ТЫЛОВЫЕ ПРИВЕСЫ ОСОБО ТОЩИХ

Доходяги-новобранцы из Подмосковья будут отъедаться все-таки в армии

22 апреля 2002 в 00:00, просмотров: 714
  Помните известный диалог из фильма “А зори здесь тихие...”?
     — Ты чего такая тощая, как весенний грач?
     — У меня конституция такая.
     — Вот у бойца Бричкиной — тоже конституция, а есть на что приятно поглядеть...
     Когда девчонка, пусть даже при погонах, тоща как велосипед — это все-таки не так обидно, как худющий пацан. Тем более если в самой ближайшей перспективе у него — армия. Поэтому Сашка, с коим мы познакомились в коломенском военкомате, слезно просил фамилию не называть. Несмотря на то что вес его буквально бараний, никаких диагнозов у него пока не нашли, поэтому служить скорее всего он пойдет.
     А он и не против. Просто конституция у парня такая. Сашка рос без отца, а маминых доходов хватает только на то, чтобы покупать мясо раз в полгода, да и то в виде магазинных котлет, в которых содержание мяса сильно ограниченно.
     Посему армию он воспринимает как место, где кормежка все-таки должна быть посерьезнее. Чтобы хоть капельку казаться потолще, ему приходится сутулиться, отчего он уже заработал от девчонок обидное прозвище Жердь Вопросительная.
     Озадаченная видом будущего военной мощи нашей страны, корр. “МК” устроила себе экскурсию по военкоматам юго-востока Подмосковья.
     В коридорах этих учреждений сейчас толпятся как раз те, кто имеет все шансы в ближайшее время поквасить на собственных проводах. Сильно худых не видно, кроме разве что единичных случаев. Военкомы не скрывают, что проблема “недостаточного веса” существует. Об этом мы говорим с военкомом Воскресенского района полковником В.Тумановым.
     — Ребят со слабым здоровьем и недостаточным весом довольно много. Здесь много причин: социальные показатели, хронические болячки, а может, у парня просто конституция такая. Такие призывники попадают под контроль.
     Послушать военкома, так армия для дистрофиков — настоящая малина. Мол, направлять хлипких созданий стараются больше в спокойные тыловые части — по крайней мере, пока не отъедятся как следует. В части, расположенной в подмосковном Фаустове, например, новобранцы умудряются поправляться аж на 10—12 килограммов! Кроме того, в полках имеются столы с усиленным рационом для особо тощих, а в каждом военном округе — школа поваров, которая часто выполняет функции школы едоков. Учиться кашеварить опять же отправляют худосочных вояк, чтобы от автомата не качало… Низкая масса тела успешно лечится прописной армейской истиной: поближе к кухне, подальше от начальства. Откармливают даже в спецподразделениях, которые так и называются — “откормочные”.
     И хотя еще год назад на всех уровнях говорилось о том, что недокормышей нужно приводить в божеский вид еще до того, как они пойдут в армию, никаких активных действий в этом направлении обнаружить не удалось.
     По старому закону забирали всех, кто весил хотя бы 45 килограммов вне зависимости от роста. Теперь считают индекс массы тела (соотношение роста и массы). И если показатель сей оказывается неутешительным, поставят диагноз “гипотрофия” (недостаточная масса тела) и осчастливят отсрочкой на полгода-год для установления причины болезни. Кстати, гипотрофию легко определить самим: масса тела в килограммах делится на квадрат роста. Если в ответе получится цифра меньше 18,5, то гипотрофия есть. Такого “отсрочника” будут ежемесячно взвешивать, а потом тестировать. Если гипотрофия останется, армия ему не грозит: признают негодным.
     Недостаточный вес — это в общем цветочки, потому как, если процитировать слова героя известного мультика: “А со здоровьем у меня не очень…” — получится как раз суть о сегодняшних призывниках. Каждый третий — болен. А если к ним приплюсовать тех, кто ограниченно годен к службе (как правило, по каким-либо хроническим заболеваниям), то выходит, что абсолютно здоровых и вовсе маловато — всего 3,5% от общего числа.
    


    Партнеры