Непобедимые у нас есть!

Сергей НЕПОБЕДИМЫЙ: “Без ВПК нет армии, без армии – страны”

22 апреля 2002 в 00:00, просмотров: 270
Из досье “МК”
     Непобедимый Сергей Павлович. С 1965 по 1989 годы возглавлял Конструкторское бюро машиностроения (КБМ, Коломна). Доктор технических наук, профессор, член-корреспондент РАН, академик Российской академии ракетных и артиллерийских наук, Герой Социалистического труда, кавалер трех орденов Ленина, ордена Октябрьской Революции, лауреат Ленинской и Государственной премий.
     Непобедимый является создателем всемирно известных противотанковых управляемых ракетных комплексов — “Шмель”, “Малютка”, “Штурм”, “Атака”, “Хризантема”, переносных ракетных комплексов “Стрела-2” и “Игла”, тактических — “Точка”, “Точка-У”, “Ока”, “Ока-У”, “Искандер”.
     В настоящее время Сергей Павлович работает в Центральном научно-исследовательском институте автоматики и гидравлики над разработкой и внедрением нового вооружения с использованием искусственного интеллекта.
    
     Крылатое выражение “Хочешь мира — готовься к войне” не потеряло актуальность и в наши дни. На шарике сегодня немало мест, где идут конфликты, свистят пули и льется кровь. И, как ни крути, на первом месте в бизнесе не торговля картинами или косилками-плющилками, а продажа оружия. Оно становится все умнее, изощреннее и неуязвимее. Мир вооружается. И Россия не стоит в стороне, вооружая не себя, а других.
     В эти апрельские дни исполняется 15 лет со дня начала ликвидации лучшего в мире советского оперативно-тактического ракетного комплекса “Ока” (СС-23). Эти ракеты, созданные генеральным конструктором Сергеем Непобедимым в Коломне, обладали высокой точностью и средствами преодоления ПВО противника. Они входили в систему обеспечения безопасности нашей страны.

    
     Мы сидим с Сергеем Павловичем у него на кухне. Пьем чай. Проговорили уже два часа и решили перерыв сделать. В квартире — чистота и порядок. Непобедимый живет один, и домашние хлопоты все на нем. В прошлом году ему стукнуло 80, хотя выглядит он на 60. Никогда не курил, занимался легкой атлетикой. И жизнь его помотала — дай бог каждому.
     — Может, по рюмке водки?.. — спрашивает Сергей Павлович.
     — Можно, за ваше здоровье, — соглашаюсь я.
     Академик деловито крупно режет украинскую колбасу, костромской сыр, огурец, помидор, головку репчатого лука. Закуска по-русски!
* * *
     — Сергей Павлович, в 1989 году вы, будучи генеральным конструктором и Героем Соцтруда, написали заявление об увольнении по собственному желанию. Даже не верится...
 
    — Чего удивляться?! Я ведь нормальный человек, со своими убеждениями, эмоциями. Представь себе, что на создание последнего оперативно-тактического ракетного комплекса “Ока-У” мы с коллективом коломенского КБМ потратили семь лет. Появилась новая идеология построения ракетных комплексов не на три года, а на 15 лет вперед. “Ока-У” управлялась по всей траектории полета и могла наводиться в воздухе и в космосе как по неподвижным, так и по движущимся целям. “Ока-У” была неуязвима для ПВО противника. И все насмарку!
     — Как это?
     — Горбачев со своим новым “романтическим”, а точнее, разрушительным мышлением в 1987 году в Вашингтоне подписал договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (от 500 до 5500 км). “Ока”, имеющая дальность 400 км, была уничтожена по прямому указанию Горбачева. Без ведома Генерального штаба, поскольку не попадала под указанный договор. Меня и коллектив до глубины души потрясла эйфория уничтожения “Оки” в казахстанских степях, радостные заявления о нашем примирении с американцами...
     — Расчеты зарубежных военных специалистов показали, что для создания аналогичной противоракетной системы обороны странам Западной Европы потребуется не менее 100—200 млрд. долларов. Радовались американцы, Европа и Горбачев, когда уничтожили 360 суперракет и 160 самоходных пусковых установок...
     — Но ведь все эти потепления — липа. Сегодня эксперты и политики опять говорят о приближении “холодной войны”. Только американские самолеты и военные уже располагаются в бывших республиках Средней Азии. А скоро — и в Прибалтике, Чехии, Польше.
  
