Страхолохотрон:

1:1 в пользу денег

19 апреля 2002 в 00:00, просмотров: 576
  Страховое дело в России еще со времен тоталитаризма олицетворялось непримиримой борьбой “низов” с “верхами”: клиент всегда норовил урвать побольше, а государство — отдать поменьше. Славная традиция разводить сограждан окрепла и перекочевала в рыночную эпоху, где “верхи” набрались опыта и сконструировали вовсе изощренный механизм собственного ожирения.
     Наблюдая за схватками между страхователями и страховщиками, мы всякий раз убеждались: на подмогу страховым компаниям пришел и новый Гражданский кодекс, позволяющий расставлять клиенту хитрые ловушки, и сам клиент, нередко разрешающий себя шельмовать.
     А намедни мы совершили и вовсе любопытное открытие: на переломе двух веков народился, а ныне занял наступательные позиции класс жуликоватых автовладельцев, которые готовы утвердить на страховом поле брани баланс сил.
     Итак, по порядку…

Развод по-российски

     Надуть себя, по статистике, дает примерно каждый третий клиент. Его, на все согласного, видно с первого взгляда: при заключении договора он свято верит в то, что правила страхования, разработанные компанией под себя, выше Гражданского кодекса. А потому, даже если они противоречат ГК, следовать необходимо только им.
     Между тем, прежде чем вступать в какие-либо отношения со страховой компанией, важно знать, что ГК — это закон один на всех, а правила у каждого страховщика чаще всего совершенно разные. Стало быть, если они противоречат гражданскому законодательству, вступать в финансовые отношения с их авторами чревато…
     Во избежание недоразумений весьма полезно заключить в письменном виде договор, в котором будут подробно прописаны абсолютно все условия страхования и оговорены все возможные риски. Необходимо пропускать мимо ушей заверения страхового агента в том, что страховой полис как раз и является договором страхования. Надо помнить, полис — это лишь документ, подтверждающий, что между клиентом и страховой компанией заключен договор.
     Не следует открывать рот на весьма модные пластиковые карты страхования, единственное удобство которых заключается в том, что они активируются с телефона так же, как карты мобильной связи. Риск выбросить деньги в помойку в этом случае чрезвычайно велик. Во-первых, пластиковая карта — отнюдь не договор страхования (а потому даже не предусмотрена ГК), ибо на ней под обязательствами сторон отсутствуют подписи и “живая” печать. Во-вторых, известны случаи, когда при активации карты по телефону клиент попадал “не туда”. И любители подшутить поздравляли его с началом действия страхового полиса…
     Столь же неразумно позволять страховщику ловить себя на игре слов “угон” и “кража”: у большинства компаний страхование риска лишиться автомобиля называется “страхованием от угона”. Известны случаи, когда, не желая выплачивать деньги за бесследно исчезнувший автомобиль, страховщики тыкали пальцем в статью 166 Уголовного кодекса, которая трактует угон как неправомерное завладение автомобилем без цели хищения, и убеждали клиента в том, что надо подождать, пока злоумышленник накатается вдоволь и машину вернет.
     Ждать приходится в лучшем случае не менее двух месяцев, ибо лишь по истечении этого срока следствие, не обнаружив пропажу, обязано переквалифицировать угон в хищение — то есть подтвердить, что автомобиль увели не с целью покататься, а с намерением им окончательно завладеть. Впрочем, страховщику и здесь удается отвертеться от немедленных выплат: он начинает собственное расследование по делу, которое может тянуть до тех пор, пока у него не появятся свободные деньги…
     Нередко хитроумные страховщики требуют от клиента подписать мировое соглашение о том, что он, конечно же, получит деньги за похищенный автомобиль, но в случае обнаружения пропажи эти деньги вернет. Логичное, казалось бы, требование, на самом же деле не только абсурдно, но даже и не предусмотрено законодательством, ибо ставит клиента в пикантную позу. Ведь ему, получившему компенсацию и купившему новый автомобиль, старый с перебитыми номерами уже не нужен и задаром. Но также не нужен он и страховой компании, которая после выплат клиенту де-юре стала его собственником. Поэтому, пользуясь своим правом ставить условия, страховщик открыто заявляет: каждому свое: вам — ваш автомобиль, нам — наши деньги. Не понимая того, что выполнение такого требования не может являться условием возмещения стоимости похищенного, клиент почти всегда поддается на провокацию.
     Разводят страховщики иногда и вовсе грубо. В случае кражи дорогого автомобиля у клиента они требуют копию справки-счета, ибо понимают, что в ней скорее всего указана иная, более низкая стоимость. И хотя пострадавший не обязан представлять справку-счет, он по собственному недоумию привозит ее копию из автосалона и подписывает себе приговор: ему не выплачивают даже ту сумму, которая указана в справке, ибо относительно стоимости его автомобиля он при покупке полиса “ввел компанию в заблуждение”. Откуда ж ему, горемыке, знать-то, что стоимость автомобиля определяется только один раз — при заключении договора страхования…
     Жуликоватые страховщики зачастую ловят клиентов и на откровенной лжи: ссылаясь на Гражданский кодекс, они отказывают в возмещении ущерба, причиненного в ДТП, если клиент нарушил какой-либо нормативно-правовой акт, например, правила дорожного движения. Поскольку ни одно ДТП не случается без нарушения правил дорожного движения, у страховщика всегда возникает достаточное основание оставить клиента без денег! Между тем в ГК упоминаний о каких-либо нормативно-правовых актах, несоблюдение которых влечет отказ в выплатах, не было и нет!
     Другие изобретательные страховщики обещают возместить ущерб, причиненный в результате кражи автомобиля, лишь если он зарегистрирован в органах МРЭО. Мотивируют они это тем, что разыскать можно транспортное средство, только имеющее номерные знаки. Трогательная забота страховщиков о самих себе понятна, но что делать новоиспеченному владельцу четырехколесной роскоши, если для воровской малины наибольший интерес представляют как раз “неучтенные” автомобили?
     Кто уже попал, тот знает: гражданское законодательство обязывает автовладельцев в случае кражи автомобиля вернуть в страховую компанию полный комплект документов и ключей. В противном случае возмещения им не видать. Да вот беда: ГК — не детектив, прочитать его доведется не каждому. А страховые компании, пользуясь невежеством клиентов, нередко умалчивают об этом…
     Если же — не дай бог! — страховой случай наступил (автомобиль попал в ДТП или его похитили), необходимо строго следовать правилам и рекомендациям компании — “незамедлительно извещать страховщика после наступления страхового случая”. Однако важно помнить, что даже своевременное извещение не может служить панацеей, ибо нередко оно выглядит как разговор глухого с немым. “Чего делать-то?” — спрашивает по телефону клиент. “Сегодня пятница, — размышляет вслух трубка, — приезжайте в понедельник… Или когда сможете”. Доказать впоследствии, что пострадавший обратился вовремя, невозможно, ибо телефонный разговор к делу не пришьешь. Чаще всего невозможно даже установить, какой благодетель с милым девичьим голосом посоветовал не торопиться…
     Увы, телефонного сервиса у большинства компаний нет, и некому в любое время суток грамотно объяснить клиенту, что ему следует делать. Это, впрочем, выгодно страховой компании, ибо при таких обстоятельствах отказ в выплатах будет более чем обоснованным. Стало быть, необходимо помнить: независимо от того, требует ли страховая компания письменного уведомления о наступлении страхового случая, извещать ее надо не только по телефону, но и бумажкой. И в установленные ею сроки.
     Не беремся судить, специально или случайно некоторые страховщики требуют извещать немедленно, но при этом не имеют круглосуточной службы приема письменных заявлений. Как бы там ни было, в этом случае целесообразно привлечь свидетелей, которые при необходимости могли бы подтвердить факт обращения по телефону к страховщику, и записать телефонный разговор со “страховой барышней” на диктофон.
     Если страховой компании не удается отказать в выплатах полностью, она, понятно, будет пытаться хотя бы значительно снизить эту сумму. Чаще всего страховщики используют для этого излюбленный тезис: “Ваш автомобиль с момента страхования упал в цене. Значит, и сумма выплат будет пропорционально ниже…” Каждый второй клиент, понимая, что почти год беспощадно насиловал свой автомобиль, соглашается с предъявленным ему процентом амортизации. И даже не подозревает, что у разных компаний процент износа разный и устанавливать его, равно как и оценивать ущерб, может исключительно оценочная, но не страховая компания!
     Добившись желаемой оценки ущерба, скажем, от ДТП, не каждый клиент посчитает себя счастливым: в целях снижения затрат на ремонт и запчасти, страховой клерк наверняка подберет только тот автосервис, который обойдется его компании дешевле, да еще и откатит ему лично посреднический процент. Ведь именно так возникают среди партнеров солидных страховых компаний совсем несолидные автомастерские. И если помнить, что требовать право выбора автосервиса — это законное право клиента, останется лишь оговорить условия ремонта отдельной главой договора.

