СТАРИКИ-РАЗБОЙНИКИ

Босс аукциона “Сотбис” пошел с молотка

27 апреля 2002 в 00:00, просмотров: 293
  Молоток был в руках нью-йоркского окружного судьи Джорджа Дэниелса. Судья поправил парик и начал свою речь так, словно его голосом вещала сама богиня Фемида: “Вне зависимости от того, каких высот человек достигает, никто не может возвышаться над законом...” — и не спеша перешел к оглашению приговора: “Установление монопольной цены есть преступление, — вещал он. — Не важно, где это происходит — в мясной лавочке в захолустном городке или в залах крупнейшего аукционного дома мира”.
     Звук мерных ударов молоточка о деревянную кафедру был хорошо знаком подсудимому — убеленному сединой Альфреду Таубману, миллионеру, владельцу... нет, не заводов-газет-пароходов, а “всего лишь” аукциона “Сотбис”, крупнейшего игрока на рынке предметов искусства, антиквариата, ювелирных изделий и прочих милых безделушек.
     Удары молотка на сей раз возвещали не завершение торгов — здесь лотом была судьба самого Таубмана. 7,5 миллиона $ — раз, 7,5 — два, 7,5 — три... Именно на такую сумму придется раскошелиться обладателю одного из крупнейших состояний по обе стороны Атлантики. Помимо штрафа (весьма незначительного по сравнению с капиталом Таубмана, превышающим 680 млн. $) 78-летнему экс-аукционисту придется провести в заключении один год... и один день. Кстати, отсидка будет платной — Таубман будет обязан заплатить Федеральному тюремному агентству за свое содержание 21 тысячу “зеленых”!
     Столь необычный срок — это единственное, что удалось выторговать защите. Высокооплачиваемые адвокаты Таубмана надеются, что их престарелому подзащитному “скостят” время пребывания за решеткой — за примерное поведение и по причине более чем слабого здоровья (Таубман стремительно теряет слух, на суде он даже был вынужден пользоваться слуховым аппаратом, чтобы разобрать слова приговора). А такое, по американским законам, возможно лишь для осужденных, чей срок превышает 1 год.
     К подобной казуистике не раз прибегал и сам Таубман. Этот любитель порассуждать о прелестях свободной конкуренции делал вид, что не замечает очевидного. Того, что вся продажа изящных искусств с молотка проходит либо через его “контору”, либо через аукционный дом “Кристис” — вотчину его старого друга, англичанина Энтони Теннента. Старого во всех отношениях — Тенненту тоже перевалило за 70. Все желавшие продать или купить подлинник Рембрандта или, скажем, Малевича не могли обойти сладкую парочку Теннент—Таубман, контролировавшую львиную долю “изящного” рынка — более 90 процентов! Правда, до последнего времени “Сотбис” и “Кристис” считались злейшими конкурентами.
     Таубман, бывший бессменным главой аукциона более 17 лет — с 1983 по 2000 год, был арестован еще в декабре, когда достоянием следователей стали его секретные переговоры с Теннентом. В частности, полиции стало известно: еще в 1994 году, во время деловой встречи, между тостами “за процветание братских монополий” два аукционных магната вступили в сговор. Результатом этого джентльменского соглашения стало установление непомерно высоких комиссионных расценок. Дотошные следователи подсчитали, что за 6 лет тайного, но нерушимого союза “Сотбис” и “Кристис” Таубман неплохо нажился на любителях прекрасного — его копилка пополнилась на 43,8 млн. $.
     Как пафосно, но верно подметил судья Дэниелс, “преступление Таубмана вызвано не отчаянием и нуждой, но заносчивостью и жадностью”. А, как известно, бог жадных не любит. Антимонопольные органы — тоже. Когда на старческих запястьях Альфреда Таубмана щелкнули наручники, казалось бы, восторжествовала справедливость и победа свободного рынка над безнравственным монополизмом...
     Правда, пока Таубман в своей VIP-камере любуется небом в клеточку, Энтони Теннент в Лондоне разгуливает на свободе. На процессе, он, разумеется, не появился. Шансов заполучить его у американского правосудия нет — Соединенные Штаты и Соединенное Королевство не подписывали договора об экстрадиции преступников.
     Кстати, практически все уверены, что не пройдет и полугода, как преступник Таубман выйдет на свободу. Ведь у него помимо проштрафившегося друга Теннента есть еще масса влиятельных знакомых. Скажем, экс-президент Джералд Форд, с которым Таубман приятельствует более 40 лет. Мистер Форд, большой любитель искусства, очень уважает мистера Таубмана. А Америка уважает мнение своих президентов, даже бывших.
    


Партнеры