертьфинальной стадии...
     Боязливое состояние французов обнаружилось уже на первых минутах игры. Это были не те французы, которые в предыдущем матче растерзали в пух и прах шотландцев. На этот раз они осторожничали, хотя Лемерр, вопреки обещаниям, выставил всех сильнейших, за исключением Трезеге. Говорил, что побережет не совсем здоровых Бартеза и Тюрама, но слова своего не сдержал. Конечно, у хозяев были возможности забить мяч-другой, но сказать, что они безоговорочно доминировали 90 минут, было бы явным преувеличением. Да, Сенников сбил Тюрама, в чем сам после игры и признался, но вопрос — в штрафной или все-таки за ее пределами? Гол Анелька, отмененный английским рефери, на поверку оказался чист. Но ведь когда-нибудь ошибки судей должны быть и в нашу пользу. Тюрам, Зидан, Десайи, Виейра, Анелька еще не раз угрожали нашим воротам, однако блестяще действовали те, за кого мы особенно беспокоились. Не играющий за “Верону” Нигматуллин и почти не играющий за “Эйндховен” Никифоров.
     Но можно вспомнить и другие эпизоды игры. Самое начало — Бесчастных медлит с ударом, и защитник бросается под мяч. Середина первого тайма — хлесткий щелчок Титова, после чего Бартез не без труда переводит мяч на угловой. Наконец, стопроцентный момент из второй половины игры, когда головой бьет Онопко, и мяч проходит в считанных сантиметрах от стойки. Не могу сказать, что наши продемонстрировали образцовую контригру, но теперь по крайней мере есть представление, как действовать против сильных. Если, конечно, до них доберемся.
     Эта игра, как и предполагалось, по содержанию, внутреннему напряжению, тактическим задачам получилась совсем другой, чем встречи с Ирландией или Эстонией. Романцев на пару с Гершковичем дал понять, что период экспериментов завершен. У сборной есть основной состав, подтверждением чему — только одна проведенная тренерами замена. Усилить команду, добившуюся ничьей на “Стад де Франс”, может разве что травмированный Ковтун. В этом случае кому-то — либо Даеву, либо Сенникову — придется уступить свое место. Выбор между Чугайновым и Никифоровым сделан, похоже, в пользу последнего. Тем более что после игры Романцев назвал Юрия “безусловно лучшим игроком матча”. Замена Бесчастных на Сычева говорит о том, что играть намерены с одним форвардом и пятью полузащитниками, что, в общем-то, вполне разумно. Смертин, Мостовой, Титов, Карпин и Измайлов — наша главная надежда и опора.
     Место следующей встречи — Москва. Назначенный на середину мая Кубок LG, где помимо России сыграют Украина, Белоруссия и Югославия, станет последней проверкой перед чемпионатом мира. Или почти последней, поскольку в планах нашей сборной еще один товарищеский матч — с японским клубом…
     …Когда Виейра с Зиданом напали на Карпина, не думали, наверное, что получат отпор. Но не на того, выяснилось, напали. Теперь-то знают: для русских авторитетов нет.     
    


Партнеры