Грядет ли восстание "Спартака"?

Запутавшись в дележе власти, руководство клуба потеряло игру

30 апреля 2002 в 00:00, просмотров: 264
  Поражение, даже такое, какое “Спартак” потерпел от ЦСКА, можно при желании рассматривать как неудачу сугубо локальную, на какую имеет право любой клуб. Но если вслед за тем команда калибра “Спартака” пропускает еще 4 мяча и вновь бесславно проигрывает, уже аутсайдеру, пора бить тревогу.
    
     Кто-то с возмущением возразит: не надо, мол, из проблем “Спартака” делать трагедию вселенского масштаба. Но напомню, что красно-белым опять представлять Россию в Лиге чемпионов, а совсем скоро его лучшие люди поедут на чемпионат мира под руководством тренера, повинного так или иначе в нынешнем положении дел. Притом что “Спартак” давно уже не является базовым для сборной клубом, двойная роль Олега Романцева проецирует ситуацию в одной команде на положение дел в другой. И от этого никуда не деться.
     Так что же случилось со “Спартаком”? Почему на 11-й год существования высшего российского дивизиона он позволил себе то, чего прежде никогда не позволял? А именно: пропустил в двух матчах 7 голов (прежний антирекорд — 5), допустил 15 ударов в створ собственных ворот, имея дело с командой, очень мало в этом году атаковавшей и почти ничего не забивавшей. Два подряд поражения для “Спартака” — тоже нонсенс, хотя бывало и хуже — три проигрыша в 2000 году. Наконец, по количеству пропущенных мячей он делит теперь на пару с “Шинником” 13-е и 14-е места.
     Впрочем, вся эта цифирь обозначает лишь весьма ограниченный круг проблем, связанных с построением игры в обороне и ее качеством. Причины лежат, как водится, очень глубоко. Если сказать кратко и по существу, то в “Спартаке” идет передел власти. Люди, пришедшие два года назад из структуры “ЛУКойла”, претендуют на доминирующие позиции. Нынешний вице-президент Андрей Червиченко, похоже, уже видит себя в президентском кресле. Что, наверное, правильно по сути клубной инфраструктуры, но весьма необычно в контексте безграничных прежде полномочий Романцева. Так или иначе, переходный период вылился в процесс весьма болезненный, оставляющий глубокий след на игре команды. Футболисты в той или иной мере стали заложниками ситуации и пребывают в некотором замешательстве. Ко всему прочему, команда отвратительно готова с функциональной точки зрения, а в тактическом плане выглядит устаревшей даже на фоне середняков российской премьер-лиги.
     Хаотичные попытки реорганизовать на ходу игровые звенья, кое-как залатать дыры ни к чему хорошему, естественно, не приводят. Выдвижение на первую роль вратаря Гончарова выглядит недоразумением, свидетельство чему не только множество пропущенных мячей, но и нелепые ошибки в каждой игре. Очень показателен в этом смысле гол, забитый Имедадзе на последних минутах воскресной встречи.
     Романцев продолжает поиск опорного полузащитника, потому как ни Кудряшов, ни Кебе с этой ролью справиться не в состоянии. Во Владикавказе попробовали Парфенова — и опять неудачно. Оборона в каждом матче кроится заново, что не добавляет тылам надежности. Но главное — нет стержня, нет, увы, игрока или группы игроков, способных перевернуть ситуацию, повести игру на свой лад. Команда выглядит нервозной, неспособной, как прежде, держать мяч, а в передней линии форварды утратили, похоже, способность за него цепляться.
     Нет сомнений, что после чемпионата мира, когда команду, очевидно, покинут многие ведущие футболисты, “Спартак” предстанет в новом обличье. Но вот в каком — худшем или лучшем — я сказать не берусь. А пока красно-белые пытаются погасить очаги напряженности без хирургических мер, “Локомотив” и ЦСКА уходят в отрыв...
    


Партнеры