Крепость страха

Университет дружбы народов охраняют, как настоящую “зону”

20 апреля 2002 в 00:00, просмотров: 354
  Сегодня “коричневые” подонки всего мира отмечают день рождения Гитлера. Пожалуй, никогда еще российская пресса так широко не освещала этот гнусный “праздник” — вернее, не рассуждала на темы неонацизма в нашей стране. О сочувствующих негодяям умолчим — но очень многие россияне склонны относиться к проблеме спокойно: она искусственно раздута, не так уж и много у нас “вопиющих конфликтов” на расовой почве... Некоторые аналитики даже говорят о том, что это “искусственное раздувание” на руку власти — дескать, будет из кого, кроме коммунистов и Березовского, делать врага.
     Но факт остается фактом: нигде, ни в одном городе Европы иностранцы с “небелым” цветом кожи не чувствуют себя в такой опасности, как в Москве...
     Корреспондент “МК” отправился в российский Университет имени Лумумбы. Оказаться в чужой стране в такой же ситуации, как его студенты, не захотелось бы никому. Слова “дружба народов” в названии вуза давно звучат как нонсенс.
  
   Казалось бы, что иностранным студентам до послания нашего президента Путина? Но они его ждали — ждали, что скажет российский глава о проблеме неофашизма. Президент сказал лишь общие слова: “Серьезную угрозу в стране представляет рост экстремизма”. И пообещал, что в Думу скоро будет внесен законопроект по борьбе с экстремистами. Но не вспомнил о том, что накануне народные избранники отказались устраивать слушания по этому вопросу — ну, не интересен он им...
     Студгородок “Лумумбы” — единственное в столице место, где чернокожие чувствуют себя в полной безопасности. Скинхэды не сунутся сюда никогда, зная, что их встретит мощный отпор. 20 апреля студенты, конечно, будут выходить на улицу — но не дальше пределов собственной “крепости”. Потому что, во-первых, научены горьким опытом, а во-вторых, посольства их родных стран прислали в “Лумумбу” факсы с предупреждением о намечающихся 20 апреля акциях скинов.
     — Да, мы их боимся, — признаются одни чернокожие студенты. Другие прячут глаза, заявляя, что не могут позволить себе никаких высказываний, и быстро уходят. А четверых ребят, стоящих на территории студгородка, вопросы корреспондента “МК” задевают за живое. Они начинают говорить горячо и много — как будто прорвалась плотина.
     — Вы знаете, почему скинхэды до сих пор существуют в России? Потому что ваши власти хотят, чтоб в стране жили только русские, чтоб здесь не осталось ни одного человека с черным цветом кожи, — убежден конголезец Боб, аспирант “Лумумбы”. — А если это не так, то почему милиция, вместо того чтобы наказывать скинхэдов, наказывает нас? Я ехал в троллейбусе, зашли трое бритоголовых, молча подошли ко мне и начали избивать. На остановке я выскочил, позвал милиционера, так он их не тронул, не стал догонять, когда они побежали. Он стал копаться в моих документах, выяснять, с регистрацией я или без, чем занимаюсь в Москве... Почему он не захотел помочь мне?
     Ответить я не могу. А студенты, перебивая друг друга, рассказывают еще массу подобных историй. Например, как их друг, ожидая метропоезда на станции “Кожуховской”, подвергся нападению скинхэдов и, пытаясь защитить себя, “приласкал” националистов струей из газового баллончика. Но вызванная кем-то милиция пожалела корчащихся скинов и забрала чернокожего в отделение, где битых полчаса выясняла, как он посмел напасть на бедных ребят... Да что говорить об уличных инцидентах, если в их общежитии однажды произошла совершенно дикая история.
     — В три часа ночи к парню-африканцу постучали в комнату, — рассказывает Боб. — Он открыл, на пороге — двое парней. Сказали, что из милиции, показали удостоверения. Парень впустил их. А они начали его бить — мол, ты наркотики хранишь, признавайся. Хорошо, что парнишка начал громко кричать, и мы его услышали. Вызвали нашу милицию (при студгородке есть свое отделение милиции. — Авт.), они проверили у тех ребят документы, и оказалось, что удостоверения поддельные. Так этих неизвестных все равно отпустили. Скажите, могу я после всего этого верить органам?
     Начальник отделения милиции по обслуживанию РУДН им. Лумумбы Александр Карпов утверждает, что у иностранных студентов нет поводов для недовольства их работой. Вышеописанный случай произошел несколько лет назад, при другом начальстве, и с тех пор подобных инцидентов не было. Сейчас территория студгородка охраняется пятнадцатью милиционерами, делающими постоянный обход. А с 19 по 22 апреля к ним прибавится еще и резерв. Ко всему прочему, по углам дороги находятся т.н. “маячки”, которые позволяют видеть, кто приближается к зданиям общежитий, кто выходит из автобусов, машин и так далее. Именно “маячки”, по словам начальника отделения, помогли два месяца назад обезвредить вооруженную цепями группу из 42 человек, подъехавших к студгородку на автобусе. Но всех их пришлось отпустить — доказать, что визитеры что-то замышляли, было невозможно.
     “Ноги — наша единственная защита, — говорит аспирант из Конго Альберт. — Когда скинхэдов много, а ты один — надо только бежать”. Но иногда бежать просто некуда. Когда Альберта начали избивать в едущем метропоезде, он вынужден был защищаться. На станции выбежал было из вагона и вдруг увидел, что другие бритоголовые колотят его друга, “занесенного” толпой в соседний вагон. Альберт вступился, оставшись один на один с восемью скинами. От сильных побоев его спасла лишь собственная сила — парень ростом под метр девяносто и очень крепкий. Но все равно, неизвестно, чем бы все это закончилось, если бы на горизонте не показалась милиция. Скинхэды бежали.
     “Мы стараемся не ходить поодиночке, потому что, когда нас несколько человек, бритоголовые подходить боятся, — говорят ребята. — Но ведь у каждого из нас свои дела, и иногда ты просто вынужден ехать куда-то один”... У студента Жереми на всю жизнь остался шрам поверх глаза — его ударили обрезком трубы. Жан-Полю, который уже закончил “Лумумбу”, но не уезжает из России, ожидая, когда учебу в вузе завершит жена, “повезло” больше — его били просто руками и ногами, и шрамов на теле не осталось никаких...
     “Не приезжайте учиться в Россию”, — говорят чернокожие ребята своим друзьям и знакомым, намеревающимся приехать на учебу в нашу страну. Те же, кто не знал о творящемся здесь беспределе, зачастую, едва приехав, уезжают назад. “У нас в этом году человек двадцать из Шри-Ланки поступило в университет, — рассказывает второкурсник Анур, — но как только узнали про скинхэдов, пятеро сразу уехали домой”.
     “Конечно, из-за скинхэдов мы не стали ненавидеть всех русских, — говорит Боб. — Среди них очень много хороших людей. Да и образование в России качественное, ничем не хуже, чем во Франции или в Германии. Но так ведь тоже жить нельзя. Никто из нас не хочет навсегда оставаться в вашей стране. Как только мы закончим учебу, сразу уедем на родину”. А Альберт попросил передать через нашу газету его слова: “Напишите, пожалуйста, что в Африке тоже живет много русских. В Конго их, например, четыре тысячи человек. Но они, в отличие от нас, живут в чужой стране спокойно...”
    


Партнеры