   — А “холодная война” и не кончалась. Мы только сейчас начали понимать, что геополитические последствия “самопоражения” в “холодной войне” и “саморазрушения” великой державы — еще впереди. За всеми декларациями и переговорами о партнерстве во имя мира будет стоять жесткий силовой военный фактор как конечный регулятор отношений и способ реализации национально-государственных интересов блоков и стран...
* * *
     Мы закусывали водку колбасой по 100 рублей за килограмм с человеком, который вместе с коллективом заработал государству от продажи оружия 10—15 миллиардов долларов. Лицензии, например, на производство ракетных противотанковых комплексов “Малютка” были проданы странам Варшавского договора в среднем по 20 миллионов долларов.
     Оружие и запасные части к нему, созданные Непобедимым, продают успешно и сейчас на миллионы долларов. А он как автор получает шиш. Авторские свидетельства есть, а патентов — нет и не было. Закона об интеллектуальной собственности — нет.
     Сергей Павлович с женой Лорой Ивановной (ее, к сожалению, уже нет в живых) накопили за свою жизнь по старым временам 80 тысяч рублей. Но на руки после гайдаровских реформ выдали... тысячу.
     Что имеет сегодня автор 28 лучших в мире ракетных комплексов? Квартиру в Москве и пенсию 740 рублей с учетом надбавки за Героя Соцтруда. Все. Правда, в марте повысили довольствие героям. Теперь Непобедимый получает чуть меньше 100 долларов.
     В 1960 году на полигоне Капустин Яр были проведены первые показательные пуски непобедимовских противотанковых “Шмелей”. Хрущев бегал в восторге и орал: “Кто тут “Шмель”?! Ленинскую премию даю!” Когда было очень надо, за год сделали зенитный комплекс “Стрела-2М”. Во Вьетнаме им было сбито 205 самолетов США. Но это когда надо...
     — Но сейчас, кажется, вспомнили про науку. И решили определиться, что же такое Россия — великая страна или сырьевой придаток...
     — Критический момент настал давно. 200 тысяч наших ученых уехало за границу. Это официальные цифры, на самом деле их гораздо больше. До кризисного состояния доведен самый выдающийся по интеллекту и технической базе военно-промышленный комплекс России. Он всегда был локомотивом научно-технического прогресса.
     Оправданием для многих служат факты отсутствия финансирования и реального руководства. Но это не главное. Необходима новая система работы, четко сформулированные задачи ВПК.
     Честно говоря, смешно слышать заявления кремлевских политиков по поводу тех или иных действий американцев. Что, мол, “мы будем принимать адекватные меры”. Никаких мер мы принять не сможем, никто нас не боится, да и не слушает. Весь мир вооружается — а мы разоружаемся. Более того, из-за нищеты своей вынуждены продавать за рубеж лучшие изделия. Даже тем странам, которые могут стать нашим вероятным противником. При этом наша армия уже не ездит, не летает и не плавает. Да и разоружаемся мы довольно странно. От 186 дивизий осталось 10. А полностью боеспособных — только 3. В армии меньше воинов, чем в силовых структурах внутренних войск, тысяч на триста.
     — У нас же есть ядерное оружие...
 