Против закона нет приема

     Избежать уловок страховщиков проще, чем обойти или объехать подводные камни Гражданского кодекса. А они подстерегут страхователя именно там, где его не сумел посадить на мель страховщик.
     Добропорядочный покупатель украденного автомобиля, например, не увидит страхового возмещения ни по риску хищения, ни по риску ущерба, ибо сделка по приобретению автомобиля будет признана ничтожной. И как следствие будет признан ничтожным и договор страхования. Пострадавший от хищения или в ДТП попадет на деньги, таким образом, три раза: при уплате страхового взноса, при отказе в возмещении ущерба и при возвращении автомобиля его законному собственнику. Не слабо…
     Но даже если автомобиль — тьфу-тьфу — девственно чист, но используется по нотариально заверенной доверенности, в которой собственник забыл предоставить право получать страховое возмещение, хлопот не оберешься: придется доставать из-под земли собственника и требовать новую доверенность. Да вот вопрос: а ему, давно забывшему про свой рыдван, это будет надо?
     Не избежать клиенту при ДТП и споров со страховщиком на тему: а не намеренно ли он выехал на встречную? Ведь ГК обязывает собственника приложить максимум усилий для сохранности своего имущества и позволяет страховщику не производить выплаты при грубой неосторожности страхователя. Даже оставление на обочине дороги разбитого в ДТП автомобиля — достаточный повод оставить клиента с носом.
     И, кстати, хотя никто не знает, что такое “грубое” нарушение, пугают им со знанием дела…
     Приобретая полис, важно помнить, что в соответствии с гражданским законодательством действие страхового полиса начинается с момента внесения клиентом денег в кассу компании. А как быть, если клиенту перешел дорогу страховой агент, всучил полис, деньги в кассу еще не сдал, а тачку тем временем угнали? Практика подсказывает единственный выход: требовать у агента квитанцию об оплате. Только она может дать право на возмещение.
     Больше чем парадокс: Гражданский кодекс обязывает клиента предоставить в компанию документы, подтверждающие наступление страхового случая. При ДТП, например, это — справка из ГИБДД об участниках аварии и ее виновнике. Но ни одним законом, ни одной мало-мальски значимой инструкцией на сотрудников милиции не возлагается обязанность такую справку выдавать! Одним словом, кому дали — тому повезло… А между прочим, без такой справки страховая компания не имеет права даже направить автомобиль на оценку причиненного ущерба.
    

(Окончание следует.)
    




Партнеры