“Я люблю маму... Я надеюсь, вы не потратитесь мне на памятник”

— написал 10-летний Женька перед тем, как шагнуть в пропасть

28 апреля 2002 в 00:00, просмотров: 741
  Подходим к 17-этажной башне. Обычная блочная многоэтажка: облупившиеся стены, двери, обтянутые дешевеньким дерматином... На подоконнике двенадцатого этажа лежит стянутый проволокой букетик мать-и-мачехи... Через мутное стекло смотрим вниз. Машины с 30- метровой высоты кажутся букашками, люди — муравьями. Что заставило десятилетнего Женьку шагнуть c подоконника в пустоту?
   
 
     — Первоцветы моя внучка собрала, — выходит на площадку женщина в нарядном переднике. — Женю она в нашем дворе частенько видела — почти всегда одного...
     — Пухлый был, а ножки — тоненькие, — с жестокой детской непосредственностью заявил нам мальчишка, мастерящий у подъезда “дымовушку” из фотопленки.
     Женя тяжело болел. Еще в младенчестве ему сделали операцию на сердце. К тому же слабый иммунитет. Обыкновенную простуду Женя переносил гораздо тяжелее, чем его ровесники. Школу не посещал. Учителя к мальчику приходили на дом.
     “Если я уже в десять лет так болен, то что же будет в тридцать?..” — читаем мы прощальное письмо Жени.
   
 
На вырванном тетрадном листке в линейку четким почерком без единой грамматической ошибки он делает последние распоряжения:
     “Я завещаю детям детей моей мамы почтовые марки. Через 70 лет они будут стоить бешеные деньги. Я надеюсь, вы не выбросите мои кляссеры, и когда им будет сто лет, их продадут дети детей моей мамы”.
     “Деньги в желтой коробке в моем столе отдайте Ильичу...”
     “Я надеюсь, вы ни рубля не истратите на мою могилу (памятник), если вы все же потратите деньги, вы меня сильно обидите”.

     Женя написал это письмо перед тем, как лечь в больницу. Был уверен, что на этот раз не вернется из казенного дома...
     Больниц, клиник и капельниц в своей недолгой жизни мальчонка видел достаточно.
     “Я боюсь эндоскопов и прочих подобных исследований...” — напишет он в том же письме.
 
    Боялся, но мужественно терпел болезненные процедуры и уколы. Возвращаясь из больницы домой, понимал, что и на этот раз чуда не произошло. Та же одышка, тошнота, головокружение... Видел, как мама менялась в лице, когда мерила ему давление.
     У Женьки не было друзей. Дети избегают ущербных ровесников. Как будто знают, что рано или поздно придется с ними расстаться... У Малыша в сказке Астрид Линдгрен был друг — Карлсон. Женька в детстве часто задирал голову вверх в надежде увидеть смешного летающего человечка. Но реальная жизнь была не похожа на сказку. Тогда он стал собирать почтовые марки. Лет двадцать назад увлечение это было повальным. За марку “с Гагариным” могли отдать перочинный ножик.
     ...В тот черный понедельник Женька долго сидел у окна. Смотрел, как солнечные зайчики роем кружатся по комнате, как по березе карабкается рыжий кот... Не выдержал, пошел проситься гулять. Дедушка посмотрел на часы — пять вечера. “Через полтора часа вернусь”, — пообещал мальчик и вышел во двор.
     — Около шести вечера подошел к окну покурить, глянул вниз, а на козырьке над подъездом мальчонка лежит, — рассказывает сосед с третьего этажа. — Сначала думал — ребятишки в прятки играют, присмотрелся — нога как-то неестественно подвернута... Пригляделся, да так и застыл у окна, сердце прихватило. У меня самого внук почти ровесник этому пацану.
     — Нам позвонили из дежурной части — падение с высоты, назвали адрес — улица Жигулевская, — рассказывает участковый Алексей Коршунов. — Когда мальчика опознали, тут же вызвали родителей. Они жили в другом районе Москвы, а Женя большую часть времени обитал у бабушки с дедушкой. Маму спустили на козырек со второго этажа. Снимать тело ребенка до приезда экспертов было нельзя. Приготовились к истерике, думали к жильцам за валерьянкой бежать. А женщина подошла к сыну, наклонилась, попыталась нащупать пульс. Даже не заплакала.
     “Я люблю маму”, — написал Женя в прощальном письме.
 
    Мать Жени, врач-кардиолог, с самого начала знала: не жилец. Десять лет каждую минуту она ждала самого страшного. Вставала среди ночи, подходила к кровати, прислушивалась к дыханию... А когда случилось — не поверила.
     — Внук был трусоват, не мог он сам из окна спрыгнуть! — уверяет нас дедушка. — Его нашли в одной кроссовке. Его столкнули, точно столкнули!
     Мы попросили детского психолога Аркадия Левицкого посмотреть на трагедию глазами специалиста.
     — К сожалению, такие случаи не редкость. В семьях, где растут тяжело больные дети, — нездоровая эмоциональная обстановка. Постоянно говорится о лекарствах, врачах, боязни потерять сына или дочь. Дети все это слышат. Конечно, правду от детей скрывать нельзя. Но правда бывает разная, одна может убить, другая — вылечить. В таких семьях проблема не в ребенке, проблема в родителях. Как правило, как только родители начинают посещать психолога, ребенок сразу чувствует себя лучше. Специалисты внушают испереживавшейся маме, что она прежде всего должна сама верить в выздоровление ребенка, а малыш верит маме.
     Все поступки детей в этом возрасте направлены на укрепление отношений между родителями, — говорит Левицкий. — Вероятнее всего, мальчик считал, что разлады в семье происходят из-за него. Скорее всего, решение было спонтанным. Конкретная обида послужила толчком к страшному действию. Девочка приходит из школы в слезах — в раздевалке кто-то забавы ради изрезал ее новую куртку — и пытается отравиться снотворным. Представьте, что мальчику изрезали не куртку, а душу...
     ...Во дворе обычной блочной высотки пацаны играют в Бэтмена. Один забирается на крышу гаража и явно собирается “полететь”.
     — Не смей! — кричим мальчишке.
     — А что тут такого? Совсем не страшно.
     Современные мальчишки думают, что и у них в запасе пять или шесть жизней. Оборвется одна — и они просто перейдут на другой уровень.
САМОУБИЙСТВА ДЕТЕЙ И ПОДРОСТКОВ
В МОСКВЕ И ПОДМОСКОВЬЕ
     Декабрь 1998 г. — на берегу Борисовского пруда найдены замерзшие трупы парня и девушки — членов одной из религиозных сект.
     Февраль 1999 г. — коллективное самоубийство трех балашихинских школьниц.
     Октябрь 1999 г. — 14-летний московский школьник выбросился из окна на глазах у отца.
     Май 2000 г. — в день последнего звонка застрелился 17-летний выпускник одной из московских школ.
     Октябрь 2000 г. — в канун Хэллоуина в Москве независимо друг от друга покончили с собой трое 14-летних подростков.
     Январь 2001 г. — в Лотошинском районе Подмосковья повесился 10-летний мальчик.
     Октябрь 2001 г. — в Юго-Восточном округе повесилась 10-летняя девочка.
     Декабрь 2001 г. — в Москве повесился ученик третьего класса.
     Февраль 2002 г. — две девочки покончили жизнь самоубийством в воскресенье вечером в подмосковной Коломне. На северо-востоке Москвы выбросился из окна 10-летний школьник.
     Апрель 2002 г. — в один день в разных частях Москвы покончили с собой три ребенка 10, 15 и 16 лет.
    


    Партнеры