    — Это день вчерашний. Сегодня приоритетом является высокоточное, “умное” оружие — ракеты, неуязвимые для ПВО, наводящиеся на цели с отклонением не более 15 метров. Их эффективность — выше ядерного оружия. Они не дают побочного эффекта — радиации. В создание таких систем американцы сегодня вкладывают огромные средства: затраты по отдельным направлениям превосходят бюджет России. Нам же внушают, что ВПК разорителен для экономики. Высокие технологии — это будущее всех отраслей: и мирных, и военных... Необходимо разрабатывать изделия на новых физических принципах и высоких технологиях с двойным использованием на перспективу лет на 15.
* * *
     Сергей Павлович родился в Рязани. Фамилия звучная, объемная — Непобедимый. И дед его, и отец жили на юге Курской области на границе с Украиной. За силу и стать и был дед прозван — Непобедный, а потом обрусела фамилия — и стала Непобедимый.
     Отец Сергея, Павел Федорович, уехал в Петроград еще молодым. Работал на металлическом заводе. После учебы в школе шоферов-механиков возил много знаменитостей — от графа Львова до Сталина, в 1918-м, под Царицыном.
     В 21-м родился Сергей. Отца назначили тогда главным механиком колхоза Никольское в поселке Щигры Курской области. Подрастающий Сережа крутился вокруг кузницы, слесарей, механизаторов. Потому и не задумывался, куда пойти учиться. Конечно, в Москву, в Краснознаменный механико-машиностроительный институт имени Баумана.
     — Понимаешь, — рассказывает Сергей Павлович, — в 41-м, когда нас не взяли на фронт, мы, студенты, работали на реке Десне под Ельней. Строили линию обороны. “Мессеры” на бреющем полете бомбили нас, обстреливали из пулеметов. Вот он — высота 20 метров, и лицо летчика разглядеть можно. Тогда я узнал, что значит быть беззащитным перед атакующим самолетом... Позже, делая зенитные комплексы, я вспоминал свои чувства того лихого времени. И уже знал, как решать проблему не только атакующего самолета, но и сверхзвукового истребителя или ракеты. Как защитить и как эффективно атаковать их.
     — Сергей Павлович, я был механиком-водителем среднего танка. И всегда сокрушался, когда командиры говорили нам, что танк в современной войне живет несколько минут. Как же так, думаю, такая мощь, броня, скорость — и вдруг... А вы придумали “Арену” — комплекс активной защиты танков и БМП.
     — “Арена” относится к противоракетным комплексам. Она не имеет аналогов в мире. Комплекс — автономный, круглосуточный, всепогодный, анализирующий и самотестируемый. При подлете к танку, скажем, снаряда, со скоростью от 70 до 700 м/сек, происходит распознавание образа, точное определение координат цели и точного метания поражающих элементов со скоростью 3000 метров в секунду! Этот принцип может быть применен и к пусковым установкам ракет, атомным электростанциям, мостам...
     — В этом году вашему КБМ исполняется 60 лет. Вы 45 лет прожили в Коломне. Избраны почетным гражданином города. Не скучаете?
    
— Да, полжизни у меня связано с городом. Но ведь не напрасно. Мы же там сколько построили: 34 девятиэтажных дома, магазины, прачечные, детские сады, турбазу, пионерский лагерь с бассейном, дворец культуры, первую в Союзе конькобежную дорожку с искусственным льдом, где работала школа олимпийского резерва. Бываю в Коломне нечасто. А скучать некогда. Работа!
     — Оружие нового века — что это?
    
— Сегодня мы можем научить ракету думать и видеть, как человек. Интеллектуальное оружие минимально воздействует на окружающую среду. Для этого необходимо обнаружить, распознать цель и точно в нее попасть. Это значит, появится суперточное оружие с предельным отклонением в 2—3 метра. Кроме того, создается и “информационное оружие” — по подавлению информационных систем вероятного противника.
     Всем известна, например, ситуация настоящего времени — война в Чечне. Именно зеленая листва, или, как ее называют, “зеленка”, доставляет много проблем. Наши приборы способны “снять” “зеленку”, маскировочные сети, видеть до трех метров под землей...
     Или такая проблема, как эффективность противотанкового ракетного снаряда. Существующие поражают цель в лоб, а у танка эта броня самая надежная. Есть возможность сделать ракету, которая на подлете выполнит маневр и ударит сверху, в моторное отделение танка. А весить будет всего 16 кг. Много есть вариантов использования трехмерного зрения для мирных целей — в медицине, малой авиации, обслуживании газо- и нефтепроводов. Вообще, Россия имеет уникальные разработки.
     Как конструктор я всегда старался заглянуть вперед на 10—15 лет. Мне это удавалось, поэтому и сегодня наши комплексы — лучшие.
     Тяжело. Годы берут свое, но я работаю, я нужен людям, стране. Мне уже пришло пять приглашений из США почитать за большие деньги там лекции. Не поеду...
     — Сергей Павлович, — спросил, уже одеваясь, — трудно быть всю жизнь “закрытым”?
     — Конечно. У американцев даже моей фотографии не было. Только рисунок моего лица. А когда снимали делегатов партсъездов для газет, меня вырезали. Но я сильный человек. Да и не всю жизнь я был секретным. Зато какие ракеты сделали! Класс!
     Главное — напиши, — говорил мне на дорогу Непобедимый, — без военно-промышленного комплекса нет армии, а без армии — нет страны...
    


Партнеры