Путин поимел коня

Полетит ли этот конь на президентском самолете?

25 апреля 2002 в 00:00, просмотров: 516
  О том, как выглядит Ашхабад сегодня, в России написано уже десятки раз. Но, не побывав в столице Туркмении, все равно невозможно представить, как это выглядит. Огромные дворцы, бесконечные площади, сотни фонтанов, из которых круглосуточно бьет вода. Целые улицы 5-звездочных отелей, в которых живет по 5—6 человек, а некоторые просто закрыты. Целые аллеи памятников, изображающих пятиглавого орла — в Туркмении пять провинций, — которые давят непроясненную двухголовую змею (спасибо, что не орла). 100-метровый музей подарков Туркменбаши, в котором центральное место занимает позолоченный лифт, на котором может ездить только сам президент...
     Саммит глав прикаспийских государств начался в 5 вечера в среду во Дворце искусств. Главным элементом внутреннего декора этого дворца, построенного французами, стали 10-метровые двери, дизайн которых разрабатывал Версаче. Туркменбаши вышел встречать гостей на крыльцо минут за 15 до их подъезда. Первым подъехал Путин, которого президент Туркмении лично провел в зал заседаний. Назарбаев и Алиев, приехавшие позже, такой чести не удостоились и прошли в зал заседаний сами.
     Переговоры начались неожиданно. Вне графика председатель саммита президент Сапармурад Ниязов взял слово и в течение часа объяснял президентам, почему не работают те или иные структуры и почему необходимо создать новую структуру по Каспию, где Туркмения могла бы играть роль первого председателя. Больше всего от мудрого туркменского руководителя досталось президенту Алиеву, по местным меркам аксакалу саммита, — за то, что он проводит неправильную политику.
     Когда Туркменбаши кончил свое часовое выступление, журналистов попросили выйти из зала и запустили их только тогда, когда выступили все делегации. Сразу после этого Ниязов и Путин начали подписывать Договор о дружбе и сотрудничестве, а остальные главы делегаций стали статистами этой церемонии. Они тихонько стояли у стены с теми же журналистами.
     Надо заметить, что практического результата от саммита мало кто ждал. Дело в том, что у каждой из пяти стран, присутствующих на переговорах — Туркмении, Казахстана, Ирана, Азербайджана и России, — свои цели в этом регионе. Тегеран, у которого много нефти, не собирается разрабатывать каспийский шельф, и для него вопрос о статусе моря носит чисто политический характер: Иран хочет чувствовать себя почти региональной сверхдержавой. Для Туркмении самым главным является возможность продавать газ, причем главным его покупателем может стать только Украина. Поэтому надо “продавить” Россию на то, чтобы она на приемлемых условиях пропускала туркменский газ через свои трубопроводы. Азербайджан уже добывает нефть из моря и заинтересован в том, чтобы газ был поделен по тем же принципам, что и в Советском Союзе, или по крайней мере по международным правилам. Россия, заключив соглашение с Казахстаном и собираясь сделать то же самое летом с Азербайджаном, никуда не торопится. Главной целью Путина являлось убедить Туркменбаши более активно принять участие в среднеазиатском газовом консорциуме, который Россия собиралась возглавить.
     Так что каждый приехал со своим “багажом”, и, конечно, никаких принципиальных решений быть не могло...
     Зато для Сапармурада Ниязова саммит стал грандиозным пропагандистским шоу. В Ашхабаде, где на каждом общественном здании висят его портреты, каждый крупный проспект заканчивается памятником ему либо его родителям, удивить величием президента, кажется, уже невозможно. Но появление на сцене лидеров других стран в качестве статистов, безусловно, поднимает имидж Туркменбаши на совсем другой уровень. Он уже не просто отец туркмен — он учитель мира. Именно поэтому журналисты не покидали зал заседаний, пока Ниязов не заканчивал говорить.
     Сразу после подписания Договора о дружбе Ниязов объявил, что дарит Путину лучшего из своих ахалтекинских коней. Путин поблагодарил, но обниматься с президентом Туркмении не стал, ловко погасив дружественный рывок Ниязова. Вечером в одном из новых дворцов, где висят темные хрустальные люстры, состоялся прием, который даже члены азербайджанской делегации признали богатым. Население Ашхабада, получающее в среднем долларов 30 в месяц, ложилось спать совершенно счастливым. Их президент, строящий модель эдакого восточного социализма, добился очередной победы.
    


Партнеры