Дырка Шаймиева

Узаконит ли Конституционный суд политику двойных стандартов?

30 апреля 2002 в 00:00, просмотров: 270
  Недели через две из стен Конституционного суда выйдет постановление, которое определит судьбу многих российских губернаторов. Сохранят они право избираться на очередной срок или нет — в этом суть вопроса. Речь идет прежде всего о таких политических тяжеловесах, как Юрий Лужков, Муртаза Рахимов, Эдуард Россель...
     В октябре 1999 года вступил в силу федеральный закон, который лишил глав регионов права избираться более двух раз подряд. Реакция губернаторов на принятие закона была поначалу довольно вялой — до выборов было далековато. Но время шло, и первым, у кого наступили “критические дни”, оказался Шаймиев. И тут стало ясно, что он никуда уходить не собирается.
     Очевидно, Кремлем и Шаймиевым рассматривались все сколько-нибудь достойные политического супертяжа перспективы — одно из почетных кресел в Госсовете, членство в новом составе сената... Но мудрейший справедливо рассудил, что Совет Федерации уже не власть, Госсовет — еще не власть, а выборы президента Татарстана — вот они, на носу, в марте 2001-го. И сказал тогда Минтимер Шарипович Кремлю: вы, ребята, как хотите, а я останусь президентом, так что вы уж придумайте что-нибудь...
     Кремль не рискнул конфликтовать с Шаймиевым. Чем это кончится — знает один Аллах. А дальше все пошло как по маслу. Кремлевские технологи нашли дырку в законодательстве: федеральный закон, ограничивающий царствование двумя сроками, был принят в октябре 1999 года, а поскольку закон обратной силы не имеет, то отсчитывать срок следует именно с октября 99-го. Стало быть, у Шаймиева заканчивается только первый срок.
     Идея была подхвачена депутатами. В результате прошла поправка Георгия Бооса, суть которой — не учитывать губернаторский срок, начавшийся до октября 99-го. Сеанс юридической магии патронировался Администрацией Президента и лоббировался в Госдуме прокремлевским “Единством”. Персонально же бегал по маршруту Кремль — Охотный Ряд волошинский зам Сурков. Когда наконец была достигнута договоренность о распространении “прецедента Шаймиева” на широкие губернаторские массы, за поправку проголосовали пять депутатских объединений. Их голосов хватило с избытком. Случилось это в январе 2001 года, а через два месяца Шаймиев был избран. Де-факто — в третий раз, де-юре — во второй.
     Как бы то ни было, поправка Бооса оказалась юридически чистой. Это в свое время признали даже самые ярые ее противники. Например, тогдашний первый заместитель руководителя фракции СПС Виктор Похмелкин на вопрос, возможно ли оспорить поправку в Конституционном суде, ответил однозначно: это проблема и дело законодателя — решить вопрос так или иначе, а законодатель, то есть парламент, свое слово сказал.
     И вот спустя год с небольшим КС рассматривает запрос о соответствии поправки Конституции РФ. Выясняется, что в КС из стен Госдумы поступило аж четыре таких запроса. И поступили они еще год назад, то есть сразу после того, как поправку узаконил своей подписью президент. Чудеса? Никаких чудес. Депутатские запросы инициировали близкие к Кремлю политтехнологи. Они сегодня цинично заявляют в кулуарах суда: мы были заинтересованы в том, чтобы Шаймиев остался президентом, а Лужков перестал быть мэром, и мы этого практически добились.
     Отношением к закону, как к дышлу, россиян, конечно, трудно удивить, и все же околокремлевские деятели в своем цинизме достигли небывалых высот. Год назад они бросили все свои силы на принятие поправки. Сейчас те же силы брошены на ее отмену. Они все точно рассчитали. Конституционный суд, как известно, рассматривает запросы в порядке “живой очереди”, и от подачи запроса до его рассмотрения обычно проходит год. Поправка, позволившая Шаймиеву законно избираться, была принята всего за два месяца до выборов в Татарстане. То есть “остановить” Шаймиева в Конституционном суде было невозможно уже по причине цейтнота. А до выборов мэра Москвы больше полутора лет, и если даже провокация с отменой поправки провалится, можно придумать что-нибудь еще более паскудное. Трудно прогнозировать предстоящее решение суда, но очевидно, что, признав поправку не соответствующей Конституции, КС фактически признает и незаконность избрания Шаймиева президентом Татарстана. И как тогда наши законники будут решать эту правовую коллизию?
     Другой вопрос: с какой стати волошинская команда так рьяно отстаивала интересы Минтимера Шариповича? Нам объясняют: нужно было сохранить стабильность в Татарстане. Убедительно. А Москве не нужна стабильность? Или, может быть, у Волошина с Павловским есть достойная замена Лужкову? Сомнительно. В интригах они, безусловно, асы, но этого недостаточно для управления многомиллионным мегаполисом. Впрочем, к чему лукавить? Не о стабильности беспокоятся околокремлевские деятели. Они давно уже облизываются на Москву, хочется побыстрее прибрать ее к рукам.
     Лужков, кстати, еще ни разу не высказывался по поводу своего возможного участия в выборах 2003 года. В конце концов, он может уйти с высоко поднятой головой — он вправе гордиться всем тем, что ему удалось сделать в столице за десять лет. Но кто придет ему на смену? Беда, если это будет какой-нибудь интриган, поддержанный специалистами по черным технологиям. А они, эти специалисты, не щадят не только оппонентов, но и тех, кому якобы служат. В свое время они убедили президента, что поправка к “губернаторскому закону” юридически чиста, и президент поставил под ней свою подпись. Теперь они руками депутатов запустили запросы с целью отмены поправки. Другими словами — подставили президента. И в очередной раз пытаются столкнуть Лужкова с Путиным. Удастся ли эта провокация — покажет вердикт Конституционного суда.
    


Партнеры